Up

WorldClass

25 июня 2021, 06:35
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

HeadHunter

Всероссийский практический семинар

Главная / Аналитика / «Мы уступаем только IKEA, и то временно», – амбиции воронежского «Ангстрема» и проблемы на мебельном рынке

17.05.2021, 21:00

«Мы уступаем только IKEA, и то временно», – амбиции воронежского «Ангстрема» и проблемы на мебельном рынке

Воронеж. 17.05.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Воронежская мебельная компания «Ангстрем» с размахом отпраздновала 30-летний юбилей. Компания начинала свой путь с производства детских прыгунков в 1990-х и спустя три десятилетия трансформировалась в одного из крупных производителей мебели в стране. Пандемийный год, ставший для многих компаний последним днем Помпеи, для «Ангстрема» оказался очень удачным при росте в 50%. В планах основателя Геннадия Чернушкина – рост не менее чем на 30%, расширение мощностей и рост оборота с 7 млрд до 10 млрд рублей. По его словам, по некоторым показателям компания сейчас уступает только IKEA, и то временно. Но легко ли уживаться с такими амбициями на мебельном рынке в целом, ведь он таит в себе так много рисков?

30 лет «Ангстрема» в цифрах

В последние годы компания в основном сосредоточилась на расширении производственных мощностей в индустриальном парке «Масловский». На данный момент там функционируют логистический комплекс на 24 тыс. кв. м и запущенная в августе прошлого года фабрика фасадов за 1 млрд рублей. Ее полное «обмундирование» еще не завершено, так как из-за пандемии зарубежные поставщики задерживают оборудование. Сейчас в тестовом режиме на предприятии работает китайская линия упаковки, пока не придет новая. В основном упаковка фасадов производится вручную.

В этом году «Ангстрем» надеется начать строительство фабрики каркасов площадью 18 тыс. кв. м. Председатель наблюдательного совета компании Сергей Радченко оценил объем вложений в проект более чем в 1 мрлд рублей, из которых 500 млн рублей приходится непосредственно на строительство, большая часть пойдет на закупку оборудования. Запуск фабрики намечен на 2023 год. Сейчас на участке рядом с действующим производством ведутся подготовительные работы.

Предполагается, что производство каркасов после завершения работ полностью переедет в «Масловский». Площадку на Текстильщиков планируют перепрофилировать, но господин Радченко не исключил ее продажу в случае выгодного предложения. Площадка компании на Торпедо, которая ранее была основной, уже перепрофилирована под производство мебели по индивидуальным заказам. Также осенью этого года все офисные помещения переедут поближе к основному производству.

Существенный рост продаж подтолкнул «Ангстрем» к расширению складских мощностей, так как логистический комплекс уже не справляется с объемами. Там же у основного производства планируется строительство нескольких складских корпусов общей площадью 10 тыс. кв. м на зарезервированном участке в 4 га. Объем инвестиций в склады оценивается в 400-500 млн рублей. Их запуск намечен на февраль 2022 года.

После завершения всех работ в «Масловском» производственные и складские мощности компании будут увеличены на 90 тыс. кв. м, что дает «Ангстрему» потенциал для трехкратного роста. Компания намерена выйти на мощность 1,7 млн кв. м плит в год. «Мощности нашей площадки – ориентировочно 15-18 млрд рублей. Это утроение наших сегодняшних показателей, и к этой цифре мы должны подтянуть наши сегодняшние продажи», – отметил господин Радченко.

Что касается продаж, в 2020 году они выросли на 50%, в этом году «Ангстрем» намерен добиться увеличения на 30%. Позитивным фактором, как было отмечено выше, стал прирост в онлайн-продажах и мебели по индивидуальным заказам.

Массовая роботизация и искусственный интеллект

Во время экскурсии производственный директор компании Олег Батурин с гордостью расхваливал зарубежное оборудование на предприятии и людей, которые обсуживают его или выполняют ручную работу (например, искусственно старят мебель). По его словам, ручная отделка отличает компанию от конкурентов, но при этом «Ангстрем» запланировал масштабную автоматизацию производства. Олег Батурин отметил, что «людей в компании очень любят, но есть человеческий фактор». На данный момент рабочие выполняют вспомогательную функцию, укладывая материалы на оборудование и забирая уже готовую деталь. Господин Батурин подчеркнул, что в будущем их заменят роботы или так называемые коботы, работающие в паре с человеком. Более подробные планы по автоматизации он не раскрыл, так как то, что автоматизируется, легко копируется конкурентами.

Участники мебельного рынка видят в механизации как положительные, так и отрицательные стороны. Исполнительный директор столичной компании «Пластики и пленки» (поставщик «Ангстрема») Сергей Греков отметил, что автоматизация процессов позволяет оптимизировать производственные затраты и успешно работать на рынке, но это может привести к сокращению рабочих мест.

Однако председатель набсовета Сергей Радченко не видит в этом угрозы, поскольку освободившиеся рабочие руки можно смело отправить на будущую фабрику каркасов: «Высококвалифицированный персонал набрать сразу нельзя, его надо готовить и учить, а потом беречь как зеницу ока. И кто же в наше время будет увольнять эту зеницу ока, ее легче продать. Если мы заменим роботами оборудование на фабрике фасадов, то человек перейдет на производство каркасов. Более того, у нас постоянно растут продажи, поэтому персонал легко этот рост покроет».

Помимо производственных мощностей «Ангстрем» старается апгрейдить и торговые площадки. Как пояснил и. о. коммерческого директора Сергей Ярцев, в планах увеличить их на 20% (сейчас 225 салонов компании представлены в 85 городах). Ставку в продажах «Ангстрем» делает на онлайн-маркетинг. «Сейчас коммуникации с клиентом мы ведем в чатах на сайте, и уже когда он приходит в салон, точно знает, что ему нужно. Используем VR-технологии, благодаря чему клиент может посмотреть, как мебель впишется в его интерьер», – отметил господин Ярцев.

Из новых проектов топ-менеджер отметил разработку так называемого речевого аналитика, который при помощи нейронных сетей и искусственного интеллекта может контролировать всё, что происходит в салоне – начиная от техники продаж и заканчивая стандартами выставки образцов. Это помогает наблюдать за работой сотрудников и контролировать их ошибки, что позволяет минимизировать человеческий фактор.

В целом потенциал торговых площадок в компании оценивают очень высоко. «Отдача с квадратного метра у нас вторая в отрасли, мы уступаем только IKEA, и это временно», – отметил основатель компании Геннадий Чернушкин.

Бабушкин шкаф, или Что может помешать мебельщику развиваться

Позитивный образ компании, растущие мощности, инвестиции и обороты не могут не натолкнуть на мысли о рисках, которые приходится просчитывать, чтобы добиться высоких результатов. По словам Сергея Радченко, управляемые риски руководство не пугают, в отличие от угроз извне.

Один из основных рисков – в целом положение мебельной отрасли в России. Как отметил господин Радченко, основные комплектующие для производства приходится импортировать, из-за чего компания очень сильно зависит от изменения курса: «Я бы больше доверял российскому производителю, чем западному. Очень бы хотелось, чтобы в России появились заводы, производящие фурнитуру, чтобы у нас было не одно предприятие по производству плит. И очень бы хотелось, чтобы не оставляли без внимания происходящее в лесопромышленном комплексе». Более того, никто не отменял страновые риски, что всегда ставит под удар возможности развития экспорта.

Еще одной существенной проблемой является отсутствие в России рынка ремонта и отделки. «У нас есть застройщик и мебельщик, который почему-то куда-то ставит мебель. Вопрос – где тресты, концерны и предприятия, занимающиеся отделкой. Вот эта теневая ниша мешает соединить строителя и мебельщика. И как только мы эту проблему решим, станет гораздо проще», – отметил господин Радченко.

Пожалуй, самый главный риск, на который бизнес не может оказать влияние, – это средний доход населения. Так как мебель не является товаром первой необходимости, спрос на товар носит волнообразный характер. Отложенный спрос на мебель Сергей Радченко сравнил с бабушкиным шкафом, которым человек будет пользоваться до тех пор, пока у него не появятся лишние средства для обновления обстановки: «Как только человек испытывает трудности, он покупку мебели откладывает на потом. Когда становится хорошо и легко, он тут же бежит и покупает ее, так как всю жизнь пользовался только бабушкиным шкафом. Отложенный спрос на мебель колоссальный, но, к сожалению, он сильно [зависит] от доходов наших сограждан».

В пандемию мебельщики сильно «выросли» благодаря самоизоляции и «удаленке»: люди, привыкшие проводить дома мало времени, стали замечать недостатки в убранстве своего жилища. Плюс многим нужно было оборудовать рабочие места, а кто-то решил купить дачу, чтобы уехать на карантин из города. Потенциал мебельного рынка велик, если сложатся все факторы, отметил господин Радченко.

Анастасия Кочкина
(473) 212-02-88
Комментарии 2
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Наше Радио Тамбов