Up

WorldClass

04 августа 2021, 01:52
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

Главная / Аналитика / Глава концерна «Созвездие» (Воронеж) о науке, 5G и других бизнес-задачах

26.02.2021, 11:54

Глава концерна «Созвездие» (Воронеж) о науке, 5G и других бизнес-задачах

Воронеж. 26.02.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Вряд ли среди нас найдется много таких, у кого в трудовой книжке на протяжении нескольких десятилетий будет всего лишь одна запись в графе «Место работы». Сегодняшний герой нашего интервью − именно из таких людей, всю свою трудовую жизнь посвятивший развитию сначала Воронежского НИИ связи, а потом концерна «Созвездие». На бизнес-завтраке, организованном Центром эффективности правительства Воронежской области, генеральный директор АО «Концерн «Созвездие» Михаил Артемов подвел итоги года своего руководства предприятием, рассказал о планах его развития и о том, как радиоэлектронные разработки воронежского «Созвездия» оказывают серьезное влияние на уровень радиоэлектронной борьбы в масштабах всей страны.

– Как так случилось, что вы выбрали профессию инженера? Были для этого какие-то предпосылки?

– В 1985 году я пришел работать в Воронежский НИИ связи. Родился я в Воронеже, мама – учительница истории, папа преподавал в институте. Так получилось, что в школе увлекся физикой. Окончил школу со всеми пятерками, но золотую медаль мне не дали, сказали, что слишком активно вел общественную работу, не поддерживал отношения с директором. В 1980 году поступил в ВГУ на физфак, специальность «радиофизика». Университет окончил с красным дипломом, с отличием. В то время было распределение после учебы, очень престижно было распределиться в Воронежский институт связи, там было всего шесть мест тогда. И вот с тех пор, с 1985 года, работаю. 35 лет. Теперь уже − в концерне «Созвездие». Работал инженером, был начальником сектора, начальником отдела. С 2007 года работал заместителем генерального директора по научной деятельности, потом кратковременно с этой должности вернулся в наш технический центр. И вот в январе прошлого года мне предложили стать генеральным директором − после длительного периода присутствия наших московских гостей в руководстве концерна «Созвездие» решили доверить управление предприятием воронежцу. Честно признаться, директором я никогда не хотел быть, мне вполне нравилось быть замом по научной деятельности, нравилось заниматься наукой, я защитил кандидатскую и докторскую диссертации в процессе работы. Вот такая простая жизнь, ничем особенным не отличается от жизни многих моих коллег. У нас много таких людей в концерне «Созвездие», которые очень долго работают практически на одном месте.

– Помните ваше первое изобретение?

– Концерн «Созвездие» – это научно-исследовательский институт. Мы не занимаемся фундаментальными исследованиями в области каких-то абстрактных космических тел, мы занимаемся конкретной деятельностью по разработке систем связи, и в процессе этой деятельности у наших сотрудников, в том числе и у меня, появляется масса новых решений. Однако кандидатскую диссертацию я защитил поздно, в 40 лет. Почему так получилось? Мне всегда казалось, что то, что я делаю, не достойно оформления в виде научного труда. К тому моменту у меня уже было достаточно научных результатов и статей, и патенты в том числе. Правда, раньше это называлось авторскими изобретениями. Но казалось, что наука – это что-то большое и светлое, а ты занимаешься чем-то таким обыкновенным, ежедневным. Но когда в возрасте 40 лет я оглянулся, посмотрел, что печатают в журналах, кто какие диссертации защищает, и оказалось, что у меня материала хватило бы и на докторскую. Когда я писал свою диссертацию, мне сказали, что это будет выглядеть нескромно, если я сразу буду претендовать на докторскую. К слову, многие наши сотрудники уже давно имеют авторские разработки и при этом стесняются их оформлять в виде научных результатов. И тем не менее в нашем коллективе трудится немало лауреатов государственных премий в области науки и техники. Я, например, дважды становился лауреатом госпремии правительства РФ в области науки и техники за те изобретения, которые у нас есть. Мои работы касаются области высокоточной радиоразведки и информационного обеспечения многофункциональных комплексов радиоэлектронной борьбы, эти разработки легли в основу создания и развития техники радиоэлектронной борьбы с системами управления войсками противника.

– Михаил Леонидович, а молодежи сейчас интересно заниматься наукой?

– У нас достаточно молодой коллектив, потому что у нас большой приток выпускников разных вузов, у нас есть целевики, обучение которых мы финансируем, также принимаем людей без опыта работы. Коллектив концерна – сложившийся и постоянный, текучка у нас небольшая, поэтому ребята, которые приходят, работают ответственно и за три-пять лет приобретают необходимый опыт для научной деятельности, начинают предлагать свои изобретения. У нас, кстати, существует молодежная организация, где активно занимаются туризмом, спортом. Летом все, кто хочет, выезжают на Хопер или на Медведицу, со всем туристическим снаряжением, просто в чистое поле. Сами строят там какую-то баньку, столы, навесы − говорят, отличный отдых.

– У вас штат – 5,8 тыс. человек. Таким большим коллективом сложно управлять?

– Главное в управлении большим коллективом − хорошо структурировать распределение ответственности между заместителями и в целом на всех уровнях руководителей. Кроме того, мы не только являемся сами по себе концерном «Созвездие», но мы еще и головное предприятие дивизиона «Связь», который входит в холдинг «Росэлектроника» госкорпорации «Ростех». И под нами еще 20 предприятий, которые расположены по всей России: в Москве, Тамбове, Рязани, наш воронежский «Электросигнал». Поэтому, если говорить о количестве людей, которыми приходится управлять, то это порядка 20 тыс. человек. Это такая, знаете, довольно крупная компания. Поэтому очень важно грамотно распределить ответственность, четкое разделить между людьми задачи и соответственно, всё контролировать. Мы лет пять назад сильно страдали от того, что у нас в компании фактически не был налажен контроль над исполнением заказов, поручений. Мы провели соответствующую работу в 2020 году, и это дало свои результаты: выручка компании за прошлый год выросла в два раза.

– Михаил Леонидович, а как вы выбираете руководителей?

– Когда я стал руководителем еще среднего уровня, понял одно: руководитель, к сожалению, в компании обречен на одиночество, он не имеет права ни с кем дружить, иначе возникают неформальные связи, которыми начинают потихоньку пользоваться, то есть, по моему мнению, друзья должны оставаться за территорией компании. До назначения гендиректором я руководил научно-техническим центром и сейчас предъявляю к нему даже более жесткие требования, чем ко всем остальным подразделениям, чтобы никто не смог упрекнуть меня в дружеских связях, особом расположении. Когда провожу собеседования, на многие факторы обращаю внимание. Из какой семьи, какую школу окончил, круг общения. У нас работают целые династии – люди с детства впитали в себя дух нашего предприятия. Считаю, у нас есть особая корпоративная атмосфера, и если человек «наш», он очень быстро вольется в коллектив и проявит себя.

– Вам наверняка приходилось увольнять людей. Какие качества сотрудника абсолютно неприемлемы для вас?

– Когда мне сотрудники пытаются выдвинуть ультиматум, с такими людьми я не работаю. Я понимаю, что инженер, ученый – это, как правило, непростой человек с непростым характером. Тем более те люди, которые достаточно многое могут, имеют дополнительные требования, и приходится искать компромиссы. Но никогда не поддаюсь на ультиматумы. Это мой принцип.

– Расскажите о направлениях бизнеса концерна.

– У нас есть бизнес-задачи, своя стратегия развития, существует программа деятельности на три года. Очень серьезно в последнее время занимаемся снижением внутренних издержек. Мы сейчас активно пытаемся вернуться на гражданский рынок, потому что было время, к сожалению, когда весь рынок радиоэлектроники отдали иностранным производителям в силу определенных причин. Наверное, все знают, что Воронежский институт связи – один из первых разработчиков сотовых систем в мире, и сотовая система «Алтай», которая существовала в Советском Союзе, была нашей разработкой. Концерн «Созвездие» был и разработчиком радиостанции «Лен», выпускавшейся для сельского хозяйства, всех радиостанций, которые производили для железнодорожного транспорта. Завод «Электросигнал» выпускал телевизоры, радиостанции, всевозможные радиоприборы. Чем мы занимаемся сейчас? Мы разработали линейку профессиональных DMR-радиостанций. И это полностью наша отечественная разработка, она сертифицирована по всем европейским правилам, международным стандартам. И мы в прошлом году выпустили порядка 2 тыс. таких радиостанций, а в этом году планируем выпустить уже 10 тыс. радиостанций и продавать их всем крупным корпорациям: «Газпром», «Роснефть», МЧС, «РЖД» и др. Потребность в таких радиостанциях на нашем российском рынке – порядка миллиона штук.

И второе направление, которым мы сейчас будем активно заниматься, – это создание систем 5G. Есть позиция правительства, что сотовые сети 5G должны быть российской разработки и производства, вот концерн «Созвездие» будет одним из лидеров этой разработки, а потом запустит производство базового оборудования, базовых станций сети 5G. Мы сейчас ищем партнера в «Ростехе», который будет заниматься производством абонентского оборудования. Вот эти проекты, которые должны принести нам существенный бизнес-результат, ну кроме традиционно того, чем мы занимаемся – это радиостанции и всевозможные устройства для силовых структур, которые мы тоже собираемся успешно продавать.

– Как на ваш бизнес повлияла пандемия?

– Повлияла, но особенным образом: в мае сотрудникам повысили на 10% зарплату. На «удаленку» мы выходили всего на три дня. Потом поняли, что мы не можем остановить наше предприятие и начали потихоньку возвращаться к нормальной жизни. Могу сказать, что, в принципе, у нас был стабильный портфель заказов. Мы вошли в апрель-май с хорошей финансовой подушкой, поэтому довольно безболезненно прошли этот сложный период с точки зрения бизнеса. Решение поднять зарплату было еще и психологическим фактором мотивации: люди находились в определенной растерянности, нам было важно показать, что предприятие не намерено снижать обороты. Люди болели, конечно, но за счет тестирования удалось ситуацию контролировать. А с точки зрения развития бизнеса для нас 2020 год достаточно успешный, и на 2021 год всё законтрактовано на 95%.

– Какие вы видите для себя плюсы в управленческой деятельности по сравнению с научной?

– Я не могу сказать, что моя деятельность резко изменилась. Дело в том, что я уже давно являюсь руководителем. Руководство гораздо хуже научной деятельности. Плюс от моего генерального руководства: я могу теперь внедрять в жизнь свои изобретения, а не только чужие бизнес-идеи. От научной деятельности я никуда не ушел, поскольку продолжаю быть главным конструктором нескольких разработок, пишу статьи, публикуюсь. В апреле издательство «Радиотехника» выпустит книгу под моей редакцией.

− Раньше ученый мог реализоваться лишь в своем НИИ, но ситуация меняется, и многие умные молодые ученые хотят работать на себя. Некоторые компании для того, чтобы развиваться, открывают свои двери для стартап-технологий извне. Считаете ли вы, что эта тенденция действительно верная и корпорациям надо перестраиваться на этот формат работы?

– Вы абсолютно правы в том, что в современном мире, наверное, любой инженер должен быть в какой-то степени предпринимателем, который хочет чего-то добиться. Да, есть много увлеченной молодежи, дома вечерами они пытаются заниматься собственными разработками, создают программы. Ныне всегда есть возможность заниматься дома, но не всегда есть деньги на разработки. Поэтому мы в прошлом году провели конкурс идей − не просто внутри концерна, а общероссийский. К нам из разных технических университетов страны пришло огромное количество предложений. И сейчас мы отобрали двух победителей, которым обеспечим финансирование, подключим к реализации их проектов свои коллективы. И есть еще направление – это покупка готовых стартапов. Мы понимаем, что это то направление, за счет которого возможен неограниченный рост компании. Как пример − создание актуальных базовых станций для сотовых сетей. Это разработка молодых ученых из Москвы. К приобретению этого стартапа уже всё готово.

– Уже несколько лет проводится процесс импортозамещения. Как это отразилось на экономической составляющей предприятия, на выпускаемой продукции?

– Сейчас этот процесс называется не импортозамещением, а технологической независимостью. Мы активно занимаемся этим вопросом. Почему? Ведущие международные компании не очень стремятся делиться технологиями. Вопрос технологической независимости важен для нас, чтобы двигаться вперед и иметь возможность гарантированно создавать и производить продукцию из того, что у нас имеется в России. Поэтому нас это, прежде всего, касается в части элементной базы, из которой мы выпускаем нашу продукцию. Но задача гораздо сложнее. Дело в том, что мы, как разработчики конечной аппаратуры, не так завязаны на более сложной, глубинной переделке, которая существует в компонентной базе электроники. Там уже возникают вопросы сложных технологий, наличия редкоземельных металлов, материалов, которых, например, нет на территории России, они были в Казахстане, частично в среднеазиатских республиках. Сегодня не вся номенклатура компонентной базы производится в России. Поэтому мы активно применяем импортную элементную базу. Но сейчас, учитывая, что было много государственных вложений в развитие радиоэлектроники как в производство компонентной базы, постепенно появляется и достаточное количество отечественных продуктов. Как правило, при большом заказе стоимость электронной компонентной базы выравнивается со стоимостными иностранными показателями. За рубежом глобальные компании эти элементы производят сотнями миллионов и, естественно, затраты на единицу продукции ниже. Как только мы сможем нарастить внутренний рынок и продавать в таких же объемах наши изделия, то элементная база будет по стоимостным показателям такой же.

– Какую долю гражданская продукция составляет в общем объеме выпуска? Расскажите про новый завод. Окупил ли он себя?

− Гражданская продукция – это наш основной продукт. Мы разрабатываем не только отдельные радиостанции, но и узлы связи, всевозможные автоматизированные системы управления. Сейчас, к примеру, хотим выступить интеграторами систем связи для атомных электростанций, возможно, еще каких-то крупных промышленных объектов. Сегодня у нас объем гражданской продукции составляет порядка 20%. Наша задача к 2025 году увеличить его до 50%, а к 2030-му − до 70%, согласно стратегии «Ростеха». Что касается нашего завода, промышленной площадки на улице Антокольского, то мне пока трудно сказать, окупил ли он себя. То, что он сейчас полностью загружен и функционирует в полном объеме, − это точно.

– 5G будет тут выпускаться? На воронежской площадке?

– 5G мы планируем выпускать на двух площадках: на воронежском «Электросигнале» и на Рязанском радиозаводе. Но сначала нам предстоит «Электросигнал» серьезно переоснастить: он долгое время находился в частных руках, и собственник, к сожалению, абсолютно не вкладывал средства в развитие производства. Вообще, для выпуска серийной аппаратуры для 5G у нас лучше всего оснащены площадки на Антокольского и Рязанский радиозавод. Думаю, будем распределять этот заказ между ними.

– Наука и бизнес – это все-таки творческий процесс. В чем вы ищете вдохновение?

– Черпаю вдохновение в семье. Несмотря на то, что много времени провожу на работе, получаю удовольствие от общения с детьми. У меня четверо детей, поэтому, наверное, мое хобби − растить и воспитывать детей.

– Качество, которое вы больше всего цените в женщине?

– Верность.

– Если б у вас была возможность пообедать с любым человеком, кто бы это был?

– Мне бы хотелось пообедать с академиком Сахаровым, очень интересный для меня человек.

– На что вам не хватает смелости?

– На всё хватает.

– Вы хотели бы быть губернатором?

– У меня нет таких планов. Моя задача – сделать концерн «Созвездие» лучшим предприятием России.

– Если бы у вас было одно желание, что бы вы загадали?

– Я бы загадал, чтобы мои дети были здоровы и счастливы.

– Какой самый ценный совет когда-либо вам давали?

– Самый ценный совет я получил от своих родителей. Моя мама всегда говорила, что я должен быть порядочным человеком.

Светлана Горбачева
(473) 212-02-88
Комментарии 2
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум