Up

WorldClass

19 января 2022, 00:44
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

brusketta

HeadHunter

, 13:43

Владимир Георгиевский: «Не все воронежские перевозчики переживут эту зиму»

Воронеж. 28.12.2021. ABIREG.RU – Итоги года – 2021 год для воронежской транспортной отрасли оказался богатым на испытания в еще большем размере, чем первый «ковидный». Опустевшие финансовые резервы, розыгрыш новых контрактов и, как следствие, работа в новых, более суровых условиях, локдаун и обрушившийся пассажиропоток, острый дефицит кадров, приводящий к тому, что за руль подчас садились и сами владельцы компаний. К концу года перевозчики начали массово просить власти о поддержке, прогнозируя транспортный коллапс и общее банкротство всех компаний. Смогут ли перевозчики выбраться из кризиса и кто им в этом поможет, пропадут ли с дорог Воронежа автобусы, а также кто не «переживет» эту зиму, рассказал исполнительный директор ООО «АТП-1» Владимир Георгиевский.

– Текущий год должен был пройти под знаком трансформации транспортной отрасли Воронежа, транспортная реформа достигла пика – прошли конкурсные процедуры на заключение пятилетних контрактов с перевозчиками. На ваш взгляд, объективно, реформа удалась?

– Рано говорить, удалась она или нет, потому что как минимум она еще не завершена. По-хорошему, надо было уже сейчас «вычистить» все дублирующие маршруты, увеличить класс подвижного состава – подобных кардинальных мер масса. Но, как показал опыт Новокузнецка, Казани и иных городов, так одномоментно менять всё в транспортной отрасли – решение опрометчивое. Поэтому воронежские власти поступили разумно, решив провести реформу «дозированно». В целом мы все понимаем, конечно, что такая кардинальная реформа возможна и что мы уже первые шаги к ней сделали. Всё-таки, если посмотреть на наш город, видно, что он совершенно по-другому выглядит в плане транспортного обеспечения. Понятно, что 100% пазиков уйдет с дорог в течение пары лет, но самые древние из них уже ушли, и сегодня подавляющее большинство автобусов – это новые современные машины.

Конечно, к этапам реформы были и остаются вопросы, потому что объективно жить перевозчикам стало тяжелее: переустройство совпало с пандемией со всеми вытекающими экономическими последствиями. И здесь, на мой взгляд, необходимо учитывать этот фактор, смягчая переходные этапы. Иначе город может погрузиться в необратимый транспортный кризис.

– За полгода у вас уже была возможность оценить работу по новым контрактам. В чем преимущества, недостатки?

– По новым контрактам работается в разы тяжелее, потому что они жестче, чем предыдущие. На самом деле, и прошлые контракты уже имели возможность любого из перевозчиков даже за малейшие нарушения фактически «убрать» с рынка. Почему власти этого не делают? Ну смотрите: все игроки федерального уровня, которые к нам зашли за последние пять лет, изучали город, тарифы, систему. В итоге все разворачивались и уходили. Потому что работать здесь невыгодно. Позже пришел ВЭБ РФ, проанализировав отрасль, проведя переговоры с властями, обозначил, что необходимо порядка 2-3 млрд рублей инвестиций в отрасль со стороны бюджета, чтобы подобные ему структуры взялись за развитие транспортной сферы Воронежа.

Все почему-то забывают о том, что наша система сейчас является системой «выживальщиков». Соответственно, наши пассажиры получают ту услугу, на которую реально хватает денег. Мы, перевозчики, делаем сейчас действительно всё возможное, лезем из кожи вон, чтобы обеспечить качественную услугу. Но если бы нам пришлось конкурировать на уровне федеральных перевозчиков, не факт, естественно, что мы бы выдержали. Не потому что мы плохие, а потому что крупные федеральные игроки последние 20 лет планомерно развивались, планомерно обновляли подвижной состав, вкладывались в базы, в зарплаты, набирали штат. А мы, к сожалению, постоянно находились в режиме «выживания». Соответственно, воронежские перевозчики сейчас сильно истощены. Поэтому, дай нам сейчас высокие тарифы и поставь в конкуренцию с федеральными игроками, мы, естественно, с маршрутов просто «улетим».

– Вы упомянули, что и в текущем году пандемия довольно ощутимо «подкосила» перевозчиков. Насколько пагубными оказались последствия?

– Этот год для нас оказался еще тяжелее, чем предыдущий. И всё чаще среди коллег слышу прогноз (и я с ним согласен), что не все воронежские перевозчики «переживут» зиму. Потому что зимой стабильно снижается пассажиропоток, увеличивается расход топлива, его стоимость. Поэтому к зимнему сезону необходимо подходить с определенным финансовым резервом. А мы подошли «истощенными» вследствие локдауна, обвала пассажиропотока и с огромным количеством нерешенных проблем. Последствия локдауна тянутся обычно еще длительный период. До сих пор пассажиропоток полностью не восстановлен. Сейчас мы примерно 10-15% недобираем от привычного объема. Соответственно, это наша оборотка, которой и так не хватало. То есть когда у вас есть, например, 30% прибыли и вы не добираете 10% – это терпимо, а когда вы балансируете на грани рентабельности в 1%, для вас это 10%-е падение становится критичным.

– Вы один из первых воронежских перевозчиков, кто начал взаимодействие с научным сообществом. В частности – с вузами и ссузами. Как проходит работа? Зачем это нужно компании?

– У нас есть опыт взаимодействия с двумя университетами. ВГУ в этом отношении проявил максимальную заинтересованность, сотрудничество у нас развивается сразу по нескольким направлениям. Мы присоединились в качестве партнера к проекту «Лига инноваций». Участники проекта – потрясающие, увлеченные, талантливые ребята. Транспортная тема им действительно нравится, а предлагаемые проекты при должном внимании и финансировании вполне жизнеспособны. Более того, провели встречи с представителями технических факультетов по сотрудничеству в направлениях, которые нам интересны и крайне важны для развития отрасли. Уверен, в следующем году уже сможем представить конкретные разработки. Пока стартовали с опроса пассажиров по удовлетворенности качеством перевозок в городе. Но в перспективе более амбициозные планы. С большим уважением отношусь к руководству ВГУ, потому что их работа с бизнесом очень показательна. Они выстроили такое плотное взаимодействие с предприятиями, для того чтобы и самим приблизиться к практике, и предприятия «подтянуть» к теоретическим сферам. Всё это делается, чтобы сократить огромный разрыв, который существует в России между образованием и реальной работой. Это здорово.

При этом мы открыты и для работы с ссузами, и есть определенные планы в этом отношении. Как минимум мы с удовольствием предоставляем свои мощности для прохождения практики студентам профильных специальностей – водителям, механикам и т. д. Только на практике они смогут понять, нравится ли им профессия, смогут ли они работать в таком режиме.

– В прошлом году вы активно выступали за развитие диалога с пассажирами. Что удалось сделать в этом направлении? Не жалеете ли о таком решении?

– Однозначно нам удалось сделать коммуникацию пассажира и перевозчика привычным делом. Когда-то пассажир вообще не понимал, куда ему бежать и что делать в случае какой-то ситуации, которая ему нравится или не нравится, а теперь он четко понимает, куда позвонить, куда можно отправить фотографию, кому выразить благодарность. Призываю всех пассажиров писать не только жалобы, звонить не только с проблемами, но и обязательно выражать благодарность водителям, если они того достойны. Эта благодарность нужна не нам, она нужна водителям. Для поднятия их морального духа в первую очередь. Например, сейчас, под Новый год, мы отобрали тех водителей, которые получили благодарности за весь 2021-й. Мы перепроверили их характеристики, провели, можно сказать, ассесмент. Убедившись, что водители действительно достойны того, чтобы стать неким примером для коллектива, мы их решили поощрить материально и нематериально. Когда водитель увидит, что его работа находит позитивный отклик у пассажиров, у него появится больше мотивации оказывать услуги более высоко класса.

– Вы и ваши коллеги в этом году часто говорили об острейшем дефиците водителей. Насколько всё плачевно, что довело отрасль до такого состояния? Какие видите пути исправления ситуации?

– Ситуация не просто плачевная, она катастрофическая. И с каждым годом становится только хуже. Еще до пандемии я говорил про дефицит водителей в районе 30%, в пандемию этот показатель вырос до 50% и более. Банально, даже новые автобусы у нас простаивают в автопарке, потому что просто некому садиться за руль. Что мы можем сделать сейчас? В текущем виде существования отрасли, на самом деле, почти ничего. Максимум – это совместно с властями улучшить условия труда, на конечных оборудовать места отдыха. Без участия властей это сделать невозможно, потому что мы даже биотуалет не можем поставить без согласования местной управы. А там чаще всего решение вопроса упирается в бесконечные согласования, конкурсные процедуры и прочее. Если у водителей хотя бы будут минимальные условия для отдыха между рейсами – помещение для приема пищи, санитарные комнаты и прочее, работа уже станет чуть более привлекательной. Но ключевое здесь, конечно, – это ее тяжесть: график, ответственность за безопасность пассажиров и других участников дорожного движения, постоянный стресс и т. д. [Водитель] в плотных, жестких условиях миллионного города вынужден работать много часов подряд, сталкиваясь зачастую с негативным отношением к себе со стороны пассажиров. У нас принято с уважением относиться к врачам, учителям, но водитель воспринимается до сих пор как извозчик в царской России с соответствующим отношением. Мы со стороны руководства как-то пытаемся их поддержать, но они выходят на линии и видят, что ситуация не меняется...

– Каковы планы на будущий год по развитию компании? Как видите развитие транспортной сферы Воронежа в 2022 году?

– Сейчас проводится большая работа по модернизации технического оснащения салонов автобусов. Почти 100% подвижного состава уже оборудовано камерами, причем мы сделали это за свой счет, не дожидаясь никаких субсидий. Поэтому немного отложили проекты по цифровизации. Вместе с тем я никогда не останавливаю такие инициативы, потому что проблемы были и будут, если фокусироваться только на них, то постепенно можно деградировать. Поэтому в следующем году мы для себя определили такие задачи: развитие каналов коммуникации с пассажирами и с водителями (чат-бот, система цифровых инструктажей, система телемедицинского контроля водителей). На самом деле, проектов много, но всё очень сильно привязано к экономике. Главная цель, конечно, – пережить этот кризисный для всех период.

Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое