Up

Благотворительный фонд Чижова

25 июня 2021, 03:35
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

Всероссийский практический семинар

Главная / Аналитика / «Если на чиновника не возбуждено уголовное дело, значит, он плохо работает», – мэр Орла Юрий Парахин

14.05.2021, 17:16

«Если на чиновника не возбуждено уголовное дело, значит, он плохо работает», – мэр Орла Юрий Парахин

Воронеж. 14.05.2021. ABIREG.RU – Эксклюзив – Мэр Орла Юрий Парахин в последнее время оказывается не только в центре внимания местных СМИ, но и под прицелом силовиков. Так, 11 мая стало известно о том, что СУ СКР по Орловской области возбудило в отношении чиновника уголовное дело о халатности (ст. 293 УК РФ). «Абирег» решил лично встретиться с главой города и разобраться в нюансах уголовного дела, узнать, как часто господин Парахин заглядывает в Следственный комитет, какую зарплату получает и почему в Орле никто не хочет пополнить ряды чиновников.

– Юрий Николаевич, следователи возбудили в отношении вас уголовное дело о халатности. Ведомство не раскрывает детали, однако, по данным ряда источников, это все-таки личная история, связанная со строительством дороги к вашему дому, верно?

– Знаете, в последнее время, если на чиновника не заведено уголовное дело, значит, он плохо работает. Личного в этой истории ничего нет. Это связано с моей прошлой работой на посту главы администрации Орловского района. Мы построили больше 100 км дорог и допустили ошибку в документации – перепутали название улицы всего лишь навсего.

– И из-за этого даже Генпрокуратура начала заниматься вашим делом, да?

– Нет, это всё... Давайте между строк читать всё-таки. Правоохранители при необходимости раскроют подробности этой проблемы, если посчитают ее значимой. Но я вам говорю, что это всего лишь ошибка в названии улицы. Претензий к объему нет, претензий к деньгам нет, к проекту – нет. Претензия только к названию улицы. Извините меня, не ошибается тот, кто вообще не работает. Если человек много работает, всегда возникают какие-то проблемы – это нормально. Я думаю, по стилю нашей работы понятно, что мы открыты к диалогу и ничего не скрываем.

– Прошло чуть больше полугода с того момента, как вы официально вступили в должность. Удалось ли за это время разобраться в нюансах службы, на новом посту, найти общий язык с местными элитами, жителями города и депутатами непосредственно?

– Я работаю во власти уже достаточно давно, и конечно, есть определенная специфика и в городе, и на новых объектах, в которые нужно действительно погрузиться и понимать проблематику, что здесь происходит, но для этого много времени не нужно. Я смотрю, СМИ часто говорят об «элитах» каких-то... Но не на этом концентрировать внимание нужно. Наверное, самое главное для руководителя моего уровня и для муниципального служащего – это наладить контакт с населением. Думаю, у нас это получилось сделать даже за полгода работы. По социальным сетям это хорошо видно. За первые, наверное, три месяца моей службы у нас только в «Инстаграме» около 3 тыс. подписчиков появилось. Сарафанное радио здесь работает. Думаю, это неплохой результат. Также мы держим связь с жителями с помощью телефона оперативной связи: люди по абсолютно разным вопросам могут прислать сообщение сотрудникам администрации. Жители присылают нам фотографии проблемных участков, рассказывают о возникших в городе трудностях. Это значительно облегчает жизнь населению, потому что во время пандемии мы были вынуждены приостановить личные приемы.

– Юрий Николаевич, как выстраиваете отношения с депутатским корпусом?

– Мы наладили отношения. Я считаю, что с парламентариями мы все вопросы уже решили. Да, есть определенная критика, есть разные вопросы от депутатского корпуса. Стараемся в рабочем порядке их решать. Независимо от того, какая это команда – «Справедливая Россия» или представители «Единой России», или коммунисты, – регулярно со всеми встречаюсь. Мы непрерывно взаимодействуем. Недавно Министерство юстиций РФ не разрешило депутатскому корпусу согласовать моих заместителей с Городским советом Орла. Эта норма излишняя, и она за рамками закона. Министерство говорит, что это неправильно и так быть не должно. Я, в свою очередь, сказал: «Ребята, да и нечего тут переживать». После этого через фракции провожу кандидатов на должности своих заместителей, так же их согласовываю. В чем тут разница, в принципе? Если есть претензии к кандидату, мы их озвучиваем. Это я вам показываю один из примеров взаимодействия с депутатским корпусом.

– Тогда хотелось бы, чтобы вы объяснили, почему четверть депутатов (представители «Справедливой России» и независимые законодатели) покинули в знак протеста заседание, в ходе которого Орловский горсовет избрал вас мэром. Что это за ситуация?

– Это простой пиар. Вы, наверное, смотрели их выступления с плакатами перед администрацией, постоянные пикеты. Каждый раз при встрече с ними я говорю: «Ребята, ну в чем дело? Сформулируйте нормально ко мне претензии». Но в ответ они лишь ссылаются на прокуратуру. Мол, силовики уже всё сформулировали. Знаете, у меня представлений только от прокуратуры в день по пять штук. Представляете? Прокуратура делает свою работу. И справедливо. Где-то поправляет нас, где-то говорит, в каком направлении нужно двигаться. Где-то мы не правы, и они ориентируют нас в том, что нужно просто исправляться в отношении простого человека. А «Справедливая команда»... Понимаете, вот сейчас будет новый виток претензий, что в отношении меня уголовное дело возбуждено. Эти люди будут на этом играть, а когда речь заходит о формулировке претензий, от них – тишина.

– Орловский Горсовет славится максимально демократичным устоем среди парламентариев. Подобное поведение не сказывается негативно на их деятельности?

– Никакие острые вопросы и конфликтные ситуации не должны изменять этику поведения. Можно самый проблемный вопрос задавать, но корректно. На мой взгляд, этого необходимо придерживаться. И поведение соответствующее должно быть, уж тем более в депутатском корпусе. Среди публичных людей, которые должны являться для всех примером. Они каждый день контактируют с избирателями. К сожалению, у орловского депутатского корпуса так получатся далеко не всегда. Это можно было наблюдать буквально две сессии назад в ходе обсуждения вопроса о повышении стоимости проезда в общественном транспорте и др. Я считаю, что это неприемлемо. Вы же мне про уголовное дело вопросы задаете, и я не пылю здесь и не спрашиваю, зачем вы сюда приехали и т. д. Если мы хотим жить в цивилизованном обществе, надо говорить не про элиту, а про интеллигенцию, понимаете? Мы, наверное, чувство такта теряем.

– Обсуждать общение с элитами вы принципиально не хотите?

– Да не нравится мне это слово «элиты». Кто вообще к ним относится?

– Представители крупного бизнеса, высшие чиновники. Они оказывают большое влияние на жизнь города и региона в целом.

– Нет, влияние оказывает народ. Вот мы в свое время из-за пандемии и ограничений на проведение мероприятий приняли решение не проводить салют, но увидели, что у населения есть на это запрос. <...> Зашел недавно к губернатору и говорю: «Андрей Евгеньевич, надо, наверное, нам пересмотреть, давайте посоветуемся». Конечно, подняли справки, посмотрели, сколько заболевших, ситуацию вообще с пандемией. В качестве исключения приняли решение все-таки организовать салют в День Победы. Вот, пожалуйста, это мнение не элит ведь было. Элиты как раз об этом вообще не говорили.

– Элиты просто могут сами себе салют устроить, какой захотят. Им не нужно к кому-то обращаться с таким вопросом.

– Я все-таки за простого горожанина, за простого человека. Вот на кого надо ориентироваться. Сколько этих элит в процентном соотношении от жителей города? Ноль... Даже если 1-2%, что это? Пусть они считают себя элитами, если им это комфортно, удобно, но ориентироваться надо на простого человека. Простой человек ездит в транспорте, мы на хозяйстве работаем, простой человек пользуется городскими дорогами и тротуарами. Надо решать эти проблемы: чистые или грязные будут тротуары, улицы. Это важно, и это касается простого человека. Элиты ведь этого не увидят из окна своего <...> автомобиля. Влияние народа – это самое главное, но не элит.

– Хорошо, влияние народа. Но вас же выбрали депутаты, а не народ. Может, тогда нужно вернуть прямые выборы мэра?

– Я не знаю. Мы же менеджеры, нас нанимают в первую очередь. Практика избрания депутатским корпусом используется, наверное, в 80% муниципалитетов, областных городов, и от практики всенародных выборов вообще уходят. Давайте будем откровенны, если я буду плохо работать, никто меня не удержит здесь, понимаете, да? Ни депутаты, ни я сам не буду здесь присутствовать просто ради того, чтобы занимать это кресло. Нормальная тема – наем менеджера на эту работу. Плохо работаешь – депутаты собрались... Надо, по-моему, 13 депутатов, да? Какие проблемы? Больше могу сказать, я не отказываюсь от своих слов о сложении полномочий. Если достаточное количество депутатов зайдет сюда и скажет: «Слушай, Юрий Николаевич, вот нас 13 человек...» Вот у меня 13 стульев здесь свободных. «Все говорят, ты нас не устраиваешь».

– Ранее губернатор говорил в одном из выступлений: «Если по каждому вопросу, который вызывает осуждение в обществе, будем увольнять мэра, то у нас с вами мэров не хватит просто-напросто, у нас, в Орле, желающих на муниципальную службу очередь не стоит и скамейки запасных огромной нет». Почему никто не стремится, на ваш взгляд, стать чиновником?

– Если на чиновника нет уголовного дела, значит, он не чиновник и вообще плохо работает. К сожалению, это факт. Это постоянные представления надзорных органов, очень высокие риски при работе в этой должности, и я думаю, что практика последних лет во всех городах и областях показывает, что сегодня работать чиновником не так уж престижно, если откровенно говорить.

– А часто вообще ходите в Следственный комитет?

– Наплывами. Могу в месяц раз 5-6 сходить, а могу и месяц не быть там, по-разному. Вопросы <...> не обязательно ко мне, я как свидетель могу выступать. Но людей это все-таки напрягает, любого чиновника, давайте откровенно. Здесь, в этом здании администрации, в последнее время это частая практика. Не знаю, с чем это связано. Наверное, ужесточение требований.

– Думаете, правоохранители хотят таким образом показать свою силу?

– Я не знаю, я им оценку не хочу давать. У каждого своя работа. Поэтому, наверное, ответ простой. Очень высокие риски работы вообще в администрациях разного уровня. Например, я работал главой района, и там главы сельских поселений при отсутствии должного финансирования и доходов в бюджет обязаны исполнять Федеральный закон № 131 «Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ», и надзорным органам всё равно, есть у тебя деньги или нет. Будешь отвечать за всё абсолютно.

– Давайте поговорим о ситуации с ярмарками. Все местные (и не только) СМИ очень бурно отреагировали на конфликт интересов.

– В ноябре пришел работать и сразу же отменил постановление предыдущего главы о закрытии двух ярмарок. Это было сделано, чтобы изучить ситуацию и поговорить с предпринимательским сообществом, с населением (вот как раз это вопрос взаимодействия) о том, нужно ли сохранить на этих местах эти ярмарки или не нужно, и подготовить соответствующие документы. Всё мы это сделали. После этого, я об этом открыто говорил, после этого только приняли решение и продлили действие ярмарок, сначала с января по май продлили, изучили эту ситуацию, и в мае мы их продлили на год. Что касается конфликта интересов, я никогда не скрывал того, что пришел из бизнеса. Все организации, в которых мои родственниками были учредителями, переданы в доверительное управление. Я подавал все необходимые документы на изучение членам комиссии. Я до сих пор не могу понять, в чем конфликт интересов. Если бы эта площадка фигурировала в качестве одной из площадок по размещению ярмарок выходного дня, ну возможно, да. Никогда она там не фигурировала. В чем тогда конфликт заключается? Прокуратура вынесла представление. Хорошо. Рассмотрели, отрегулировали – всё.

– Сейчас люди из бизнеса хотят приходить во власть?

– Нет.

– С чем это связано? 12 лет назад хотели, а сейчас нет?

– Знаете, у меня немножко другая позиция была, да и сейчас она другая. У меня есть огромное желание что-то изменить, сделать что-то и для города, и для области. Я знаю, что мои знания, опыт, возможности мои, мои контакты позволят сделать пусть небольшой, но шаг вперед. Плюс, конечно, определенная, условно, подушка, которую я в свое время заработал, возможности, которые у меня сегодня есть, позволяют мне думать не о зарплате все-таки, а о результате работы.

– Зарплата какая здесь?

– Месячный фонд оплаты – 139,8 тыс. рублей минус 13%. Около120 тыс. рублей на руки получается. Примерно такие цифры. Вы, наверное, изучали мою декларацию. Там реализация дома родительского, имущества, поэтому это не доход на службе. В администрации района у меня было со всеми премиями 1,1-1,2 млн рублей в год. Премий у нас нет. Финансовое состояние города не позволяет выплачивать. У нас по итогам 2020 года закредитованность 113% от собственного дохода – это за рамками бюджетного правила. Еще у нас есть долги перед предпринимателями, которые выполнили работы для города. Мне передали 1 млрд рублей кредиторки. Мы должны с ней рассчитаться. При этом общий бюджет города на 1 мая текущего года составляет 8,54 млрд рублей, из которых всего 2,57 млрд рублей – это собственные доходы Орла.

– Орловская область – один из немногих регионов в стране, где мэр и губернатор представляют разные партии. Не мешает ли это совместной работе?

– У нас нормальные рабочие отношения. Самое главное, что губернатор видит проблемы города и глубоко в них погружен, помогает городу в ручном режиме, я бы так сказал, участвует в проблемах. Ни для кого не секрет, что все объекты в рамках программы благоустройства – Детский парк, Центральный парк, парк Победы – это наши совместные проекты. Благоустраиваем заброшенные территории и делаем [современные зоны] отдыха. На деньги, которые лично «притянул» в регион губернатор, привлек из Москвы, из разных источников. Поэтому говорить, что нам как-то некомфортно или неудобно работать, нельзя. Партийная принадлежность никак не разделяет нас в рамках рабочего процесса. Мы же на хозяйстве. Вообще, политику в нашей работе я не чувствую.

– У вас есть губернаторские амбиции?

– Нет, и никогда не было.

– Почему?

– Еще выше риски? <...> Не халатность, а что-то серьезнее... Нет. Понимаете, ведь с креслом приходит и ответственность. Это к вопросу, почему люди не идут во власть. Неважно, из бизнеса пришел или нет. Скорее всего, желающих просто занять кресло достаточно, но этого мало. В кабинете не приходится сидеть – надо идти к людям, отвечать за свои слова либо уметь отказывать и аргументировать собственную позицию. Сказать просто: «Нет, это я делать не хочу» не получится. Поэтому и амбиции эти должны быть со знанием дела.

– Мэрия Орла предъявила депутатам – борцам за светлое будущее счета на оплату законных налогов с их бизнеса. Расскажите подробнее о конфликте по поводу недосборов налогов в бюджет города.

– Мы в рамках муниципального земельного контроля проверили все земельные участки и выявили, что у некоторых парламентариев, занимающихся предпринимательством, кадастровая стоимость участков земли соответствует цене для ИЖС. При этом используются данные участки для торговли. Из-за этого город недополучал приличные суммы. В качестве примера: напротив от такого торгового центра, чья стоимость совпадает с участками под ИЖС, стоит дом, где бабушка сажает картошку. И квадратный метр земельного участка этой бабушки стоит столько же, как и квадратный метр под торговым центром. Однако предприниматели должны с этой земли выплачивать налогов в 2-3 раза больше стоимости земли в городе. В год от подобных действий бюджету Орла наносится ущерб в размере около 2 млн рублей. И это только часть того, что мы выявили. Или, например, куплен земельный участок в Северном районе Орла как раз для ИЖС. Раньше там стоял дом, а сегодня на том же месте торгуют строительными материалами. И мы кричим на каждом углу о том, что нам не хватает денег в бюджете, что чиновники много получают или что муниципальному предприятию что-то недодают, что не хватает денег на дороги. Поэтому я говорю, что надо просто каждому из нас отвечать за себя и смотреть, что происходит под его носом. Мне как раз эти товарищи депутаты не ответили на вопрос, кому эти земельные участки принадлежат. Ответ был простой: «Мы здесь вам задаем вопросы, а не вы нам». Что там у вас еще? Острые вопросы есть?

– Конечно, нужно обсудить ситуацию со строительством Красного моста. Занимающаяся ремонтом этого объекта компания ООО «Ремспецмост» снова оказалась под прицелом силовиков. Организация фигурирует в двух уголовных делах по факту использования подложных документов и хищения бюджетных средств. Помимо этого, в феврале следователи возбудили уголовное дело по факту получения травмы несовершеннолетним во время реконструкции Красного моста. Как вы оцениваете работу данного подрядчика? Не напоминает ли это историю многострадального «Титаника»?

– Давайте вернемся к истокам появления здесь «Ремспецмоста». Когда на мосту Дружбы появились проблемы с подрядчиком и он не смог справиться со своими обязательствами, пришел «Ремспецмост», который реально эту ситуацию исправил, вытянул, объект сегодня готов, сдан, с трудностями, с определенными проблемами. Силовики тоже пытаются там и уголовные дела возбуждать, и всё остальное... Да, и у меня были претензии к определенным вещам, но сегодня объект завершен. Дальше объявлен был конкурс на проведение, аукцион на строительство Красного моста, на ремонт, на реконструкцию. На данный момент подрядчик добросовестно работает, но именно по требованию подрядчика мы остановили ремонт, потому что проектная документация не соответствует реальному положению дел на объекте. Фактическая ширина подпорных стен оказалась больше размеров, отраженных в проекте. Исправим (там буквально 2-3 недели) и заново приступим к работам. Это безопасность людей, поэтому мы тут идем навстречу и подрядчику в том числе.

– Как пандемия изменила лично вашу жизнь? Путешествовать, может, перестали? Поменялись приоритеты – вместо Мальдив пришлось ехать в Крым?

– Я вообще не путешествую из-за работы в первую очередь. В прошлом году в Кисловодске был.

– Слушайте, это тренд всех чиновников в последнее время – ездить в Кисловодск. Понравилось там отдыхать?

– Хорошо, центр города понравился, изменений много – видно, что работают ребята и занимаются активно благоустройством. Но он меньше значительно, это нужно учитывать. Конечно, как и в любом городе, есть всё те же проблемы, что и у нас – с уборкой, фасадами, тротуарами, дорогами. Обычная история.

Нина Гаркавенко
Михаил Сошин
Комментарии 6
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Наше Радио Тамбов