Up

Благотворительный фонд Чижова

24 января 2022, 13:48
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

brusketta

HeadHunter

, 18:00

ИТОГИ ГОДА – Председатель совета директоров УК «Черноземье» Эдуард Краснов: «Надо начинать считать деньги»

Воронеж. 29.12.2015. ABIREG.RU – Эксклюзив – Не секрет, что сейчас многие отрасли производства вместе со всей Россией переживают глубокий кризис. В том числе он сильно ударил по строительству, что аукнулось резким падением спроса. Трудно представить, чем это в итоге может обернуться. Ведь на этой отрасли завязаны не только бизнес-проекты, но прежде всего вся «социалка». По мнению председателя совета директоров УК «Черноземья», развивающего целых пять направлений бизнеса, чтобы быстрее пережить этот «переходный период», необходимо вкладывать инвестиции в первую очередь не в строительство, а в сельское хозяйство, «оборонку» и нанотехнологии. Это взгляд авторитетного бизнесмена, который долгое время успешно специализировался на антикризисном управлении. На его счету вывод из финансовой пропасти таких предприятий, как Хохольская птицефабрика «Ряба», маслозавод «Олсам», ГК «Новые строительные технологии», и других. Он не ищет популярности, не заискивает перед властью, говорит честно и открыто о своих направлениях бизнеса и не забывает (как бы между прочим) заниматься общественной деятельностью, благотворительностью для души. Своим оптимистичным прогнозом, чего ожидать бизнесу от предстоящих двух лет, делится Эдуард Краснов.

- В уходящем году вы ощутили, как мне кажется, на себе «качели» в отношениях с властью – от лояльности до противостояния и обратно к лояльности. Как вы можете охарактеризовать уходящий год с этой точки зрения?

- Год прошел нормально. Все наши направления бизнеса независимы от власти. Ни по одному направлению нашего бизнеса власти не могут нам помочь – например, убрать подсолнечник, взять кредит. Да мы и сами у них ничего не просим, а пользуемся теми ресурсами, которыми сами располагаем. Работаем своим ходом: платим налоги, занимаемся общественной деятельностью, благотворительностью.

Насчет отношений с властью могу сказать, что они должны складываться не из слов, а из поступков конкретного бизнесмена, который действует так или иначе в соответствии с собственной совестью. Лично мне ни за один свой поступок в течение этого года не было стыдно. Когда бизнес развивается в правильном направлении, то и отношение к тебе власти будет абсолютно лояльным. Очень важно еще отношение к тебе твоих сотрудников и партнеров, которые тебя окружают.

Кстати, они к нам, по моему мнению, относятся положительно. Ведь мы власть не подставляли, не расходовали бюджетные деньги, на казенное имущество никогда не заглядывались. Правда, был момент, когда я вышел из состава акционеров Центрального рынка из-за несогласия с действиями других акционеров.

- Жалеете об этом?

- Зачем жалеть? Просто, на мой взгляд, мы должны двигаться в одном направлении, а идем в совершенно другом. Проект хороший, в его рамках сделано очень много правильных вещей. Сейчас ведется неплохое управление рынком, критиковать его не хочу. Рынок чистый, светлый, люди покупают продукты и вполне ими довольны. Я считаю абсолютно правильным то, что из старого «Шанхая» сделали красивейший цветущий рынок. Действительно, Воронежу есть чем гордиться. Дай Бог ему процветания и здоровья людям, которые там работают. По большому счету, бизнесмены должны заниматься не PR-деятельностью, а производить продукцию, реализовывать ее, получать прибыль и платить налоги. Вообще, для меня самое главное – платить зарплату работающим у меня людям. Вовремя и в полном объеме. Пока мы справляемся – увеличиваем объемы производства. Директор Воронежского завода минерального порошка более чем на 30% смог увеличить объемы отгрузки продукции. Наш маслозавод «Олсам» тоже увеличил оборот. Несмотря на сложнейший год, хорошо сработал проектный институт «Гипрокоммундортранс». Буквально на прошлой неделе призами были отмечены два реализованных проекта. Так, на архитектурном форуме «Зодчество Черноземья – 2015» первые места получили его проекты – Камерного театра и подземных парковок по улице Кирова. Последний произвел большое впечатление на московских экспертов. Поэтому нам есть чем гордиться. Это так приятно, когда бизнес, который ты создал и продвигаешь, дает реальные результаты и плоды.

Мы построили достаточно комфортный жилой комплекс «Острова» на Хользунова, 38. Скоро приступим к строительству нового и потихоньку будем реализовывать. Правда, сейчас у всех застройщиков большой провал со сбытом. И чтобы поставить точку в ответе на этот вопрос, добавлю, что самое главное, с чем человек должен жить, – это внутреннее ощущение комфорта. Когда внутренние посылы совпадают с тем, что ты делаешь, тебе всегда будет комфортно.

- Прошел год с тех пор, как вы создали единую управляющую компанию «Черноземье» для развития и структурирования всех ваших направлений бизнеса. Поделитесь результатами централизованного управления, что изменилось?

- Сейчас система такого управления находится в процессе отшлифовки. Пока для каждого направления бизнеса мы организовали менеджмент, который реально управляет предприятиями. Конечно, я как совладелец бизнеса давал некие указания, участвовал в корректировке планов, проверял отчетность. В основном я принимал бюджеты. Но в планах создать консолидированный бюджет с общей бухгалтерией – так проще работать с банками, потому что не нужно пачками таскать туда документы.

К тому же мне нужно освободить для себя время для решения общестратегических вопросов. Более того, не исключено, что мы начнем инвестировать еще одно новое направление, если нам поможет Сбербанк. Саму идею пока оглашать не буду. Но в планах создать проект с бОльшим количеством нулей, чем было в прежних. Я четко выстроил все наши бюджеты. В 2016 году мы должны были полностью закрыть все инвестиционные кредиты по всем компаниям. С учетом кризиса, возможно, не удастся приступить к реализации этого более серьезного проекта в 2016 году. Но, надеюсь, это получится осуществить уже в 2017 году.

- Получается, за счет управляющей компании вы оптимизировали издержки, освободили для себя время. И теперь появилась возможность привлекать более серьезные ресурсы?

- Да. Если мы раньше считали обороты от деятельности крупных и мелких бизнесов (ведь в нашу группу компаний входит также «мелочевка» – различные ресторанчики, спортивные комплексы и т.д.), то сейчас есть возможность вести консолидированный бюджет. Ко всему прочему мы создали единый бренд и сейчас занимаемся разработкой единого логотипа под названием «Черноземье». Нам повезло, что до нас оно не было никем запатентовано. Ведь мы хотим прирасти к нашей земле, ассоциироваться именно с Черноземьем. Это важно, ведь все акционеры и партнеры управляющей компании – жители Воронежа. Мы вместе учились, росли.

- Ваша специализация в бизнесе – антикризисное управление. Именно так воспринимают вашу личность в воронежской бизнес-среде. Вы реализовали много интересных проектов. Можете об этом рассказать?

- Я не антикризиный управляющий. Просто мое образование (у меня несколько дипломов) позволяет мне заниматься экономической деятельностью на том или ином предприятии – я в этом неплохо разбираюсь. Работая совместно со Сбербанком, нам удалось вытащить из банкротства порядка 10 воронежских предприятий, в том числе Хохольскую птицефабрику «Ряба» – это был третий проект после двух колхозов. Затем мы помогли встать на ноги Заводу растительных масел «Каменский», и так дальше пошло и пошло. В частности, выводили их тяжелой ситуации «Новые строительные технологии», у которых была задолженность в семи банках на общую сумму порядка 1,5 млрд рублей. За три года нам удалось привести компанию к положительному показателю прибыли. С каждым банком договаривались в отдельности. В частности, Сбербанк под мое поручительство пролонгировал кредит сроком на три года. Работа была сложная, но подобралась хорошая команда, партнеры сработали качественно. Тут стоит отметить работу как бизнесмена Константина Ашифина, моего партнера Александра Бражник, а также главного акционера фирмы Николая Уланова, который не сложил руки и все не бросил. Компания находилась на грани банкротства, были проблемы с дольщиками. Но на сегодня эти вопросы закрыты.

Кроме того, мы достроили дом на улице Сакко и Ванцетти. Правда, там квартиры до конца не распроданы до сих пор. Но многие люди там сейчас живут и довольны. У компании-застройщика насчитывалась задолженность в размере около 1 млрд рублей.

Когда есть положительные результаты работы в прошлом, то в дальнейшем к тебе поступает огромное количество предложений не как к конкурсному или внешнему управляющему, а для проведения антикризисных мероприятий.

В вопросах замещения и выведения активов банки идут навстречу, лишь бы не увеличились их отчисления в резерв. Поэтому финансовые компании, как правило, готовы замораживать проценты, убирать штрафные санкции, предоставлять рассрочку сроком от года до трех лет. К сожалению, теперь у меня не хватает времени на эту деятельность, потому что нужно заниматься своими производствами. Уже полгода мы этим не занимаемся, но предложений поступает море.

- Каков ваш интерес в антикризисном производстве, вы берете за это определенную комиссию?

- Мотивы всегда разные. Расскажу, как все началось. Мы познакомились с тогда еще председателем Центрально-Черноземного банка Сбербанка России Александром Кирилловичем Соловьевым. Мне нужна была помощь Сбербанка, чтобы мне поверили и предоставили крупную сумму денег. Я теперь четко понимаю, что не хватало залогов, оборотов, но Александр Кириллович пошел на риск, и, получается, оправданный. Мы потихоньку развивались, и за 20 лет оборот вырос со 100 тыс. рублей до миллионного. Поэтому, когда этот человек в свое время попросил меня помочь с антикризисным управлением, я просто не мог ему отказать. Ведь Сбербанк всегда шел мне навстречу, особенно при прошлом руководстве: я всегда получал минимальный процент по кредиту. Плюс 3% – льготная процентная ставка, это уже 30 млн рублей экономии в год. За всю историю работы со Сбербанком у нас не было ни одного отказа, какую бы крупную сумму кредита мы ни запрашивали.

К тому же первыми сделками заниматься было интересно нам самим. Что касается Хохольской птицефабрики, нам хотелось взять ее под свое управление и стать собственниками. Так, ради этого мы и принялись помогать предприятию, чтобы вывести его из предбанкротного состояния. Сделав это, стали дальше развивать фабрику. Потом я отдал свой пакет акций своему другу и партнеру Владу Мурашкину и теперь не могу не нарадоваться успехам предприятия.

Завод «Олсам» мы вытаскивали из банкротства с долгом в 1 млрд рублей перед тремя банками. В течение полутора лет удалось раздать полностью все долги, расплатились со всеми поставщиками подсолнечника, даже с теми, кто был за реестром. Для чего это сделал, скажу честно: сработало мое социалистическое воспитание. Зато мы заработали себе великолепную репутацию. Сегодня нам на одном доверии могут привезти сырье на сотни миллионов рублей, потому что люди уже понимают, как мы обычно себя ведем и позиционируем. Когда репутация работает на тебя, это позволяет зарабатывать.

- Вы научились проводить различные антикризисные операции по восстановлению платежеспособности того или иного предприятия. Удалось ли понять причины, как компании были доведены до банкротного состояния людьми, которые долгое время более-менее успешно управляли ими?

- Ситуации бывают разные. Например, в ситуации с Хохольской птицефабрикой на деятельность предприятия повлияла крайне неблагоприятная конъюнктура – дорогое сырье и низкая стоимость основной продукции (яйца), так как рынок был перенасыщен. Не поверите, но когда мы пришли, то первым делом поставили забор по периметру птицефабрики. Не хочу никого обвинять, но как вы себе представляете работающее предприятие без забора? Причем предприятие, выпускающее не железобетонные блоки, а яйца. Просто когда кто-то приходит со стороны, благодаря своему свежему взгляду он много привносит полезного.

Вторым этапом, когда пошло развитие птицефабрики, мы взяли в партеры Влада Мурашкина, который на тот момент занимался оптовой реализацией яйца. Понятно было, что парень – профессионал, поэтому мы передали ему весь пакет управления. Если ранее, когда мы только брали птицефабрику под свое управление, там насчитывалось около 30 тыс. несушек, то сейчас эта цифра выросла до 500 тыс. Такой рост произошел за каких-то 10-12 лет.

С «Олсам» ситуация была немного другая. Там работали технически грамотные специалисты. В первую очередь речь идет о Сергее Ивановиче Кравцове (царствие ему небесное), который построил завод, вложил в него свою душу, знал, где какой болт находится. Но он сделал одну большую стратегическую ошибку: брал «короткие» кредиты и вкладывал их в долгосрочные инвестиционные проекты. Этого делать категорически нельзя: в случае малейшего форс-мажора не будет возможности закрыть старую кредитную линию. Тогда как любой частный и не очень крупный банк тут же потребует свои средства назад. В таком случае из-за невозможности перекредитоваться может наступить коллапс. В принципе, так все и случилось. Во многом ситуацию определил неудачный выбор банка-партнера. Честно говоря, там еще вмешались третьи силы и сделали все для того, чтобы заводу не дали денег. Но об этом говорить больше не буду. В общем, завод оказался без оборотных средств и попал в черный список. Из-за потери репутации и наличия растущих долгов поставщики подсолнечника перестали сотрудничать с «Олсам».

На самом деле в то время наблюдалась такая общая тенденция: когда энергичные и предприимчивые люди брались за крупные проекты стоимостью в сотни тысяч долларов, то в итоге оказывались у разбитого корыта. По моему убеждению, большинство предприятий в конце 90-х и начале 2000-х сгубило ощущение всемогущества: когда накрывает волна и тебе кажется, что ты откроешь любую дверь и всегда сможешь найти нужные суммы, включив все свои знания и эмоции перед представителем банка, а потом когда-нибудь отдать долги по кредитам. К тому же сумма инвестиций, как правило, рассчитывалась неправильно: на деле средств необходимо было гораздо больше, чем планировалось изначально. Сыграло свою роль и то, что в банках анализировали проект «специалисты», которые в конкретной деятельности предприятия слабо разбирались. И в конце концов бизнес настигала неудача.

- Если абстрагироваться от своего бизнеса, то что, на ваш взгляд, важного произошло в Воронежской области в этом году?

- Много интересного. Воронежская область поддерживает свой статус столицы Черноземья. Принципиальный для меня момент в том, что это не комплимент власти, а констатация факта. Я активный член гражданского собрания «Лидер» и его меценат, но не хожу по кабинетам власти и не претендую ни на что. Заслуга воронежского губернатора Алексея Гордеева в том, что он смог привлечь в регион инвестиции, консолидировать бизнес-элиту. Посмотрите, какое у нас стало качество дорог: уже все забыли о качающемся Чернавском мосте, пробках вокруг окружной дороги, которая ведет на Курск, разбитой улице Ломоносова и еще много о чем. Чего только стоит промзона «Масловская». Меня как бизнесмена очень радует, что увеличилось количество предприятий, которые отчисляют налоги в местный бюджет. Ведь это мой регион, где я родился, живу и буду развиваться. Мне нравится, что экологическая ситуация, в моем понимании, за последние несколько лет стала лучше. Кроме того, немалые средства вложены в парки, скверы. Посмотрите на «Динамо», левобережный парк «Алые паруса». Город становится красивым. Ко мне приезжал партнер из Москвы, и он не узнал Воронеж. Когда глаз не замылен, это явно видно. Я сам много езжу и могу сравнить Воронеж с Тулой, Липецком, Тамбовом, Курском. Мы реально живем в «миллионнике», столице Черноземья. У нас огромный город, где множество кафе, относительная чистота на улицах, неплохо работает общественный транспорт. Радует стабильность, особенно в условиях кризиса.

- Год был кризисным, и многие бизнесмены ужимаются, оптимизируя свои расходы. Вы всегда уделяли много внимания меценатству. От финансовой помощи каким учреждениям сегодня пришлось отказаться?

- Мы помогаем не ради PR, не ради депутатских корочек и не для того, чтобы нас любили областные власти. Я это говорю умышленно. Многие годы мы поддерживали детские дома. Не буду говорить, какие именно. Также помогали православной церкви. От помощи им мы отказываться не собираемся. Единственное, возможно, объем самой помощи уменьшится. То же самое касается и спорта – на все его виды денег не хватает. В свое время я был спонсором ФК «Факел», помогал и волейболу, и хоккею, и боксу, и бальным танцам. Конечно, что-то придется из этого перечня сегодня исключить.

В чем с вами не согласен, так это в том, что 2015 год был сложным. Скорее, я могу охарактеризовать его как переходный. Я думаю, еще придется утянуть пояс в 2016 году, тогда как уже 2017-ый, скорее всего, будет определяющим. Я смотрю на такие вещи с оптимизмом и скажу следующее: правительству России предстоит сработать четко. Не буду читать лекции на этот счет, но, считаю, в его работе нужно многое поменять.

- Можно расставить хотя бы акценты? На ваш взгляд, какие должны быть приоритеты? Я вычитал цифры, которые мне не дают покоя: на поддержку банков должны выделить около 1 триллиона рублей, а на поддержку реального бизнес – всего 20 миллиардов. Не кажется ли вам, что налицо некий перекос?

- Перекос, бесспорно, есть. На самом деле банки являются локомотивом нашей экономики. И доля стабильных банков становится больше. Я сам попал в переплет с «Инвестбанком», когда открыл в нем депозит с высокой процентной ставкой на сумму 20 млн рублей – часть прибыли проектного института. Банк прогорел, и этих денег мы лишились. Сейчас мы работаем исключительно со Сбербанком, даже если там меньше процент. Лучше меньше заработать, чем потерять все. Государство на эти грабли наступило, но этот путь надо пройти, хотя он и очень болезненный. Рано или поздно все равно бы этот пузырь лопнул. В свое время надо было ужесточать политику по выдаче банковских лицензий. Кто мог допустить ситуацию, что еще совсем недавно в России насчитывалось более 1,5 тыс. банков, большинство из которых имело весьма скромный уставной капитал? Неужели этого не видели, когда проверяли их годовую отчетность? Если в следующем году закроется еще порядка 300 банков, как прогнозируется, то их останется порядка 650 – на мой взгляд, более-менее оптимальное количество.

Мое глубокое убеждение, надо поддерживать то, что дает реальный рост. Например, сельское хозяйство. Хотя для меня было бы лучше, если бы власть сегодня инвестировала в строительную отрасль. Ведь направление сельского хозяйства занимает незначительную долю в моей группе компаний и представлено, пожалуй, только переработкой подсолнечника. Сегодня сельское хозяйство – это высокотехнологичное производство. Это такой же бизнес, как все остальные – ничем не хуже. Ведь мы уже давно перестали пахать плугом и сеять вручную. Многие хозяйства приобрели современную зарубежную технику, работают на основе высоких технологий, закупают открытые сегодня для нашего импорта семена, гербициды, удобрения. Сельское хозяйство – та отрасль, которая может помочь в конце концов вытянуть экономику нашей страны. Ведь пора перестать говорить о банальных вещах – газовая игла у нас заканчивается.

Я понимаю, далеко не все земли у нас плодородные, но есть Черноземье, Поволжье, Краснодарский край, Ставропольский, которые помогут выйти на первое место в мире по экспорту пшеницы. И этим надо заниматься.

К тому же надо продвигать высокотехнологичные отрасли. Я не специалист, но те достижения вооруженных сил, о которых нам говорят с экрана, достойны уважения. Ведь это не только обороноспособность страны, которая, бесспорно, нам нужна. Но это еще хороший экспортный товар. Сюда надо направлять свои усилия.

Обязательно нужно продвигать нанотехнологии. Ведь, помимо банков, нужно вкладывать деньги в производство. Мы занимаем первое место в мире по экспорту нефти, но не имеем возможности изготавливать буровые установки, которые позволяют работать в условиях мерзлоты. Удивительно: мы нефть качали, а на эти цели денег не нашлось. Сейчас Запад нам закрыл доступ к такому оборудованию, и мы остались ни с чем. Теперь ждем, когда Китай изготовит для нас такие буровые установки.

- Какие задачи вы ставите перед своей группой компаний на 2016 год?

- Чтобы было не хуже, чем сегодня. На самом деле, очень хочется сохранить трудовой коллектив. Если это удастся – это будет главным достижением года. Как я уже говорил, по нашим расчетам, в следующем году мы должны закрыть все кредитные линии – не по графику банка, а опережающими темпами. И войти в серьезный проект. Думаю, что будет тяжело.

Несмотря на увеличение объемов выпускаемого минерального порошка, цена на него не выросла, а затраты (электроэнергия, налоги) увеличились. Поэтому доходность, по сути, осталась на том же уровне. В следующем году мы четко понимаем, как снизить издержки, в том числе за счет логистики. Так, в прошлом году мы построили себе железную дорогу. К тому же мы надеемся на 20% увеличить прибыль маслозавода. Если в позапрошлом году семечка стоила 13 рублей за килограмм, то в этом стоимость выросла в два раза, составив 25-26 рублей. В свою очередь, цена на масло выросла только на 30%. Поэтому если бы в следующем году мы сработали без убытков, было бы замечательно.

Проектный институт – предшественник стройки. Если не будет последней, то не будет и проектов. Про студентов (речь идет о Воронежском экономико-правовом институте, здание которого принадлежит Эдуарду Краснову. – прим. ред.) говорить не буду – нет на это времени. По строительному направлению вы сами видите, что происходит. В крупных компаниях активно проходят сокращения. В «ЭлитСтрой» у нас всего около 50 человек технического персонала и 20 человек управленцев, поэтому нам легче: мы мобильны и не обременены крупными издержками по содержанию персонала. Общая ситуация в отрасли характеризуется резким падением сбыта квартир. Только по одному объекту «Острова» у нас отмечен 101 флажок на карте России – география притока наших покупателей жилья. Интересно, что по этому объекту мы всего продали 484 квартиру, из которых 101 квартиру купили приезжие люди, не воронежцы. Поэтому если бы не северяне и не военные, строительство в Воронеже можно было бы закрыть.

- Я так понимаю, потребность людей в жилье не снижается, просто стало меньше возможности купить его. Сейчас будут в выигрыше только самые интересные комплексные жилые проекты.

- Абсолютно верно. Сейчас мы действительно стали много вкладывать в озеленение, благоустройство, социальную инфраструктуру, потому что чем-то нужно человека заинтересовывать. Другое дело, если государство не продлит поддержку системе ипотечного кредитования, что возможно, как пишет пресса. В моем понимании, в таком случае будет катастрофа. Сейчас квартиры на 70-80% покупают по ипотечной программе. На строительстве завязана куча других направлений бизнеса – логистика, различные производства и др.

Плюс ко всему России каким-то образом нужно налаживать отношения с остальным миром. Конечно, мы не должны ни у кого ничего просить, но тем не менее потихоньку отношения надо налаживать и выходить из кризисной ситуации. Бороться со всем миром невозможно.

- Можно ли будет из этого кризиса выйти более сильными?

- Бесспорно. Кризисы бывают циклическими и системными. Я не могу дать однозначный ответ, системный ли это кризис в полном его проявлении. Рассчитываю на то, что он циклический. Если посмотреть со стороны трезво и объективно, то что мы видим? Санкции против России, отвлечение больших ресурсов на Крым, Донбасс, Сирию, неблагоприятная конъюнктура на рынке сбыта нашего главного экспортного товара – углеводорода. Ситуация, в которую мы себя сами загнали, уверен, отрезвит мозги многим чиновникам. Это радует. Конечно, перегиба в этом вопросе я точно не желаю. Но подтянусь пояски, начиная с руководства, - хорошо. Надо начинать считать деньги. Объективно в воронежском бюджете также есть большая брешь. Хочется, чтобы денег хватило хотя бы на выполнение социальных обязательств – ремонт дорог, чистку снега, поддержание работы фонарей. Отмечу, что бизнес тоже участвует в этом процессе. В частности, на благотворительных началах при необходимости делится своей техникой. С миру по нитке – кто погрузчик даст, кто самосвал.

Поэтому я тоже искренне желаю моему любимому городу Воронежу только самого хорошего.

(473) 212-02-88
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое