WorldClass

24 мая 2024, 01:41
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья
erid: 2Vtzqv8XR15 Реклама 18+

Председатель совета воронежской областной федерации фигурного катания Татьяна Барданова: «Детский спорт сейчас стал очень серьезным»

18.04.2024 12:31
Автор:
Председатель совета воронежской областной федерации фигурного катания Татьяна Барданова: «Детский спорт сейчас стал очень серьезным»

Воронеж. 18.04.2024. ABIREG.RU – Интервью – Фигурное катание по праву считается одним из самых красивых и зрелищных видов спорта. Пользуясь политической напряженностью в отношениях, Европа избавилась от российских фигуристов, запретив им участвовать во всех международных турнирах даже в нейтральном статусе. Но, несмотря на это, каждый спортивный сезон сотни детей, влюбленных в фигурное катание, поступают в спортивные школы. О том, что мешает фигурному катанию стать таким же востребованным видом спорта, как футбол и хоккей, о месте воронежских фигуристов в спорте высоких достижений и о тренерском призвании «Абирегу» рассказала старший тренер спортивной сборной команды Воронежской области, председатель Совета ВООО «Федерация фигурного катания на коньках» Татьяна Барданова.

− Татьяна Николаевна, как вы пришли в фигурное катание?

− Когда мне было полтора года, я влюбилась в Ирину Роднину. Маме так и говорила: «Когда вырасту − буду, как Ирина Роднина». Вот так вот ей и заявила! У меня даже есть фотографии, где я еще в ползунках, но уже делаю «ласточку». А потом соседскому мальчику (а мне уже было 2,5 года) купили коньки. Коньки были фигурные, он сказал, что на девчачьих кататься не будет, и родители приняли решение эти коньки купить мне. И вот в 2,5 года я встала на коньки. Мы жили на Ворошилова, рядом с нами были и стадион, и каток. Сейчас на этом месте крупный ЖК. Вся детвора с округи каталась на этом катке. Так и я там самостоятельно каталась, к пяти годам уже уверенно стояла на коньках. А в пять лет меня родители отвели в детскую спортивную школу, и так я попала к тренеру Владимиру Александровичу Паринову, и вот с 1981 года я нахожусь в школе. О другой профессии для себя я и не мечтала − всегда знала, что буду тренером.

− Не все олимпийские чемпионы становились тренерами − здесь нужны особые навыки, чтобы передавать свой опыт ученикам. Как вы пришли к этому?

− Самое главное при этом − подавить свои спортивные амбиции и жить жизнью спортсмена и его стремлениями. Нужно забыть про свои заслуги и передавать знания, начиная с самого маленького возраста своего ученика. И постепенно расти вместе с ним. Не все наши великие спортсмены готовы ущемить себя, поступиться своими достижениями ради кого-то. Кто такой тренер для малышей? Это и аниматор, и воспитатель, и психолог, и наставник. И даже актер! Согласитесь, это тяжелее, чем просто быть спортсменом. Спортсмен выполняет задачи, поставленные тренером. А тренер должен «заразить» ребенка своим делом, раскрыть в нем все грани его личностных качеств, чтобы ребенок поверил, слышал и слушал тебя. Конечно, это не всем дано.

− А вы реализовали свои спортивные амбиции?

− Я КМС, но свои спортивные амбиции полностью не реализовала, поскольку возможности переехать в Москву не было, да и не было это принято. Это сейчас [материально обеспеченные] родители могут поехать в Москву, выбрать частную школу. Раньше просматривали детей и рекомендовали родителям переезжать, если они были готовы жить в столице. А уж ребенок там тренировался бесплатно.

− Какие задачи ставите перед собой, как старшим тренером воронежской сборной, и вашими воспитанниками?

− Задачи есть, их немало, главное − их реализовать. Хочу отметить такой положительный момент: стало много всероссийских стартов, причем дополнили календарь основных всероссийских соревнований и добавили календарь всероссийских физкультурных мероприятий, где могут принимать участие спортсмены 2-го и 3-го спортивных разрядов. Расширилась и география поездок. Раньше были в основном областные старты, чемпионаты и первенства области. А всероссийские старты были только для взрослых спортсменов. Теперь всё иначе. Всероссийские старты − это соревнования высокого уровня, они более торжественные и официальные. И спортсмены, разумеется, приезжают самые лучшие: каждому региону дают квоту на одного спортсмена в каждом виде. На соревнованиях такого уровня есть на кого посмотреть и у кого поучиться, ну и себя показать.

− И у вас задача непростая − поставить на нужного кандидата...

− Да, это очень ответственный выбор.

− Какие основные проблемы у федерации? Чего не хватает для более интенсивного развития?

− Самое необходимое − это отдельный каток для фигуристов. Даже не просто каток, а мини-центр. Там должен быть теплый каток, несколько залов хореографии, тренажерный зал со всеми тренажерами для фигуристов: для развития координации и вестибулярного аппарата. Всё это стоит недешево, конечно, необходим частный инвестор, которому интересно развитие спорта в регионе. Обязательно должны быть беговые дорожки, тренажер Мишина, лонжи на льду − кстати, в Нововоронеже появились три лонжи: две на льду и одна за бортом. Обошлись они в миллион рублей. Средства на это выделила корпорация «Росатом». Если бы такой центр был, то и уровень фигурного катания был бы другим. Мы могли бы детей не просто набирать, но и отбирать, делать просмотры, как это было в моем детстве.

− И что, за счет бюджета обучать детей?

− К сожалению, полностью бесплатно бы не получилось. Можно было бы делать бесплатные группы, но на фоне коммерческих. Допустим, набрали 300 малышей, а потом с ростом спортсмена выделять одаренных, перспективных и оформлять спортсменам льготы, субсидии.

− А кадрового персонала хватит ли для работы в таком центре?

− Уверяю вас, желающих бы хватило, даже из нынешних тренеров.

− Вы выходили с этим вопросом на уровень властей?

− Озвучивали не раз. Был и круглый стол по вопросам развития зимних видов спорта. Проблему в нашем министерстве знают. Мне и самой говорили: мол, был бы у них отдельный каток, совсем другие бы результаты были. Говорили и о проблеме катка в ЛДС «Юбилейный» − в каких условиях дети занимаются общефизической подготовкой. Сейчас идет большой ремонт. Начиная от крыши и заканчивая раздевалками хоккеистов и фигуристов. Единственной муниципальной школы олимпийского резерва № 24 по хоккею и фигурному катанию им. Владислава Третьяка.

− Получается, основная проблема − отсутствие спортивного центра с катком?

− Хотелось бы больше спонсорства в наш вид спорта. Этой темой, к сожалению, никто не занимается. Спонсоров нет: у хоккея есть, у футбола есть, а у фигурного катания нет. Хоккей и футбол − это массовые виды спорта, любимые виды спорта наших мужчин. А кто у нас во власти? Мужчины. До фигурного катания этот тренд не дошел. Был бы каток, можно было бы создать балет на льду, синхронное и парное катание. Это уже зрелищно. Мне как-то задавали вопрос: почему в регионах, когда до определенного уровня спортсмен доходит, он либо бросает спорт, либо уезжает? Да вот именно потому, что мы не можем создать ту же группу синхронного катания, нет возможностей для танцевальных и спортивных пар. Кто такие одиночники? [Это лидеры], из них сложно сделать команду. Родителям сложно донести, что в команде также можно ездить на соревнования и разряды выполнять. Им тоже нелегко, нужно суметь перестроиться, чтобы вкладываться теперь не только в своего ребенка, но и в команду. В мегаполисах проще: не получилось в одиночном катании − перешел в танцы. У нас это, к сожалению, невозможно: просто нет для этого льда, потому что пары и синхронисты должны кататься отдельно. Возвращаясь к вопросу создания балета на льду: ведь у нас есть шоу-балет «Метелица», он развивается, участвует в конкурсах и фестивалях. Можно было бы и из бывших профессиональных фигуристов сделать свой балет. И зритель бы свой обязательно был, ведь ледовые шоу очень востребованы. Но опять же, всё упирается в затраты: свет, звук, площадка, костюмы. В моем детстве мы участвовали в показательных выступлениях на День Победы для ветеранов, и я помню, как люди ждали этого!

Сейчас очень развит корпоративный спорт. Пример тому − хоккей. Люди ходят после работы играть в хоккей, арендуют лед. Из-за этого спортсменам остается меньше времени, которое они могут уделить тренировкам на льду. В основном ледовые площадки у нас частные, поэтому собственники заинтересованы в арендаторах. Даже в «Юбилейном» всё расписано по часам: школа хоккея и фигурного катания плюс две ежедневные тренировки у ХК «Буран».

− Как я поняла, в Воронеже преимущественно частные школы фигурного катания. Для них в приоритете бизнес или спортивные достижения?

− Без спортивных достижений никто в эту частную школу заниматься не придет. Те, кто занимается просто для здоровья, их мало. О школе наводят справки, кто из тренеров занимается, где расположен лед. Частной школе выгоден результат. Частных школ у нас достаточно, и чем больше школа, тем больше у нее возможностей арендовать лед. Если у тебя в школе 20 человек, то ты можешь рассчитывать на час льда в день, и этот абонемент будет очень дорогим для родителей.

− Есть спортсмены в области, которыми можно гордиться? Например, чемпионы России?

− Чтобы добиться таких результатов, нужно уезжать в Москву. У нас нет возможности предоставлять спортсмену лед на 6 часов в день, плюс ОФП, СФП и хореография. Сейчас непременно нужно прыгать четверные прыжки, у нас же дети просто не остаются в спорте, чтобы приблизиться к этому уровню мастерства, отдают приоритет учебе. Того, что может дать Москва, мы не можем. Если даже спортсмен действительно достиг высот и хотел бы остаться в фигурном катании, он может уехать работать в шоу. У нас же он может реализоваться, окончив институт физкультуры (ВГИФК), и стать тренером. Но всё же я благодарна тем родителям, которые выбрали для своих детей спорт как образ жизни. Поверьте, спортсменам идти по жизни значительно легче. Детей-первоклашек, занимающихся спортом, всегда видно. Они к семи годам уже умеют слышать и слушать, они дисциплинированы и исполнительны.

− Есть ли федерации фигурного катания в других регионах, наработки которых вам были бы интересны?

− К примеру, в Ростове-на-Дону есть танцевальные дуэты и, соответственно, тренеры по танцам. Я сама, кстати, перешла из одиночного катания в танцы. И на этом танцы закончились. Развивать это направление можно, но нет льда и мальчиков-партнеров. Девочек в фигурном катании избыток, среди них дикая конкуренция, а вот мальчиков не хватает, и для них везде «зеленый свет», они могут ездить на все старты. И если мы из одиночного катания отдадим мальчиков в танцы, то региону вообще некого будет представлять на соревнованиях.

− С какого возраста вы рекомендуете спортсменам уезжать, если они хотят продолжать свою карьеру в большом спорте?

− У всех по-разному, но где-то примерно с третьего разряда, когда начинаются тройные прыжки. И если стоит цель быть в большом спорте, то надо уезжать. Одна из моих воспитанниц, очень способная девочка, 10 лет назад переехала в Москву вместе с родителями, ей на тот момент было девять лет. И вот что она мне сказала: «Здесь, в Воронеже, мало детей с тройными прыжками, а в Москву попадаешь, и ты либо их делаешь, либо нет. И если ты делаешь, ты занимаешься, в ином случае на тебя просто никто из тренеров не обращает внимания». А мы в Воронеже занимаемся со всеми детьми. Понятно, если ты видишь, что ребенок способный, с него больше требуешь. Если я вижу, что у ребенка нет способностей, но он хочет заниматься, я не буду его перегружать и требовать высокий результат.

− Есть фигуристы, которые всё-таки решили уехать в Москву?

− Конечно, уезжали многие дети. Вот в моей практике первой уехала Катя Шингарева. Она много лет каталась в Москве. Получила звание мастера спорта и вернулась в Воронеж. Теперь работает тренером. Настя Богданова уехала в команду синхронного катания Cruustal. Была призером чемпионата Европы. Ей присвоено звание мастера спорта. Окончила в Москве Училище олимпийского резерва имени А. Я. Гомельского. Вернулась в Воронеж и работает тренером. Алина Юнусова стала капитаном команды синхронного катания в Санкт-Петербурге. Мария Данилова занималась у Александра Волкова, была призером всероссийских соревнований. Стася Вислобокова уехала в парное катание, была один сезон в юниорской сборной. Также Саша Княжева. Данил Бутенко был одиночником, сейчас тоже в парном катании. Ему присвоено звание мастера спорта, и сейчас он в штабе Этери Тутберидзе. Безусловно, очень способной была Лена Костылева, но в ее случае нужно было находить баланс между тем, что делают для карьеры ее родители, и спортивной судьбой талантливой молодой фигуристки. Также уезжали и очень маленькие ученики, среди наиболее успешных – Арина Парсегова, Лиза Берестовская, Александра Шинкаренко, Арсений Димитриев, София Буых, Полина Степанова.

− Вы легко говорите родителям, что их ребенок способный и нужно уезжать?

− Если я знаю, что у родителей есть возможность уехать, я озвучу им это, если же нет − не буду говорить. Очень тяжело отпустить любимого ученика, к которому прикипаешь сердцем, но тут уже приходится договариваться с собой.

− Как вы считаете, возможно ли отделить спорт от политики?

− Нет, невозможно. Где политика − там финансы. А спорт очень зависит от финансирования. Как бы печально ни было, политика доминирует над спортом, особенно сейчас.

− Что мотивирует спортсменов добиваться своих целей, зная о том, что они не могут продемонстрировать свой результат на мировом уровне?

− Человек, который начинает заниматься спортом и показывает результат, он этим живет. Это образ жизни, без этого невозможно. Если взять наших ведущих фигуристок и выдернуть их из спорта, я не думаю, что они смогут без него жить. Уйти из спорта, одним движением захлопнув дверь, нельзя. Российские фигуристы принимают участие в отечественных соревнованиях различного уровня, в этапах Гран-при, Спартакиадах сильнейших, Битвах школ − соревновательная деятельность продолжается. И шоу выходят. Я верю, что дискриминация российского спорта скоро закончится и наши фигуристы в который раз докажут, что они лучшие.

− Но ведь и спортивный возраст у фигуристок недолог, не все «доживут» до этого светлого дня...

− Да, но и возраст, с которого разрешено принимать участие во взрослых соревнованиях, решено поднять до 17 лет. Уже не раз говорилось, что гонка за элементами Ultra C пагубно сказывается на здоровье юных спортсменок. Пубертатный возраст не всем дается легко, девочка набирает вес, теряя координацию, и уже не может соперничать с более юными конкурентками. Прыжки не получаются, мотивация исчезает. Детский спорт сейчас стал очень серьезным. Раньше таких нагрузок на детей не было. В Москве большое количество юных фигуристок к 10-12 годам своей жизни уже с прооперированными коленями! Возможно, изменение возрастной шкалы поможет сместить акцент с прыжков в сторону эстетики в произвольной программе. Не каждый способен прыгать многооборотные прыжки, но может прекрасно кататься.

− Татьяна Николаевна, не так давно вы вступили в новую должность председателя Совета ВООО «Федерация фигурного катания на коньках». Что будет входить в ваши обязанности?

− В основном, я буду взаимодействовать с руководителями наших школ фигурного катания. Предоставлять информацию, отстаивать их интересы, составлять календари соревнований, оформлять поездки.

− Какие качества вы цените в людях?

− Порядочность, дисциплину, отзывчивость, трудолюбие.

− С кем-то из воспитанников приходилось расставаться из-за того, что эти принципы не соблюдались?

− Расстаешься, скорее, не с ребенком, а с родителями. Были такие моменты, когда приходилось расставаться, это очень тяжело, когда столько вложил в ребенка, а он уходит, всё равно рубец на сердце остается, и он не так скоро затягивается. Сколько бы ты в ребенка не вкладывался, родители всё равно ищут, где им будет лучше. Такое недоверие к тренеру обижает, и начинают портиться отношения с родителями, рано или поздно это отразится на ребенке. Хождение по разным тренерам ничего хорошего не приносит. Чудес не бывает, только ежедневный труд!

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 0