Up

Резиденции Галереи Чижова

Вы читаете новости региона:
Абирег Воронеж

Аврора Белгород

USD EURO

ЖК Кристальный

Александр Фридман

Вопрос недели
Составит ли созданная орловская экономзона конкуренцию черноземным?
Нет, липецкая высоко задрала планку
Возможно, так как воронежская еще не конкурентоспособна
Да, орловская площадка уже интересует крупных инвесторов
Нет разницы, экономзоны неэффективны
 9825 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
не совсем понятна позиция мэрии, которая требует от застройщиков согласования с аэродромами в то время когда ст.46 Воздушного кодекса уже давно утрати...
maximpn, 14.10.2019, 17:54:27
Наглость и безнаказанность порождает такое действие.
Прохожий, 14.10.2019, 15:41:04
Блин, мужику на дороге ни за что голову разбил, который с отцом его дорогу не поделил. Не стали закрывать, типа своего прикрыли. Так хватает теперь и ...
ганс, 14.10.2019, 13:04:58
Любым способом увести деньги у инвестора, вот и весь проект
Татьяна, 13.10.2019, 10:29:57
Таких людей близко подпускать нельзя к воронежским достопримечательностям - что театры, что кинотеатры... Посмотрите что со Спартаком сделал (кстати и...
Дж. Уокер, 12.10.2019, 13:09:29
Глава Совета Губкина, купивший, полагаю, дипломы профессора и доктора экономических наук, не догадываясь, что перед "докторской" надо "защитить канди...
Егор, 11.10.2019, 19:47:02
Совсем не беспокоится о репутации. Предохраняться нужно.
Яков Самуилович, 11.10.2019, 18:39:34

Богдаша

Главная Аналитика Гендиректор воронежской «БМА-Руссланд» Дмитрий Кашин: «Для реализации инвестпроекта в «Масловском» нужно время и изменение конъюнктуры сахарного рынка»

24.09.2019, 16:03

Гендиректор воронежской «БМА-Руссланд» Дмитрий Кашин: «Для реализации инвестпроекта в «Масловском» нужно время и изменение конъюнктуры сахарного рынка»

Гендиректор воронежской «БМА-Руссланд» Дмитрий Кашин: «Для реализации инвестпроекта в «Масловском» нужно время и изменение конъюнктуры сахарного рынка»

Воронеж. 24.09.2019. ABIREG.RU – Аналитика – Базирующееся в Воронеже российское подразделение немецкой машиностроительной группы BMA AG – крупнейшего производителя оборудования для сахарной отрасли, недавно поменяло руководителя. Гендиректор «БМА Руссланд» Дмитрий Кашин рассказал «Абирегу» о стратегии развития компании, положении дел в сахарной отрасли и перспективах анонсированного полтора года назад проекта строительства завода в ИП «Масловский».  

– Чаще всего компания «БМА-Руссланд» в последнее время упоминалась в связи с проектом завода в ИП «Масловский». Остается ли эта задача актуальной?

– В долгосрочной перспективе – да, но раньше чем через год-два ждать старта инвестпроекта не стоит. BMA AG верит в российский рынок. После объединения с компанией SMAG планы объединенного холдинга изменились, и пока не предусматривают строительства завода. Справляемся пока теми мощностями, которые есть в Лисках, но от дальнейшего развития не отказываемся. Россия – второй по обороту рынок для нашей машиностроительной группы. Также на ситуацию наложила отпечаток общая ситуация, связанная с падением цены на сахар. Проект вполне реален, он существует в чертежах и других документах, составлен график выполнения, который пока не утвержден. Для начала его реализации, нужно решение, а оно, скорее всего, будет принято с изменением конъюнктуры рынка.

– Региональные власти, наверное, не в восторге от такой перемены планов?

– Мы – значимый для региона налогоплательщик. С властями у компании всегда был конструктивный диалог. Жестких обязательств по открытию завода мы не давали, но надеемся, что сможем реализовать свои планы, и отношение к нам со стороны руководства региона за это время не изменится. Пока никаких претензий нам не поступало. Насколько я знаю, участникам проекта в «Масловском» обещана господдержка, и мы на нее рассчитываем.

– То, что вы являетесь подразделением немецкой компании – это плюс или минус в российских условиях? Влияют ли как-то санкции?

– Санкции никак не влияют. В отношении нас я не ощущаю никакого негатива. Мы же имеем свое производство в России, а, значит, и участвуем в импортозамещении, как местный производитель.    

– В структуру BMA AG входят несколько предприятий в разных странах. Изменится ли как-то роль «БМА Руссланд» в работе всего холдинга?

– Скорее всего, нет. За нами остается Россия и страны СНГ. Но это не исключает возможности помощи наших специалистов коллегам из других подразделений. Наши сервисные инженеры приезжают на их объекты, и наоборот. Идет полный обмен, как информацией, так и услугами. Наш филиал занимает второе место по всем ключевым показателям после головной структуры в Германии: объемам работ, численности сотрудников и т.п.  

– Как слияние со SMAG повлияло на российское подразделение и его планы?

– У нас уже в штате есть человек, который работает именно со SMAG. Заключен первый контракт по продаже грейфера «Северстали». Мы выходим за пределы сахарной отрасли, в частности, в сегменте автоматических систем управления технологическими процессами (АСУТП). Задача расширения сферы своего влияния стоит и по инжиниринговым проектам. Системы АСУТП являются во многом универсальными для разных предприятий, а инжиниринговый опыт тоже может быть транслирован на другие отрасли. К примеру, недавно нам пришел запрос от предприятия, которое занимается производством подсолнечного масла. В Ельце мы сейчас уже делаем проект АСУТП для компании «Шанс Энтерпрайз», строящей завод по производству средств защиты растений. Но сахарная отрасль, конечно, остается для нас ключевой.

– Каким будет профиль завода в «Масловском», если он все же будет построен? На какой экономический эффект рассчитываете?

– Он будет ориентирован на все сегменты. Пока мы производим в России только не особо технологичные и наукоемкие изделия. Они обходятся намного дешевле, чем произведенные в Германии, несмотря на идентичный контроль качества и сертификацию всех процессов. Наиболее технологичная часть – центрифуги, диффузионные аппараты – производится в Германии, хотя часть диффузионных аппаратов мы уже начинаем производить в РФ. Стоимость рабочей силы в Германии, доставка, таможенные пошлины – все это влияет на цену. Перенос производства в Россию позволяют снизить стоимость компонентов до 30-40%.

– Что сейчас происходит на сахарном рынке глобально?

– Цена сахара на мировом рынке стабильно низкая уже на протяжении длительного периода времени. В России оптовая цена сейчас около 30 рублей за килограмм, а в лучшие времена она превышала отметку в 40 рублей. Производство сахара – сезонный бизнес. Заводы могут инвестировать в модернизацию, только то, что заработают за 4 месяца в году. В Европе большинство заводов имеют мощность переработки 10-12 тыс. тонн в сутки. Россия сильно отстает в этом плане. Многим предприятиям еще требуется модернизация: и крупным и мелким.

– Разве мелкие производители сахара еще остались? В Черноземье вся сахарная промышленность в руках агрохолдингов.

– Насчет Черноземья соглашусь. Но есть еще регионы юга России, Поволжье, Сибирь. Там есть некрупные предприятия, которые закупают сырье у фермеров, например один из наших клиентов из Нижегородской области. И они тоже хотят развиваться, модернизироваться. Но каждый завод зависит от сырьевой базы. Сибирским заводам не нужно перерабатывать 10 тыс. тонн в сутки. Там нет столько свеклы. Передел рынка продолжается, но в связи с невысокой ценой на продукт, производители консервативно подходят к модернизации. Заменяют только критически важные компоненты. На рынке, где мы работаем сейчас спад, но я думаю это временное явление. В долгосрочной перспективе потенциал еще есть. Останутся сильнейшие, если не будет развиваться рынок. Особый продукт здесь не сделаешь. Тут надо только грамотно работать с себестоимостью. Не у всех она одинаковая, поскольку зависит от эффективности, от сырья, от организационных вопросов. Предполагаю, что у агрохолдингов себестоимость ниже. Там автоматизированное оборудование, налаженные процессы.

– С чем связано падение цены на сахар?

– Сейчас не растет его потребление. Об этом говорит мой прежний опыт работы в кондитерской отрасли. Там тоже спад. Сказываются общие потребительские тенденции. Люди стараются есть меньше сахара. Появляются продукты с его заменителями.

– Могут ли производители как-то влиять на ситуацию через качество продукта, его ассортимент?

– В минимальной степени. Цвет и качество сахара полностью зависят от оборудования, которое установлено на заводе. Я не вижу у производителей мотивации улучшать качество продукта, так как большинство потребителей руководствуются ценой. Сахар – это обезличенный биржевой продукт, не имеющий бренда. Я ничего не слышал о том, чтобы крупные производители сахара рекламировали свои бренды. Этим обычно занимаются их клиенты, которые фасуют продукт и поставляют его рознице.

– Какие крупные проекты сейчас на повестке дня у «БМА-Руссланд»? Будут ли в России строиться новые сахарные заводы?

– Мы работаем над масштабной реконструкцией крупного сахзавода в Бийске Алтайского края, а также на предприятиях в Бекетово Пензенской области, и в курском Рыльске. Идут переговоры с агрокомплексом имени Ткачева в Краснодарском крае. Пара проектов есть в Казахстане. Предприятие сейчас загружено заказами, время от времени наши специалисты выезжают на сервисные работы за рубеж. Недавно работали в Турции. О планах строительства новых заводов в России мне неизвестно. В приоритете – модернизация. В стране около 80 сахзаводов. Рынок не растет. Каждый новый завод – большой инвестиционный риск.

– Что меняется на предприятии с приходом нового руководителя в вашем лице, какие задачи на год ставите?

– В первую очередь нужно составить грамотный бюджет, компенсировать кадровые потери, которые случились в этом году. А после этого продолжать развивать все направления, которые у нас были и будут: инжиниринг, продажа запчастей и оборудования, сервис, производство.

– На данный момент компании удалось преодолеть трудности, связанные с уходом части коллектива?

– Мы на пути восстановления. Имевшиеся внутренние проблемы удалось решить. От нас ушло 30 человек, в основном технологов. Компании пришлось ускориться с набором людей. Сейчас штат специалистов скомплектован где-то на 95%. Восстановлен коммерческий отдел «БМА-Руссланд», который уже готов заниматься продажей расширенного спектра услуг. Учим новых сотрудников вместе с немецкими коллегами. Не всегда это получается легко. Языковая проблема присутствует, не все на достаточном уровне владеют немецким, либо английским языком.

– Чувствует ли предприятие в этот сложный момент поддержку материнской компании?

– Отношения с BMA AG у нас хорошие, но хотелось чтобы они стали еще лучше. На мой взгляд, произошедший недавно раскол коллектива, и уход части людей в конкурирующий проект, стали следствием недостаточной коммуникации с материнской компанией. Сейчас BMA AG поддерживает нас и финансово, и технологически, и информационно, делится опытом, корпоративной культурой. Но в прошлом эта коммуникация была на не очень высоком уровне. «БМА Руссланд» развивалась отдельно, вне корпоративной политики, что могло стать причиной недопонимания. Сейчас, как с моей стороны, так и со стороны руководства материнской компании, идет посыл на усиление коммуникации.

– В чем сейчас заключается эта коммуникация?

– Визиты, стажировки, обмен опытом. Коллеги из Германии много времени у нас проводят. Закончится сахарный сезон, и мы отправим своих людей на стажировку в Германию, главным образом новых сотрудников. Мы очень довольны сотрудничеством с материнской компанией. Нужно углублять его по всем направлениям.

– Как вы оцениваете квалификацию нынешних молодых специалистов сахарной отрасли.

– В вузах уже несколько лет не выпускаются технологи сахарного производства. У молодежи, которая приходит сегодня к нам в дипломе написано – технолог пищевого производства. А это очень широкое понятие. Мы вынуждены искать людей, которые либо учились раньше, либо тех, кого еще предстоит обучать. Сахарное производство – очень высокотехнологичное и наукоемкое в сравнении с большинством других сегментов пищепрома. Но если человек не сахарник – это не страшно. Мы его научим, это вопрос времени.   

– Что происходит сейчас в сегменте оборудования и инжиниринга сахарной отрасли?

– На рынке присутствует небольшое количество инжиниринговых компаний. Если говорить про оборудование, то есть несколько крупных мировых производителей, а также несколько украинских. Производители из Украины находятся на более низком ценовом уровне, но они используют в основном советские технологии. Нашу долю на рынке подсчитать сложно. В каждом узком сегменте она разная. На рынке центрифуг – 95%. Во многих других сегментах – больше половины.

– Насколько важна для вас работа с иностранными партнерами, в частности в ближнем зарубежье?

– Рынок стран ближнего зарубежья по важности для нас на втором месте после российского. Но там нет такой концентрации производства, если не считать Украины, но с ней работает наша материнская компания. В Белоруссии всего 4 сахарных завода. Главным образом нам интересны Казахстан, Узбекистан, Азербайджан.

– Украинский рынок закрыт для российских компаний?

– Контактами с украинскими партнерами занимаются наши немецкие коллеги. Это было совместное решение, может быть, боялись за безопасность наших сотрудников. Хотя я не вижу больших проблем, чтобы там работать, с точки зрения пересечения границы. Я работал на украинском предприятии в пик политического кризиса, и без проблем приезжал туда. Пока нам хватает работы и без Украины, но в будущем, почему бы и нет.

– Как бы вы оценили позиции черноземных, в частности воронежских, предприятий сахарной отрасли?

– Воронежские сахарные заводы – одни из самых современных в России. То же можно сказать и о соседних областях. Доля крупных модернизированных предприятий здесь гораздо выше, чем в других регионах. Черноземье является одним из центров российской сахарной промышленности. Есть еще Краснодарский край, где также серьезный объем производства сахара.  Мы работаем с такими крупнейшими местными производителями сахара как «Продимекс», «Русагро», «Доминант». Так что, по крайней мере, в регионах Черноземья, за будущее этого сегмента пищепрома переживать не приходится.

   
Антон Пятикопов
(473) 212-02-88
 
 


Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

ZHD

Русфонд Воронеж

Система Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

Яндекс.Метрика