Up

WorldClass

18 октября 2021, 04:18
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / Орловский «Промцеолит» вывели из-под кредитного «удара», но законно ли?

01.10.2021, 15:42

Орловский «Промцеолит» вывели из-под кредитного «удара», но законно ли?

Орел. 01.10.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Истории о том, как банки забирают за кредитные долги крупные заводы, уже не являются чем-то новым. Это, скорее, обычная практика. А вот случаи, когда предприятиям, наоборот, удалось ловко уйти от обязательств, вызывают неподдельный интерес. Один из примеров в Черноземье – орловский завод «Промцеолит», который был в залоге у «Газинвестбанка», но «выскользнул» из кредитной петли оригинальном образом. Удивительные заемщики и где они обитают – в материале «Абирега».

История началась в 2007 году, когда в «Газинвестбанке» под залог завода «Промцеолит» был взят кредит на 100 млн рублей. Солидная сумма понадобилась «дочке» промышленной группы «Алсико», в состав которой входит «Промцеолит». Однако спустя два месяца после выдачи кредита банк, по сути, в убыток себе заменил его векселем, который затем якобы потерялся. Вскоре у «Газинвестбанка» отзывают лицензию, правопреемником становится Агентство по страхованию вкладов (АСВ). Несколько лет в судах АСВ безуспешно пытается вернуть 100 млн рублей долга и еще 273 млн просроченных процентов и пени.

Агентство по страхованию вкладов – это госкорпорация, которая занимается выплатой страхового возмещения вкладчикам банков в случае отзыва у них лицензии. Также на АСВ возложены функции конкурсного управляющего несостоятельных банков. Именно агентству они и были переданы в отношении ОАО КБ «Газинвестбанк», когда тот был признан банкротом и Центробанк отозвал лицензию из-за существенной недостоверной отчетности и проблем с выплатами клиентам. Произошло это в 2009 году, а завершилось конкурсное производство лишь спустя 10 лет. Однако многомиллионный кредит банку ПГ «Алсико» так и не вернула, эта схема будет раскрыта чуть позже.

Стоит отметить, что история с невозвращенным кредитом «всплыла» в связи со вспыхнувшим на «Промцеолите» конфликтом акционеров. Руководство ПГ «Алсико» через суд добилось исключения инвесторов из состава акционеров «Промцеолита». Инвесторы, в свою очередь, подозревали, что в деле могла иметь место фальсификация документов и подписей, о чем они заявляли в суде. И тут выяснилось, что похожие сомнения выражали в суде с ПГ «Алсико» и представители Агентства по страхованию вкладов. В частности, утверждалось, что договор новации (о замене кредита векселем) «Газинвестбанк» никогда не заключал и не подписывал, а сам вексель во владение не принимал и не располагал оригиналом ни того, ни другого. Но если это правда, то как это стало возможным и, главное, кому это нужно?

Чтобы разобраться в столь непростом деле, погрузимся в хронологию.

Добросовестный заемщик

«Газинвестбанк» обслуживал компании федерального значения (в основном предприятия газодобывающей и газоперерабатывающей отрасли), а также малый и средний бизнес. В сентябре 2007 года в банк обращается производитель средств защиты растений ООО «Алсико-Агропром», дочерняя фирма ПГ «Алсико». Заключается договор о возобновляемой кредитной линии с лимитом единовременной задолженности в 100 млн рублей. Поручитель – ПГ «Алсико».

Материалами дела подтверждается, что с сентября по ноябрь 2007 года на счет «Алсико-Агропром» действительно были перечислены 100 млн рублей. Как добросовестный заемщик, компания платила проценты в течение 10 месяцев – в назначении платежа «Алсико-Агропром» указывала именно кредитный договор. При этом в суде по иску АСВ была подмечена одна странность: общая сумма уплаченных за 10 месяцев процентов составила 21 млн рублей, что намного больше размера процентов, которые следовало бы заплатить вообще за весь период действия кредитного договора.

В апреле 2008 года под залог взятого кредита оформляется завод «Промцеолит» в Орловской области. И с этого момента начинаются неприятности.

Задним числом

В 2009 году в «Газинвестбанк» после отзыва лицензии в качестве конкурсного управляющего заходит АСВ. В ходе проверки агентство выясняет, что кредит и проценты «Алсико-Агропром» не вернула, и обращается в суд с заявлением о взыскании задолженности и заложенного имущества.

Однако в ходе судебного разбирательства выявляется факт замены кредитного долга векселем, о чем, по-видимому, не были в курсе ни АСВ, ни сам банк. Представители «Алсико-Агропром» заявили, что якобы 28 ноября 2007 года, спустя два месяца после оформления кредита, они с банком по обоюдному согласию заменили многомиллионный долг по выплате кредита, процентов и неустоек векселем. В результате у ответчика отпала обязанность по выплате кредита, процентов и неустоек и возникло новое обязательство по векселю. Также этим векселем выводился из-под кредитного «удара» заложенный банку завод «Промцеолит». Но почему же тогда в 2008 году, то есть уже после оформления векселя, «Алсико-Агропром» платила проценты по кредиту и заложила «Промцеолит»? Эта нестыковка может указывать на некую недобросовестность одного из участников сделки: «Газинвестбанка» или ПГ «Алсико».

Чтобы понять, в каком глубоком удивлении были истцы, следует сказать, что в «Газинвестбанке» представители АСВ не обнаружили этого векселя при первоначальной проверке. Однако у компании «Алсико-Агропром» была копия этого документа. И, по идее, АСВ могло бы потребовать уплаты долга по этой копии. Но по закону требовать уплаты они могли, лишь имея на руках оригинал векселя. А его, напомним, в банке не обнаружилось. Чуть позже «всплыла» его «копия», но в другом месте и не сразу.

Новым владельцем спорного векселя оказался некий господин Локтев, который сам об этом и сообщил. Якобы ему документ передал «Газинвестбанк». Об оплате векселя Локтевым речи нигде нет. Выходит, передан безвозмездно? И тут возникает вопрос к кредитной политике и службе безопасности банка. Как банк мог сначала заменить кредит векселем, отказаться от имущества завода в залоге, а потом утратить оригинал векселя? Но эти вопросы пока без ответа. По данным «Абирега», в отношении некоторых руководителей банка возбуждены уголовные дела, ведется расследование.

Господин Локтев, в свою очередь, передает спорный вексель некоему Владимиру Мелкумову, который передает его Синарскому нерудному управлению, где он же числился директором. Эта компания в суде утверждала, что оригинал векселя у них был, но они направили его в Пресненский районный суд Москвы вместе с иском к векселедателю – «Алсико-Агропром». Однако в суде эту информацию четко опровергли, оригинал векселя они не получали. Но с какой целью Синарское нерудное управление может прятать оригинал векселя, если он вообще существует? Ответ прост: если оригинал есть – по нему можно провести почерковедческую экспертизу и доказать или опровергнуть его фальсификацию.

Карты раскрыты, а документы спрятаны

Московским городским судом было установлено, что определить место нахождения оригинала векселя не представлялось возможным. Кроме того, председатель правления «Газинвестбанка» госпожа Маймина выражала сомнения в подлинности своей подписи на договоре новации, который оформлялся вместе с векселем – ответчики представили суду его копию, а не оригинал, в банке же договор не был найден. Тем не менее суд посчитал справедливым и законным поверить копиям векселя и договора и отказать АСВ в удовлетворении иска о взыскании многомиллионного долга. Выходит, копии достаточно, чтобы уйти от долга, но недостаточно, чтобы вернуть долг.

В чем же интерес Синарского нерудного управления прятать оригинал векселя? Дело в том, что директор этого предприятия является хорошим знакомым руководителя компании «Агроимпэкс» Георгия Тютюнникова, которой и передается в итоге вексель. «Агроимпэкс» находится буквально в соседнем кабинете с ПГ «Алсико», глава – Александр Казаченко. А кроме того, 50% уставного капитала «Агроимпэкса» – в залоге у бизнес-партнера господина Казаченко – китаянки Лины Ванг, с которой бизнесмен создал общую компанию Alsico Overseas Ltd.

Важно отметить, что одним из условий векселя, якобы оформленного в «Газинвестбанке», является срок платежа – по предъявлении. То есть «Агроимпэкс» не обязан требовать от ПГ «Алсико» вернуть деньги. Да и зачем требовать? Свои же люди – сочтутся.

Следствие ведется

В «Газинвестбанке» была проведена проверка по выявлению сомнительных сделок и признаков преднамеренного банкротства банка. По ее результатам были поданы два заявления в правоохранительные и судебные органы. Банк признали потерпевшим по уголовному делу, возбужденному по факту хищения у него 223 млн рублей (ч. 4 ст. 159 УК РФ – «Мошенничество»). Однако позже было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

К слову, на днях Агентство по страхованию вкладов предложило координировать работу по расследованию дел о выводе активов из банков на более высоком уровне. «Истории с банками, с выводами активов – это очень продуманные многоярусные схемы, разобраться в них быстро сложно. Опыт у правоохраны нарабатывался годами», – сказал глава АСВ Юрий Исаев в интервью РБК. По его словам, в некоторых странах эта работа централизована, в ней участвуют соответствующий ликвидатор (как АСВ) и регулятор, а также правоохрана, прокуратура и даже разведка, то есть координация процесса на очень высоком уровне.

Путь компании «Алсико-Агропром» так же, как и «Газинвестбанка», завершился банкротством и ликвидацией организации. Дело о признании ПГ «Алсико» банкротом окончилось мировым соглашением с кредиторами промышленной группы о выплате долгов. По словам собеседников «Абирега», незавидная участь может ждать и орловский завод «Промцеолит». Согласно открытым данным, предприятие переживает финансовый кризис.

Алексей Поляков
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

онлайн-форум «Территория продаж»