Up

WorldClass

14 мая 2021, 20:44
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

Главная / Аналитика / Гендир воронежской ГК «Молвест»: «Ценообразованием должен заниматься рынок»

23.12.2020, 15:21

Гендир воронежской ГК «Молвест»: «Ценообразованием должен заниматься рынок»

Воронеж. 23.12.2020. ABIREG.RU – Эксклюзив – Прошедший год был непростым практически для всех сфер бизнеса, молочная отрасль не стала исключением. Некоторые предприятия потеряли сразу несколько каналов сбыта, а обвалившийся рубль принудил уживаться с новой ценовой политикой. Генеральный директор воронежской компании «Молвест» Анатолий Лосев рассказал «Абирегу» о сложностях сбыта, смене планов и проектах будущего года, в том числе по введению обязательной маркировки продукции.

– Анатолий Николаевич, расскажите, как прошел этот год для компании и молочной отрасли в целом.

– Год был необычным, в какой-то степени интересным, дал нам возможность протестировать свою стрессоустойчивость и понять, как наша команда отреагирует на все вызовы. В целом год прошел довольно печально – люди болеют, а бизнес недополучил большую часть дохода как в производстве сырья, так и в переработке. Начало года было связано с локдауном и жесткими ограничительными мерами. Мы потеряли целый канал продаж – Horeca, ведь рестораны и гостиницы были частично закрыты, а это большой объем. Школы также были отправлены на карантин, поэтому продажи молока в этом сегменте снизились. Всё это привело к излишкам сырья с мая по июль, появилась новая проблема – сырье нужно было переработать или консервировать, потому что спроса в этот момент не было.

– Каким образом решали проблему с избытком сырья?

– Разумеется, у всех производителей появилась необходимость любым способом избавиться от излишков сырья, мы увидели в магазинах бесконечные акции с ненормальной глубиной скидок. Мы тоже в этом участвовали, многие акции принесли убыток, но другого выхода не было. В результате цена на сырье просела, что сказалось на рентабельности сельхозпредприятий. К осени ситуация изменилась: канал Horeca восстановился на 40%, школы заработали. Но тут нас, как и всех россиян, постигла другая напасть – девальвация рубля, которая привела к существенному повышению себестоимости. В переработке это, прежде всего, стоимость запасных частей, упаковочного материала, ингредиентов, фруктовых наполнителей, а в сельскохозяйственном производстве – стоимость кормов. Цена премиксов, шротов «привязана» к доллару, соответственно, цена выросла, себестоимость молока тоже. Кроме того, практически идентично курсу подорожали медикаменты, ветеринарные препараты, удобрения и прочее, что вынудило поставщиков молока поднимать цены, и в конце года они взлетели более чем на 10%. Рост валюты привел также к росту экспорта, что в целом неплохо для страны, но плохо для молочной отрасли, потому что поднимается стоимость не только импортных составляющих корма, но и кукурузы, ячменя, которые выгоднее продавать за границу.

– По поводу экспорта, были какие-то планы по сотрудничеству с другими странами?

– Экспортные планы были в начале года, прежде всего по сухим ингредиентам и сырам, но в связи с локдаунами и карантинами по всему миру все эти планы не сбылись. Все страны были закрыты, перемещение товаров ограничено, перемещение людей запрещено. Сейчас ситуация немного начала меняться в лучшую сторону, мы надеемся, что до конца года отгрузим в Китай то, что планировали. Экспорт цельномолочной продукции осуществляем в ближайшие соседние страны – Узбекистан, Казахстан и Азербайджан.

– Изменились ли показатели производительности по сравнению с прошлым годом?

– По ряду направлений производительность выросла от 7 до 13%, а в целом примерно на 4,5%.

– А в корзине потребителя что-то изменилось в связи с пандемией?

– Упал спрос на продукты индивидуального потребления, которые мы едим на ходу, например питьевые йогурты. Выросло потребление тех продуктов, которые мы используем при приготовлении блюд, – это сливки, творог, сметана. Продолжился тренд на замещение сырных продуктов натуральными сырами. В целом в категории сыров рост незначительный – примерно 1-1,5%. Если же посмотреть на натуральные сыры, то их продажи выросли на 10%, то есть на 9% упали объемы производства сырозаменителей.

– Поменялось ли что-то в работе предприятий за этот год?

– Мы продолжаем наш проект по производству сухих ингредиентов, надеемся в ближайшем месяце достигнуть 100% производительности. Выросли объемы производства сыра и масла, сливок, стерилизованного молока. Что касается режимов работы предприятий, COVID-19 коснулся наших работников: офисные сотрудники трудятся на «удаленке» (примерно половина состава). На производстве мы себе этого позволить не можем, поэтому ввели жесткие карантинные мероприятия для уменьшения рисков распространения COVID-19.

– Какие проекты запланированы на следующий год?

– Мы должны быть готовы ко всему, потому что ситуация всё еще нестабильная. Либо сейчас всё останется, как есть, и мы будем так же наращивать объемы продаж по электронной торговле и по каналам онлайн-торговли. Либо всё будет возвращаться в привычное русло. В таком случае мы выпустим ряд новинок.

– Следующий год, по вашим оценкам, будет сложным для молочного сектора?

– Будет сложным, из-за того что цена на сырье выросла, а государство решило заняться ценами. Цены определяет рынок, государство не должно вмешиваться напрямую в ценообразование. Оно может стимулировать рынок, влиять на вывоз продукта заграницу, на рентабельность этого вывоза, чтобы одинаково было выгодно продавать продукцию и внутри страны, и на экспорт, тогда это будут рыночные механизмы регулирования цен. Если принимать решение о девальвации национальной валюты, нужно понимать последствия, потому что нельзя сделать всем хорошо. Если это хорошо для нефтяных компаний, то мы понимаем, что для обычного потребителя это будет плохо. Потому что все мы зависим не только от подсолнечного масла, но и от всего, что мы покупаем в магазинах, вплоть до бытовой техники.

– В следующем году будет еще одна сложность для молочного рынка – внедрение обязательной маркировки. Как планируется это делать у вас, какие затраты, сроки?

– Маркировку  удалось немного перенести в связи с тем, что система не готова, это видно и по фармрынку. У нас ситуация еще сложнее, ведь лекарства не испортятся, если три дня полежат на складе, а для молока это критично. Поэтому введение маркировки будет проводиться поэтапно. Для отрасли это ничего хорошего не даст, для нас это дополнительная денежная нагрузка: только инвестиции ориентировочно составят 300 млн рублей. Существенная сумма, <…> мы моги бы ее потратить на что-то другое. Изначально планировалось введение маркировки с 20 января. Сейчас все продукты разбиты на три категории: с 1 июня – только сыр и мороженое, с 1 сентября – продукция со сроком хранения более 40 дней: масло и молоко длительного хранения, в декабре – всё остальное.

– Анатолий Николаевич, что бы вы пожелали коллегам и бизнесу в грядущем году?

– Я бы пожелал в первую очередь всем здоровья, чтобы мы все вернулись к нормальной жизни. А бизнесу хотел бы пожелать выдержать это испытание. И более щадящего и профессионального вмешательства государства в регулирование экономики.

Виктория Шапранова
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

конференция Эффективная пресс-служба