Up

Благотворительный фонд Чижова

21 сентября 2021, 05:11
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / Миллиардный бизнес с одного самосвала, экологичные перевозки и захват мирового рынка – генеральный директор воронежского ГК «АльфаДон» о бизнесе грузоперевозок

31.08.2021, 21:00

Миллиардный бизнес с одного самосвала, экологичные перевозки и захват мирового рынка – генеральный директор воронежского ГК «АльфаДон» о бизнесе грузоперевозок

Воронеж. 31.08.2021. ABIREG.RU – Эксклюзив – Воронежская компания «АльфаДон» на протяжении 10 лет занимается доставкой нерудных материалов, а с недавних пор и сельхозтоваров по всей России. Компания имеет миллиардный оборот, при этом, по словам руководителей, «АльфаДон» не собирается останавливаться на достигнутом и в течение ближайших 10 лет планирует выйти на мировой рынок. 35-летний генеральный директор ГК «АльфаДон» Дмитрий Колисниченко рассказал «Абирегу» о том, как организация собирается реализовать масштабные планы, как вести бизнес с другом и о том, как в 25 лет начать свое дело с одного самосвала.

– Дмитрий Владимирович, в карточке для проекта «Молодой предприниматель» вы сообщили, что хотите в течение пяти лет увеличить EBITDA до 5 млрд рублей, увеличить собственный парк самосвалов до 400 технических единиц и, соответственно, увеличить зоны присутствия в России. В дальнейшем вы хотите стать компанией номер один в европейской части России по перевозкам и поставкам нерудных материалов. Расскажите, как вы планируете всё это сделать за такой относительно небольшой промежуток времени? Особенно в такое непростое время, когда бушует коронавирус, постоянно происходят скачки цен на различные услуги и т. д.

– Наша компания на рынке 10 лет. Какие наши «киты», основы, на каких мы держимся? Первое – клиенты, второе – репутация, третье – команда, благодаря которой мы идем вперед. Есть еще четвертое – это технологии. Полагаясь на всё это, за 10 лет мы стали лидерами по самосвальным перевозкам и планируем в 2025 году стать лидерами в Европейской части России. Наша репутация, наши технологии, наша стратегия сделали так, что наш бренд уже узнаваем.

Мы хотим занять нишу в своем сегменте. При всем нашем развитии мы берем ответственность перед государством в рамках налогов, в рамках зарплат сотрудникам, в рамках действующей обстановки в государстве и мире. Это сложно, но это тонизирует. И неважно, сезон это или нет. Мы ответственны и с экологической точки зрения. Что касается нашего автопарка, то наш транспорт соответствует экологическим нормам Евро-5 и Евро-6. А что касается самой компании, то мы всегда стараемся участвовать во всевозможных акциях. Например, в акции «ЧистоДон», в рамках которой убирали реку Дон. На такие акции стараемся ходить всем коллективом. Кроме рек также занимаемся уборкой парков 2-3 раза в год.

– У вас есть и еще более масштабная цель – выйти на мировой рынок через 10 лет. Насколько реалистичной вы видите такую цель?

– Я говорю всей команде: «Всё, что мы хотим, мы сделаем. Главное – желание». Если мы не поставим амбициозную цель, нам некуда будет стремиться. Никто не знал, что в 35 лет можно управлять компанией со штатом в 300 человек и миллиардным оборотом. Мне все говорят, что это из-за того, что звезды сошлись. На самом деле всё давалось с трудом. Чтобы выйти на мировой рынок, нам надо стать топами в России. Я не вижу проблем с этим. С каждым годом границы между странами размываются. На мировом рынке правят торговые монополии-гиганты. Что нам мешает быть такими? С помощью таможенного союза мы сможем упрощенно пересекать границу с простым оформлением документов.

– Какие страны в первую очередь планируете покорять?

– Начнем с таможенного союза. Например, Белоруссия, Узбекистан, Казахстан и т. д.

– У вас есть подробный план вашего развития на ближайшее будущее?

– Да, конечно, есть. По доходам, по покупкам автомобилей. Хотим приобрести еще 50 автомобилей в будущем году на метане. Это плюс и нам, и экологии.

– Дмитрий Владимирович, назовите несколько главных достоинств компании и ваших сотрудников, благодаря которым вы можете быть уверены, что сможете добиться поставленных целей.

– Первое – ответственность. Каждый знает, что если он не выполнит свою работу, то это приведет к таким-то последствиям. Второе – исполнительность. Поручения выполняются точно и в срок. Человек, который полностью погружен в компанию, готов на многое. Ночью поехать куда-то, например. Люди замотивированы на стратегические цели. Наши сотрудники всегда упоминают название компании, хотя мы не просим об этом. Это говорит о многом. Таким образом, мы в Черноземье такие единственные. Я считаю, что в нашем сегменте у нас здесь вообще нет конкурентов. И опять же, вернемся к экологическим акциям. Наши сотрудники настроены на сохранение окружающей среды, а это важно как для компании, так и для меня, я так воспитан.

– Ваша головная компания находится в Павловске. Такое расположение для предприятия, которое занимается логистикой и перевозками, географически выгодное?

– Да. Мы начинали с одной машины. На тот момент мы до конца не осознавали, что Павловск логистически очень удобен. Здесь и трасса М4. Мы посередине между Москвой и Краснодаром. А Павловское месторождение гранита – лучшее в Европе. Независимо от того, что Павловск – это районный центр, он выгодно расположен. Некоторые партнеры не знают, где мы находимся. И возникают вопросы, почему наша компания здесь. Весь персонал здесь. А еще Воронежская область – это столица Черноземья. Мы как раз в прошлом году начали возить зерно в Ростов. А когда российские власти приняли декларацию, что машины можно грузить только по норме, мы стали выгоднее, чем КамАЗы. Мы быстрее везем, меньше расходы на топливо. К тому же у нас машины все новые. Самая старая 2018 года.

– Получается, вы никогда не планировали поменять основную локацию?

– Нет. У нас есть филиал в Поволжье. Там сейчас находятся 25 машин. Это был наш первый филиал. В 2020 году он появился, когда мы из-за ковида «просели» по выручке и показателям. Мы были пострадавшей отраслью. В тот период машины подорожали на 30%, так как также просел рубль по отношению к евро. Можно было отказаться от этой затеи, но мы всё же рискнули. Дальше мы планируем также двигаться по стране с такими филиалами. Уже сейчас подбираем подходящие варианты. Но параллельно с этим будем развивать и основную «базу» в Павловске, потому что местный рынок позволяет перевозить всё: от сельхозпромышленности до рудной.

– Во сколько вам обошлось открытие филиала?

– Всё обошлось в районе 350 млн рублей.

– Планируете еще где-то запустить филиалы в ближайшее время?

– Зимой определимся с точками. Среди вариантов – Нижний Новгород, Краснодар, Подмосковье. Мы открываем филиалы в зависимости от нескольких факторов – клиенты, наличие карьеров, хорошие дороги, которые удачно расположены. Также ориентируемся на крупные проекты, которые реализуются рядом.

– Перейдем к теме, без которой уже сложно представить нашу жизнь, – это пресловутый коронавирус. Расскажите, с какими проблемами ваше предприятие столкнулось в период пандемии. Как справлялись, работали?

– Главная проблема – «заморозка» дорожных объектов вместе с деньгами. Средства из бюджета с этой отрасли в стране были перенаправлены на борьбу с пандемией. Каждый регион жил своей жизнью. Нам приходилось искать новых клиентов. Многих клиентов мы потеряли, потому что они сами пострадали из-за локдауна. У них кончались деньги, им нечем было платить. Везде бюджеты сократились. В 2021 году, наоборот, стали больше денег выделять на дороги. Вообще сегодня дороги равно логистика. Сегодня всё нужно доставлять. Есть четыре способа доставки – железные дороги, авиа, река и дорожный транспорт. Ж/д в 2021 году подорожал с весны. Цены на перевозку угля взлетели из-за этого с 50 до 170 долларов. В итоге все вагоны «уехали» на уголь. Их сейчас нет за любые деньги. Это послужило для нас большим преимуществом.

– Были ли финансовые потери во время пандемии?

– Могу сказать, что мы в этом плане молодцы. Мы не сократили сотрудников вообще. Зарплаты и оклады сохранились. У нас выручка осталась на том же уровне, но прибыль «просела». Стали договариваться с поставщиками об отсрочках. Они понимали, что мы крупный клиент, и пошли на уступки. Мы также сократили свои расходы. Ввели норму топлива. Она стала прогнозируемая. Ввели технические новшества. В рамках целевого автопарка это существенно. Мы к этому пришли опытным путем, отправляя образцы масла и топлива в лаборатории. В итоге наши машины дольше ездили, но денег мы тратили меньше.

– Уменьшилось ли общее количество заказов в это время?

– Конечно, уменьшилось. Бюджеты подрезались. Объемы уменьшились из-за сокращения федеральных, региональных бюджетов на дороги. Например, при смене губернатора в Белгородской области заказы на дороги вообще пропали. Это за 20 лет впервые.

– Ваше предприятие получало какую-то государственную поддержку во время локдауна?

– Да. Не помню, по какому постановлению. Она была в виде выплат МРОТ на каждого сотрудника. В целом получилось около 12 млн рублей.

– А в целом получаете какую-то поддержку от государства?

– Нет. Транспорт не субсидируют, в отличие от сельского хозяйства.

– Вы на протяжении долгих лет разделяете руководство компании с Романом Харцызовым. Вместе с ним и бизнес начинали. Трудно ли управлять предприятием на протяжении долгого времени с одним и тем же человеком? Ведь наверняка приходится в каких-то местах уступить, прислушаться, где-то даже довериться человеку.

– Мы плотно сотрудничаем лет 15. Смотрим на ситуации со всех сторон. И хорошо, что мы разные. Споря, мы взвешиваем ситуации с двух сторон. Мы научились доверять за это время и не сомневаемся друг в друге. Главное – общее здоровье. У нас вообще большие планы. Проблем с их реализацией нет. Благодаря пандемии мы избавились от эйфории, которая была в 2019 году. Тогда же всё было просто прекрасно. Во время пандемии мы стали искать пути выхода, анализировать передвижение водителей. Почему они там не проехали или не вовремя приехали. Выставили норму по километражу. Это увеличило эффективность на 10%.

Мы разделяем личную жизнь и бизнес. У нас нет типичных случаев, что кто-то кого-то подставил. Мы в бизнесе хотим построить что-то великое. Деньги – это второстепенное. Если ты построишь что-то фундаментальное, у тебя будет всё. Каждый из великих людей хотел упростить жизнь человеку – Apple, Microsoft.

Изначально с Романом мы были друзьями, а потом стали партнерами. А не наоборот, как обычно бывает. В целом в компании я занимаюсь продажами и документами, а он – технической стороной.

– Ваша компания сначала называлась «Спецтехника». В 2014 году вы переименовались в «Альфа Дон». Зачем поменяли название группы компаний и почему именно такой выбор?

– В самом начале у нас был погрузчик, с помощью которого мы доставляли мусор, песок. Пользовались спецтехникой. Но с покупкой нового транспорта мы поняли, что наше название уже не актуально. В 2012 году мы купили тягач с прицепом. И поняли, что нужно название-бренд. В нашей сфере все находятся в каменном веке. Мы понимали, что в нашей сфере мы будем лидерами-первооткрывателями. В итоге с подрядчиками посидели, подумали, написали бренд-бук. Пришли к тому что «Альфа» – это первые, а «Дон» – привязка к месту. И родилось короткое, но запоминающееся название.

– Как вообще появилась идея запустить такой бизнес? Расскажите, как всё начиналось.

– Под боком Павловск с ГОКом. Это первое. Второе – мы видели кучу машин, которые здесь ездят. Было принято решение попробовать с маленькой машинки.

– Какой объем вложений потребовался на начальном этапе для запуска компании?

– У меня была компания по ремонту с 2007 года. Занимались капитальным ремонтом в Павловске. Первые деньги заработал там. Нам хватило денег на покупку старенькой машины. Она обошлась примерно в 1,5-2 млн рублей. Она была старая, ломалась постоянно. На ее ремонт много денег уходило. Но благодаря первым клиентам мы вышли на большой контракт. В 2012 году мы уже отгружали по 60 машин в день для «Тулаавтодор». Оно закупало гранитную продукцию. В итоге о нас пошли слухи. Мол, какие-то два подростка такое провернули. И в 2012 году мы взяли уже две новые машины в кредит. С этого начался «АльфаДон».

– Вам 35 лет, и вы занимаете должность генерального директора в компании. Вы когда-нибудь сталкивались с тем, что вас не воспринимали серьезно в силу вашего возраста? Ведь, когда вы начинали бизнес, вам было всего около 25 лет.

– Общение поколений и их столкновение актуально всегда. Технологии идут вперед. Это нормально. Если ты выделяешься из общества – ты уже подозрителен. В Америке относятся к поколению next лояльнее, оно там раньше появилось У нас же существуют пережитки Советского Союза. И ты раньше 40 лет не можешь занять должность директора. Но то время кончилось. Меня такое не нервирует. Все люди разные. Я сужу людей не по возрасту, а по профессионализму. Если есть желание – можно разобраться в отрасли за короткий промежуток времени.

– Во время нашего с вами диалога по телефону вы рассказали, что всегда готовы к новому, готовы развиваться, участвуете в разных мероприятиях. Какую выгоду для своего бизнеса вы в этом наблюдаете?

– Года три мы мало участвовали в каких-то мероприятиях. Сейчас мы поняли, что стали достаточно крупными. К нам прислушиваются поставщики. Мы стали открытыми для общества и говорим: «Приглашайте нас, мы готовы участвовать». Если это хоть как-то связано с нашим бизнесом, мы участвуем. Я всегда с позитивом отношусь к мероприятиям. Особенно к конкурсам, где можно посмотреть со стороны на свою компанию и конкурентов. В конкурсе ты участвуешь для того, чтобы понимать тенденции, пути развития, получать информацию. Также это новые знакомства. Никто не знает, как тебе пригодится фраза, которую ты можешь услышать на мероприятии от случайного человека. Она может стать индикатором новой мысли и идеи. Именно так я отношусь к этому.

– С каждым годом вы наращиваете «производственные мощности» предприятия – увеличиваете количество техники в вашем парке. Как дорого вам обходятся машины? Сложно ли содержать автопарк с сотней самосвалов?

– Это очень сложно. Модель работы лизинга и логистики – это работа в ноль в лучшем случае. Мы выстраиваем отдел продаж и работу машин так, что каждая из них работает в плюс.

– Сколько стоит ваш самый дорогой самосвал?

– Стоимость газовой машины – 12,5 млн рублей. Это тягач, и к нему за 4-5 млн рублей прицеп. Сцепка машин обходится в 16-17 млн рублей.

– Какие еще машины содержите?

– Мы используем еще дизельные машины.

– Расскажите о том, какие перевозки чаще всего интересуют заказчиков.

– Чаще всего мы сотрудничаем с дорожными компаниями. Также в нашем портфеле клиентов есть и карьеры: например, АО «Национальная нерудная компания». У нас хорошие партнерские отношения. С прошлого года стали получать заказы от сельскохозяйственной отрасли. В основном мы занимаемся поставкой щебня с ГОКов. А так, всё зависит от желания заказчика. Он говорит: «Мне нужна такая-то фракция». Подходит, например, с липецких карьеров, которая имеет меньшие показатели по качеству, везем ее. Тут работают две составляющие – цена сырья и цена логистики.

– Назовите компании, с которыми тесно сотрудничаете.

– Наша география поставок – это 20 регионов страны: Черноземье, Поволжье, Юг страны. Одна из компаний - ООО «Трансстроймеханизация». Мы в 2019 году перевезли 400 тыс. тон песка на строительство трассы, по которой вы ехали сюда (в Павловск – прим. ред.). Около 40 машин работали 2 месяца по этому заказу. Также мы сотрудничаем с «ДСК-Автобан». Сейчас работаем с китайской компанией SRCC. Она зашла на трассу Москва – Казань. По Черноземью мы сотрудничаем с «Белдорстроем». Также работаем в Саратове и Волгограде. Мы знаем всех топов. С кем-то хоть раз да сотрудничали. Не все готовы платить выше рынка, по цене, по которой мы работаем. Но мы знаем, за что наши клиенты платят больше.

За 10 лет не было ни одного суда на тему того, что мы что-то не выполнили. У нас открытая статистика. Мы платим все налоги, а на нашем рынке в основном стараются работать «вчерную». Спасибо государству, что мы можем работать в открытую и присутствует здоровая конкуренция. В сельхозотрасли у нас подписаны контракты с «Астон» и его закупщиками. У нас, наоборот, не хватает машин.

– Расскажите про самый крупный заказ.

– С «Трансстроймеханизацией» был короткий контракт. Мы им возили песок, приходилось часто менять водителей, выстраивать логистику, чтобы и ночью, и днем поставки производились. Также в Поволжье, на границе с Казахстаном, участвовали в строительстве дороги. В рамках двух месяцев надо было перевезти 150 тыс. тонн заказа. Участвовало 50-60 машин. Подбирали оптимальные пути, работали ночью, подготавливали разгрузочные площадки.

В 2015 году с АО «ННК» помогали строить аэропорт «Платов». Тоже в рамках 2 месяцев надо было возить летом из Воронежа в Ростов заказ. С учетом ремонта дорог и пробок искали объездные пути, чтобы уложиться в сроки. Мы не привязываемся к одному клиенту. Рискованно иметь одного крупного клиента на постоянке. Нельзя так работать по бизнес-модели. В каждом регионе они у нас есть. Да, есть топы, с которыми мы активнее сотрудничаем. Они составляют 25-30% от выручки. Самой дорогой заказ в рублях – порядка 100-120 млн.

– Как вы относитесь к системе ПЛАТОН. Сколько уходит на оплату этой системы?

– Как все перевозчики, которые передвигаются по федеральным трассам, мы пользуемся ей. Затраты есть, не существенная, как топливо, но если говорить в общем, то денег уходит много. Это решение правительства, значит, так надо. Я надеюсь, дороги станут лучше. Любые нововведения – для населения стресс. Это нормально. Мы привыкли. Надеемся наши дороги будут лучше.

– К слову о судах. В картотеке арбитражных дел увидели большое количество исков вашей компании к разным предприятиям. При этом по отношению к вашей компании, действительно, исков нет. Часто ли вы сталкиваетесь с негативными заказчиками? Почему подаете иски?

– К сожалению, мы судимся. Как поставщики мы обращаемся в суд, так как клиенты не оплачивают то, что мы выполняем. Мы долго при этом ждем, пытаемся в досудебном порядке урегулировать. Но когда через 2 месяца люди не понимают нас, мы идем в суд. В зависимости от ситуации мы потом в будущем можем продолжить работать с такими фирмами. Всякое могло произойти, например, им где-то кто-то не заплатил. Смотрим по ситуации. У нас нет понятия «обиделся». Это бизнес.

– Вы рассказывали, что планируете внедрять IT-продукты в компании. Расскажите поподробнее.

– Сейчас мы тестим мобильное приложение для водителей. У нас есть большой зазор времени по доставке документов-оригиналов в Павловск для сверки по бухгалтерии. Чем меньше занимает по времени сверка, тем быстрее мы получаем деньги. Наши водители ездят 5-7 дней. А на сверку уходит неделя. Мы можем сократить интервал до 1-3 дней благодаря приложению. Водитель, получив документы, вбивает туда данные – и сразу закрывается рейс.

– Ваша компания переходит на альтернативные источники топлива – газ. Почему было принято такое решение?

– Это экологично. Сейчас автомобили ездят на дизеле. На газ мы перевели две пробные машины. То есть можно не менять машину, а сделать ее работающей на газе. Это удешевляет стоимость километража. Газ дорожает меньше, чем дизельное топливо. А вот дизельные машины мы будем переводить на газодизель. В рамках всего автопарка это существенная экономия. Плюс газовые машины, где только газ, имеют нюансы. Они дороже на 3 млн рублей, и их содержание дороже. Также у них ниже запас хода. На дизеле без дозаправки ты можешь проехать 2 тыс. км, а на газе – 500 км. Дозаправка газа дольше. Но при этом заправок на метане меньше, чем АЗС. А значит, надо подбирать маршрут с учетом этого.

Из плюсов газа – это экологичный вид топлива. Плюс газ дешевле, чем дизель. Но мы покупаем машины на газе, потому что начинаем строить собственную автомобильную газонаполнительную компрессную станцию здесь, в Павловске. Это тоже удешевит процесс заправки. Мы будем закупать газ по оптовой цене. Станция должна появиться у нас в этом году. Ее строительство обойдется в 90 млн рублей.

– Дмитрий Владимирович, вы воспринимаете свою команду как семью, у вас достаточно развита корпоративная культура. Это помогает сотрудникам в работе?

– Каждый сотрудник знает отношение к ним. Он знает, что с его проблемой он может обратиться к нам, руководителям. Люди – главный актив компании. Это наш тезис. Но если кто-то где-то провинился – накажем. Есть четкая субординация, которую нельзя нарушать, – как в любой семье.

– На ваш взгляд, в такой дружной «семье» вы проявляете себя как лояльный руководитель или же как суровый начальник?

– Больше как лояльный. А вот «суровый» не то слово. Совсем лояльным нельзя быть, люди расслабляются. Мы держим сотрудников в тонусе. Они знают, что мы даем хорошую возможность зарабатывать. Все сотрудники мотивированы. Я могу с уверенностью сказать, что водитель, отъездив 15 дней, получит 100 тыс. рублей на руки. Это всё официально. Многие, кто работал раньше «вчерную», знают, что такое, когда тебе не платят. У нас водители – это 80% всех сотрудников. Они ни белые воротнички, ни менеджеры. С ними надо как в армии. Мы их ценим, уважаем.

– У вас молодой коллектив?

– Да, молодой. У нас работает чуть больше 260 сотрудников.

– Как бы охарактеризовали в целом состояние логистического рынка в Черноземье?

– Наш род деятельности – самосвальный вид перевозки – это специализированная вещь. В Черноземье он развит, много карьеров под боком. Мы общаемся на языке цифр, поэтому в Черноземье мы лидеры. В бизнесе время очень важно. Если поставщик вовремя не привез материал – клиент не сдал. Накладываются штрафные санкции. Каждый дорожник понимает, что такое количество машин есть только у нас. Все головные проблемы клиентов решаем мы. Они за это готовы платить.

– С какими проблемами чаще всего сталкиваются перевозчики сегодня?

– Со стороны покупателей – это нерадивые клиенты, которые пытаются обмануть. Также существует проблема организации приемки, всё упирается во время погрузки-выгрузки. Что касается поставщиков, к сожалению, есть такие, которые торгуют некачественным товаров. Наша компания обошла эту проблему. Мы знаем, где качественный материал, а где – нет. Если нас просят привезти материал от недоброкачественных поставщиков, мы прописываем в договоре, что за качество мы не несем ответственность.

– И напоследок. Что бы вы посоветовали молодым предпринимателям, которые хотят начать свое дело или расширить существующее?

– Желаю всегда ставить амбициозные цели, гореть своим делом. Надо ложиться и вставать с этими мыслями. Наша компания и наши сотрудники – это яркий показатель того, что не обязательно находиться в мегаполисе, чтобы добиться чего-то большого. Сейчас эра технологий и коммуникаций. Сейчас, находясь на острове, можно управлять целой корпорацией. Главное, чтобы были точки контроля. Всему молодому поколению желаю успехов. Дорога всегда будет тяжелой. Что такое неудача? Это попытка варианта достижения своей цели. Когда ты их будешь перебирать – придешь к своей цели. Также каждый должен идти по жизни со своими морально-этическими ценностями. Это важно. Карма всегда тебя вознаградит, особенно в бизнесе. Сейчас ценят надежность, профессионализм и технологии.

Ирина Коротких
Комментарии 4
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум