Up

WorldClass

18 октября 2021, 03:21
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / Акционер проблемной белгородской «Медтехники» Илья Коптяев: «Первое правило должно быть: «Не навреди»

04.10.2021, 09:15

Акционер проблемной белгородской «Медтехники» Илья Коптяев: «Первое правило должно быть: «Не навреди»

Белгород. 04.10.2021. ABIREG.RU – Аналитика – Белгородская «Медтехника», принадлежащая на 51% региону, переживает кризис. За последние три года по неизвестным причинам компания ушла с поста лидеров отрасли, заметно сократилась прибыль, акционеры перестали получать выплаты дивидендов, а также началась текучка кадров, постоянно поступают жалобы на несправедливое увольнение.

Кроме того, в Арбитражном суде Белгородской области сейчас рассматривается иск от акционеров АО «Медтехника» о признании недействительной сделкой благотворительной помощи Фонду содействия развитию инженерной, строительной и социальной инфраструктур области. Сумма, которую перевел генеральный директор организации Виктор Гавриленко, составила 7 млн рублей. По словам акционеров, это решение было принято без их согласия и в текущем положении компании является сомнительным. При этом, по данным ИФНС, озвученным в ходе очередного судебного заседания, чистая прибыль АО «Медтехника» за 2020 год составила чуть больше 7 млн рублей.

О том, почему компания оказалась в такой ситуации и как обстояли дела раньше, «Абирегу» рассказал бывший гендиректор белгородской «Медтехники» и один из акционеров Илья Коптяев, который был отправлен в отставку в 2018 году после 6 лет стремительного развития компании под его руководством.

– Илья Николаевич, когда вы пришли в «Медтехнику», как выглядела компания на тот момент, можете вспомнить?

– Я приступил к исполнению обязанностей в июле 2012 года. Этому предшествовало собрание акционеров, на котором были рассмотрены три кандидатуры. В их числе был прежний гендиректор Юрий Новоченко, который около 16 лет руководил компанией, и еще два молодых кандидата. По результатам голосования большинство голосов набрал я. До этого я работал начальником отдела по работе с бюджетным предприятиями в «Газпром Межрегионгаз Белгород». В основные мои задачи входило взаимодействие с бюджетными учреждениями. Попробовать себя в качестве руководителя «Медтехники» меня пригласили: посчитали, что у меня получится «оживить» компанию и урегулировать имевшиеся тогда проблемы. А ведь на тот момент ситуация была непростой: рассматривался даже вариант банкротства. По итогам первого полугодия 2012-го в компании был убыток почти 1 млн рублей. Отмечу, что и зарплаты на предприятии были крайне низкие для Белгорода – 12-14 тыс. рублей. Это был шок для меня. Также проблемы с техническим оснащением. Все помещения нуждались в ремонте, не было даже элементарных вещей, у инженеров отсутствовало спецоборудование, не было современного инструментария. Я просто удивлялся, как люди работают в таких условиях. Почти 20 лет там не было перемен – ни внешних, ни внутренних. К тому же компания практически не участвовала в госзакупках, на складах и в магазинах не было товаров в обороте. В принципе, всё выглядело очень грустно, я вечно задавал себе вопрос: «Куда я попал вообще и смогу ли справиться?»

– Всё же, судя по показателям за годы вашего руководства, компании удалось стать прибыльной, а значит, у вас получилось. Какие шаги вы тогда предприняли, чтобы изменить сложившееся положение дел?

– Первое правило должно быть: «Не навреди», как у врача, поэтому я постарался для начала сохранить лучшее, что есть, а остальное уже менять. И менять пришлось многое. Я начал работу с аудита, по его результатам было принято решение перейти на упрощенную систему налогообложения, это диктовала специфика нашей отрасли. Мы перестали платить НДС 18%, что позволило сделать услуги компании конкурентоспособными. Отмечу, что подобная практика уже использовалась компаниями-конкурентами, поэтому без проработки этого вопроса мы бы не были привлекательными по цене для заказчиков. К тому же мы перешли на современное программное обеспечение, прошли различные авторизации и листинги с партнерами известных отечественных и мировых брендов, восстановили отношения практически со всеми крупными больницами региона, стали активно принимать участие в госзаказах, тендерах, повысили квалификацию инженеров и занялись обслуживанием компьютерных томографов и МРТ. Сделали новый сайт и в дальнейшем на его платформе запустили интернет-магазин. Благодаря всему этому компания смогла увеличить объемы работ не только в Белгородской области, также мы начали работать в смежных областях. Но самое главное – это, конечно, кадры. Мы постарались перевести на мотивационную систему тех, кто остался в компании. В итоге чистая прибыль увеличилась в 100 раз, совокупная выручка компании выросла в пять раз, зарплата сотрудников увеличилась за шесть лет почти в три раза. Выплачивались дивиденды, причем в размере не меньше 50% от чистой прибыли. Наконец-то и государство, и акционеры, и работники, и клиенты смогли получать то, для чего и была создана «Медтехника». Компания стала прибыльной, и эта прибыль ежегодно росла.

– Что же случилось в 2018 году? Почему ваш уход из компании, несмотря на достигнутые результаты, стал настолько скандальным?

– За шесть лет моего руководства компания совершила крепкий хороший рывок, подняла голову и стала лидером в своей области. Но был и побочный эффект – всё это привлекло внимание. И успех решили поделить с теми, кто не имел к нему никакого отношения. Если говорить открыто – некие лица затребовали 10 млн рублей и пообещали в противном случае «устроить проблемы». Сейчас не могу говорить, кто это был. Важно то, что я заявлял неоднократно об этих попытках вымогательства. Но после того как мы заняли принципиальную позицию и не стали прогибаться, несмотря на угрозы, к нам пришли с проверками практически все инстанции – ФАС, правоохранительные органы, КСП, ФНС и пр. По итогам было возбуждено уголовное дело по ст. «Злоупотребление полномочиями». После этого, в 2018 году, на собрании акционеров меня сместили с должности. Исполняющим обязанности, а затем и генеральным директором стал бывший чиновник Виктор Гавриленко. Не было каких-то выборов: по сути, просто кто-то взял его и поставил, несмотря на отсутствие соответствующего образования, опыта и всего остального. Интересно, что меньше чем через полгода уголовные дела были прекращены по причине отсутствия состава преступления, а через полтора года я получил 70 тыс. рублей в качестве возмещения морального вреда и 450 тыс. рублей компенсации юридических расходов. Видимо, настолько сильна была наша доказательная база. Но главное – это не размер компенсации. Меня бы устроил и один рубль, лишь бы признали, что я чист перед законом. Ведь я действительно был заинтересован в успехе компании и был уверен в ее прекрасном будущем. Я не просто руководил компанией – мы вместе с членами семьи стали ее акционерами и являемся ими до сих пор. И нам всем небезразлична ее судьба, очень хотелось бы, чтобы всё было хорошо и она развивалась. Я очень благодарен своим адвокатам Дмитрию Милюкину и Алексею Сагадиеву, которые взялись за такое сложное дело.

– Почему, на ваш взгляд, в компании сейчас упадок? В чем могут быть причины такого резкого отката?

– Очевидно, что в компании сейчас текучка, люди уходят, это говорит о многом. При мне сотрудников ценили, особенно тех, кто долго и много работал, приходили молодые кадры. На мой взгляд, новый руководитель в данный момент неверно расставляет акценты и в целом не имеет профильного образования и нужного опыта, что и ведет к проблемам. Поначалу Виктор Гавриленко вообще занимался «охотой на ведьм», увольняя неугодных и тех, кто был связан со мной, несмотря на их профессионализм, также он искажал данные и занижал показатели, утверждая, что причина его неудач – это интерес правоохранительных и контрольных органов, которые навлек мой уход. Мое же мнение обратное: он бывший чиновник, к тому же в возрасте, в нем нет энергии для руководства такой компанией. Также стоит понимать, что управление бюджетными и коммерческими делами – разные вещи. Бюджетные учреждения финансируются и датируются из денег областного, местного или федерального бюджетов, а коммерческое предприятие полностью на самоокупаемости. Не все чиновники это понимают, поэтому и совершают ошибки. К тому же, если компания проигрывает аукционы, не выстраивает отношения с больницами и руководителями медицинских учреждений, то теряет авторитет, репутацию и прибыль.

– Хотели бы вы вновь вернуться к делам в компании?

– Нет. Этот этап пройден, я горд совершенной работой и тем, что пришлось преодолеть. Конечно, обидно, что уход сопровождался такой тяжелой историей и попытками меня очернить. Тяжело сейчас то, что приходится всё равно быть в гуще событий, ведь я остался акционером. Наблюдать за происходящим очень печально, сейчас разрушают всё, построенное огромным трудом. Например, из предприятия вывели деньги на некую благотворительность и говорят, что это была некрупная сделка и ее не нужно было согласовывать. Как это некрупная – 7 млн рублей?! Я вообще считаю, что это является безвозмездным отчуждением имущества. В совете директоров нам сейчас принадлежат два места из пяти, но уже два года нам не дают использовать свои права как акционеров и членов совета. Приглашения на собрания нам присылают через двое суток после того, как совет директоров уже прошел. Разве это можно назвать согласованностью?

– А при вас в компании была благотворительная помощь каким-либо организациям?

– Да, благотворительностью мы занимались, но это были небольшие суммы (до 30 тыс. рублей) для детских домов, различных социальных учреждений. Если всё же шла речь о более крупных переводах, то мы всё делали согласно законодательству РФ и Уставу общества: созывали совет директоров в полном составе, они голосовали, и при единогласном решении мы переводили деньги. Сейчас же помощь была оказана тихо, росчерком пера одного директора, хотя над ним есть еще два органа управления – совет директоров и собрание акционеров. Кроме процедурных нарушений есть еще одно важное отличие – изменились возможности компании. На момент выделения этих 7 млн рублей уже два года не выплачивались дивиденды, руководство ссылалось на тяжелое финансовое положение. Если у компании всё сложно с деньгами, о какой благотворительности на такие суммы может идти речь?

– Откуда, на ваш взгляд, могла взяться такая сумма при убытках компании? Есть версия, что это нераспределенная прибыль.

– Нераспределенная прибыль прошлых лет всегда была на бумаге. И я вам скажу, что никогда не было такой большой свободной суммы денег, чтобы прям миллионами закидывать кого-то. Эти деньги всегда были в обороте и реинвестировались в развитие предприятия. А здесь просто взяли и с расчетного счета перебросили денег больше, чем заработали... Такая возможность появилась, наверное, только потому что я на хорошей ноте передал компанию. Во время моего ухода по итогам 11 месяцев 2018 года прибыль была 17 млн рублей. Но затем, когда пришел новый гендиректор, он уволил старого бухгалтера и взял нового – они сдали документацию, где чистая прибыль внезапно снизилась до 8 млн рублей. Мы пытались выяснить эту ситуацию в ФНС, пытались доказать, что это, возможно, незаконные махинации, но ничего не вышло. Этот момент так никому и не объяснили.

– Как вы считаете, что возможно сделать, чтобы «Медтехника» вновь вернулась в строй и прозрачность процессов в компании повысилась?

– В первую очередь нужно перестать расхищать имущество компании, выводить деньги через какую-то сомнительную благотворительность, здраво оценивать финансовые возможности. Во-вторых, поставить руководителя с опытом управления коммерческими организациями, а не просто чиновника. В-третьих, работать с самоотдачей – и всё получится. Какие здесь могут быть еще советы? Очень грустно сейчас наблюдать за сложившейся ситуацией в компании, которую я совместно с коллективом так старательно пытался поднять.

Людмила Верхова
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

онлайн-форум «Территория продаж»