Up

HeadHunter

, 12:45

Депутатский KPI, работоспособность Гладкова и помощь Савченко в лоббировании интересов региона – экс-спикер Белгородской облдумы Ольга Павлова

Воронеж. 15.04.2022. ABIREG.RU – Рейтинг влиятельности – Сегодня депутаты Белгородской областной думы единогласно проголосовали за отставку спикера Ольги Павловой. Смена руководства парламента произошла на фоне скандала с книгой бывшего губернатора Евгения Савченко. Интервью с госпожой Павловой «Абирег» взял в феврале в рамках проекта «Рейтинг влиятельности Белгородской области», печатная версия которого вышла в начале недели. В связи с сегодняшними событиями мы публикуем и онлайн-версию разговора. С Ольгой Альбертовной мы обсудили тренд облдумы на открытость, KPI депутатов, кадровые перестановки в регионе и необходимость менять негативное представление людей о депутатах. Также мы попробовали сравнить Евгения Савченко и Вячеслава Гладкова как управленцев.

– Ольга Альбертовна, подведите основные итоги работы облдумы в 2021 году.

– В 2021 году нами было принято более 100 законов, это традиционный пул по своему объему. При этом отметила бы одну особенность законотворческой работы в минувшем году – это активность депутатов, ими было внесено в два раза больше инициатив, чем за аналогичный предшествующий период.

Помимо законотворчества, которое традиционно является нашей основной работой, я бы выделила ряд направлений, которые впервые появились в работе Думы в нынешнем созыве.

Прежде всего, Дума стала более открытой. Мы сделали максимально доступными заседания комитетов, приглашаем участвовать в них общественные организации, представителей Общественной палаты, профессиональных объединений и просто неравнодушных граждан. Также мы ввели нулевые чтения и обсуждаем с общественностью законопроекты еще до заседания комитета. В прошлом году мы также запустили работу Ассоциации законодателей Белгородской области, которая по нашей задумке должна объединить законодателей всех уровней – от федерального до земств. Ассоциация призвана выстроить тесное взаимодействие всего депутатского корпуса по вопросам законотворчества, методической поддержки, обмена опытом и другим направлениям. В настоящее время Ассоциация уже зарегистрирована, получила статус юридического лица. Пока никак не можем провести учредительное собрание из-за антиковидных мер.
Кроме того, впервые в 2021 году заработал механизм народных инициатив. У нас практически один из самых больших в РФ объемов на инициативное бюджетирование в размере 1 млрд рублей. Кстати, в 2022 году сумма увеличена в 1,5 раза, то есть объем составляет 2,5 млрд рублей. Я задавала вопрос коллегам из других субъектов по линии законодательной власти, никто о таких суммах и не мечтает.

– Из каких источников эта сумма формируется?

– Эта сумма формируется за счет областного бюджета. Позиция депутатского корпуса в этом плане однозначна: на это направление необходимо направлять как можно больше средств, тогда у нас будут иные возможности при исполнении наказов избирателей, иным будет социально-экономический эффект.

– Вы упомянули, что стали более открытыми. Что изменилось в прошлом году, что подвигло стать областную Думу более публичной?

– Сегодня очевиден тренд, как на федеральном, так и на региональном уровне – это запрос населения на открытость власти. Поэтому мы изменили тот подход, который существовал в областной Думе ранее. Сейчас активно присутствуем во всех соцсетях, создали YouTube-канал. Также в тестовом режиме запускаем видеоприемную депутатов, чтобы они чаще могли общаться с избирателями, особенно из дальних районов.

– Какие самые важные законы вы приняли в прошлом году?

– Самыми яркими, пожалуй, были законы социальной направленности. Мы увеличили на 20% социальные выплаты льготной категории населения, почти 200 тысяч белгородцев получили такого рода поддержку. У нас все «дети войны» с прошлого года ежемесячно начали получать выплату в размере 1092 рубля, хотя ранее подобную выплату получал только каждый шестой белгородец, относящийся к данной категории. В 15 раз (с 200 до 3 тыс. рублей) увеличились выплаты для родителей, которые воспитывают детей-инвалидов. На 20% выросли заработные платы бюджетников, которые не подпадали под майские указы Президента.

– Судя по вашим словам, бюджет Белгородской области стал резиновым.

– Бюджет стал объективно в разы больше. Секрет абсолютно прост: постарались наши металлурги. За пять лет доходная часть бюджета увеличилась более чем на 76 млрд, в 2022 году она превысила 138 млрд рублей, а за десять лет доходы бюджета выросли в два раза. С этого года мы за счет сверхприбыли горно-металлургического комплекса перешли из дотационных регионов в регионы-доноры.

– А кто больше из металлургов постарался?

– Конечно, «Металлоинвест».

– Сейчас металлургов начинают «зажимать» федеральные власти.

– Из-за сверхприбыли, это логично.

– Это может негативно отразиться на вашем бюджете в будущем? Учитывая, какие ставки область делает на металлургов...

– Мы, конечно, понимаем, что негативные последствия не исключены. Пока специалисты оценивают ситуацию в горно-металлургическом комплексе достаточно спокойно. Но никто сейчас точного прогноза дать не сможет.

– В общем, пока будете пользоваться возможностями.

– Да, прогноз пока положительный. Будем надеяться, что он сохранится.

– Вы сказали, что облдума и депутаты стали активнее присутствовать в социальных медиа. Эффективность работы депутатов в этой связи как-то отслеживали?

– В нашей Думе в прошлом году была введена система KPI, благодаря которой оценивается эффективность деятельности депутатов. Естественно, анализируется количество личных приемов, проведенных депутатом, его волонтерская деятельность. Мы практически первые в России, кто пошел таким путем гласно. Дело в том, что негласно подобная система существует во многих заксобраниях. Но приняли и узаконили систему KPI мы первые. При всем уважении к Госдуме, мы даже ее в этом направлении опередили.

– А какие еще критерии KPI есть, кроме медийной активности?

– Всего у нас девять критериев оценки. В частности, это активность на личных приемах и на комитетах. Просто посещения недостаточно – оценивается активное обсуждение законопроектов, участие в круглых столах, рабочих группах, контроль за реализацией программы инициативного бюджетирования. Также фиксируется объем наказов, реализованных по округу. Немаловажным фактором является законотворческая деятельность. Мы мотивируем депутатов в части разработки инициатив, потому что до прошлого года коллеги не проявляли особую активность. Как уже упоминала, в нынешнем созыве она заметно выросла. Сейчас у большей части депутатов есть по одному-два закона, которые они инициировали. Движение вперед есть, но темпы нужно еще наращивать. Наша цель – чтобы каждый круглый стол заканчивался либо законодательной инициативой, либо постановлением правительства. Еще один важный критерий – волонтерская работа и благотворительность. Многие депутаты тратят свои личные средства, чтобы поддержать избирателей по округу, благоустроить его, помочь со строительством социальных и досуговых объектов. Но не у всех есть возможность вкладывать деньги в благотворительность, поэтому можно помогать и по-другому – организуя волонтерские акции или участвуя в них.

– Ну, логично – не все же в Думе бизнесмены.

– Не все, но большинство – порядка 65%.

– А KPI на зарплату влияет?

– Нет, это не привязано к зарплате. В Государственной Думе оценка эффективности депутатов напрямую связана с их денежным содержанием. Можно было пойти аналогичным путем, но лишь шесть из 50 депутатов Белгородской областной Думы получают зарплату... В большей части законодательных органов РФ число депутатов, работающих на постоянной основе, в разы больше. У нас все скромно в этой части. Кстати, отмечу, что наш законодательный орган среди законодательных собраний РФ в плане содержания депутатов был признан одним из самых бюджетных. В пересчете на одного избирателя тратится за год всего 112,5 руб. По ЦФО этот показатель ниже только у Липецкого парламента.

В целом, наш конкурс призван не наказать, а выявить лучших, чтобы дать мотивацию для роста и повышения качества работы. В конце года победителям будет вручена статуэтка – «Лучший депутат Белгородской областной Думы». Мы не будем высвечивать худших, в этом нет никакого смысла.

– Это будет впервые в этом году, правильно?

– В прошлом году мы начали оценку, но не презентовали ее результаты депутатам, потому что шла апробация механизма, отрабатывались критерии. Нужно было убедиться, что они, действительно, помогут выявить лучших.

– А как будет выглядеть статуэтка, уже решили?

– Нет, пока эскиза нет. Конкурс депутаты приняли с энтузиазмом. Ведь это соревнование – азарт и в бизнесе присутствует. Изначально мы думали отмечать первых трех депутатов, но коллеги предложили отмечать первую пятерку. Так и будет (улыбается).

– Пора переключиться с депутатов на вас лично. Каково вам работать спикером парламента, ведь раньше вы много лет представляли исполнительную власть при Евгении Савченко. Что в вашей жизни поменялось?

– Я по натуре трудоголик, поэтому, мне какую работу не дай, все вызывает интерес. Мне кажется, что везде можно себя проявить. Законодательная ветвь власти, конечно, отличается от исполнительной. В правительстве задачи постоянно меняются – более разноплановые, декораций больше. В облдуме же задач не меньше, интенсивность чуть ниже и нет такой диверсификации.

В правительстве региона я курировала внутреннюю политику, занималась координацией медийной деятельности и, естественно, придя в законодательную власть, не могла не ставить задач, нацеленных на то, что представления о работе депутатов и о них самих надо менять. У нас сегодня неверный облик депутатов сформирован у жителей не только Белгородской области, а всей России. Кто такие депутаты? Если сейчас опросить граждан на улице, то очень многие скажут, что это чиновники, которые просто получают бешеную зарплату за счет денег налогоплательщиков.

– И спят на заседаниях.

– Грустно, что многие не понимают, что депутаты свое личное время тратят на решения проблем региона, свои деньги часто вкладывают в его благополучие. На самом деле, они во многом альтруисты. Когда в исполнительной власти работала, никогда не задумывалась об этом, пока не стала сама депутатом. Депутаты в законодательных органах власти нашего, например, региона действительно служат, ведь они реализуют полномочия бесплатно. При этом зачастую бывают порицаемы со стороны различных диванных аналитиков. Надо, конечно, эту картину менять. И менять, прежде всего, через слово. Дело не только в продвижении образа депутата, а еще и в пояснении смыслов того или иного закона. Наши граждане, к сожалению, не знают законов, которые принимаются.

Поэтому одно из направлений нашей информационной работы – повышать правовую грамотность, рассказывать о законах и о том, как они работают, доступно и понятно. Для этого используются разные формы – видео, FM, графические форматы, популярные в соцсетях и т.д.

И очень важно, чтобы каждый человек осознал, что закон – это не просто какой-то абстрактный документ, это правило, которое во многом определяет нашу жизнь, наши отношения. Мне кажется, если люди начнут лучше понимать правовые основы жизни общества, то смогут и сами более активно в ней участвовать, и даже критика тех или иных действий властей станет более объективной.

Очень многое, что делалось мною в исполнительной власти, перенесено сейчас в законодательный орган. На протяжении 10 лет занималась внедрением проектного и бережливого менеджмента. Придя в Думу, и сюда привнесла эти методики. Сегодня у нас и доска задач, и золотые кольца. Это, в центре – KPI председателя (показывает), вокруг в цветовой гамме – проекты, которые работают на тот или иной KPI, а за ними круг – это блоки работ, которые ты должен выполнить. Таким образом, мы все завязаны на единой цели.

– С вашим уходом в правительстве кто-нибудь продолжил эту традицию?

– В правительстве существует проектный офис. Он продолжает эту работу. В России Белгородская область, однозначно, в лидерах. Мы были первыми среди регионов, кто внедрил проектное управление в государственном секторе. Наша система во многом стала основой для внедрения проектного менеджмента на федеральном уровне. Я выступала экспертом при Правительстве РФ, когда создавалась всероссийская система проектного управления в органах власти. Надо продолжать продвигать эту тему в исполнительной власти, иначе быстро отстанешь.

И, конечно, и Думе, и правительству нужно действовать всегда в связке – придерживаюсь такой точки зрения. Исполнительная и законодательная власть вместе должны работать на благо социально-экономического развития нашей области. А проектное управление – тот механизм, который позволяет сделать эту работу более эффективной.

– Насколько неожиданным стал для вас уход Евгения Степановича? Когда вы поняли, каких ждать кадровых перестановок и что вы уйдете в Думу?

– В силу занимаемой должности, естественно, узнала об этом раньше, чем другие. Перед уходом Евгений Степанович предложил попробовать себя в Думе. Я на это предложение согласилась. Всегда занималась организацией выборов, но сама депутатом никогда не была, поэтому это была совершенно новая для меня ипостась. После выборов была выдвинута на должность спикера, и коллеги доверили мне возглавить Думу.

– С приходом нового губернатора существенно сменилась команда. Как вы оцениваете эффект от перемен – больше в положительную или в отрицательную сторону?

– Могу сказать одно: приход новой крови в любую организацию, с одной стороны, хорошо. Человек привносит новые идеи, формы работы. С другой стороны, выбор не всегда бывает удачен. Ошибаться – это нормально. Давать шанс молодым – тоже важно. Мы эту тему обсуждали с Вячеславом Владимировичем. И он дает шанс войти в бассейн, чтобы научиться плавать. Где-то удачно получается, где-то, возможно, нет. Но формирование команды – зона ответственности губернатора. Думаю, не совсем корректно давать какую-то оценку.

– Можете сравнить Вячеслава Гладкова и Евгения Савченко?

– Они очень разные, их сложно сравнивать, честно скажу.

– Лучшие качества у Савченко и Гладкова как руководителей?

– Что их объединяет, так это системность в работе. И один, и другой – системные руководители. Наиболее яркая черта Евгения Степановича – умение предвидеть. Говорят, чем больше горизонты планирования, тем выше уровень управленца. У Евгения Степановича есть чутье, благодаря которому он предвидел развитие региона на годы вперед. Взять нашу программу «Зеленая столица». Все думали, что мы высаживаем деревья, чтобы сохранить леса, но на самом деле причина более глубокая – начала уходить вода. И через десятки лет регион мог стать зоной рискованного земледелия. Отсюда – плохая урожайность, бедность региона и падение качества жизни населения. Этого он допустить не мог, поэтому и появилась «Зеленая столица». Он из тех людей, кто может мыслить на 50 лет вперед. Это уникальное качество, которое говорит о масштабе личности.

Яркая черта Вячеслава Владимировича – его работоспособность, он работает по 12-14 часов в сутки, постоянно на связи с людьми, хочет все услышать из первых уст, лично увидеть, проконтролировать. Работа в таком темпе – это очень непросто, это требует не только физических, но и моральных сил. Наверное, эти силы ему дает совершенно искреннее желание помочь людям. Я вижу это его устремление – чтобы жизнь людей реально улучшилась. Наверное, этим обусловлена иногда определенная жесткость по отношению к аппарату и подчиненным: он хочет, чтобы все работали с максимальной отдачей, чтобы все проблемы находили свое решение, чтобы люди обязательно получили помощь. Мне это качество в нем очень импонирует.

– Евгений Степанович сейчас сенатор. Вы с ним советуетесь на предмет спорных вопросов?

– Евгений Степанович, по большей части, находится в Москве. Он, несомненно, помощник в решении проблем региона. На самом деле, каждый из нас пытается помогать решать проблемы области на своем уровне, насколько это возможно.

Например, сейчас стоит очень остро проблема качества и стоимости проверки газового оборудования. Дума ищет возможности нормативного регулирования этого вопроса, мы подготовили обращение к правительству о необходимости государственного регулирования тарифов на газовое техобслуживание. Евгений Степанович обращает внимание федеральных законодателей, Совета Федерации на эту проблему, которая носит общероссийский характер. Вячеслав Владимирович ведет переговоры с головной организацией «Газпром межрегионгаз», добивается снижения стоимости, то есть каждый ведет свое направление.

Конечно, Евгений Степанович помогает решать важные для области вопросы на федеральном уровне, прежде всего. Мы получили определенного лоббиста интересов региона. Его уважают и знают губернаторы и депутаты. Все-таки – 30 лет в политике. Насчет спорных вопросов... Обсуждаем бюджет, прежде всего, доходную часть. Евгений Степанович всегда точен в прогнозах.

– Общение по личным вопросам у вас сохранилось?

– Иногда мы общаемся на научные темы, так как он возглавляет представительство РАН в Белгородской области. Я долгое время курировала науку, сейчас докторант. У нас есть точки соприкосновения в научной сфере. Сейчас совместно прорабатываем возможность создания гуманитарного экспертного совета общероссийского уровня на базе БГТУ им. Шухова.

– А с Вячеславом Гладковым вам удается коммуницировать?

– С Вячеславом Владимировичем мы встречаемся регулярно. Периодически обсуждаем актуальные темы. Это, прежде всего, законотворческая тематика. Это вопросы внутриполитического характера и темы, связанные с обращениями на личных приемах. Меня хорошо знает общественный сектор, НКО и все гражданские активисты. Если из общения с ними, по другим сигналам, я вижу, что может возникнуть какая-то социальная напряженность, мы обязательно обсуждаем это с Вячеславом Владимировичем, и он, если необходимо, делает упреждающие шаги. По такому пути я стараюсь направлять и депутатов, чтобы они обсуждали проблемы людей с главами муниципалитетов.

– А неформальное общение бывает?

– Не знаю, что считать неформальным общением. Недавно вместе посетили фестиваль вареников.

– Вам не кажется, что фестиваль и название его какие-то местечковые?

– Да, очень местечково, но это так полюбилось жителям (улыбается). Фестиваль вареников – не первый год в Белгороде.

– В этом году у него активная информационная кампания была.

– В этом – да. Но и сам фестиваль был организован по-новому. Раньше на фестиваль выходили профессиональные организации, и далеко не со всей области. А в этот раз Вячеслав Владимирович предложил задействовать все районы с презентацией своих вареников. В этом случае местечковость – это хорошо, потому что самоидентичность объединяет людей. Каждый район презентовал свои специфические виды вареников. Там были вареники с луком и яйцом, со шпинатом, с тыквой, печеные жданчики... Во-первых, ты объелся, во-вторых, ты объелся тем, что никогда не ел (улыбается). Были и фокусы, и ряженые скоморохи. Старый Оскол привез печку и делал вареники из чугуна. Было очень весело, и дети и взрослые были в восторге.

– Не боитесь, что фестиваль примет национальный масштаб, и Белгород будет у людей с варениками ассоциироваться?

– Бояться, думаю, этого не стоит. Белгород может ассоциироваться со многим. Но, прежде всего, он вызывает ассоциацию как Город первого салюта, город на Огненной Дуге. А область, конечно – с Прохоровским полем, всероссийским местом исторической памяти. Если же говорить, например, о брендовых кулинарных вещах, то у нас производят «Шебекинские» макароны, «Алексеевское» масло и майонез «Слобода». Вареники – не единственный продукт, который может вызвать гастрономические ассоциации с регионом.

– Какие подвижки в регионе происходят в части повышения туристической привлекательности?

– Сегодня создано управление по туризму. Оно перешло в ведение первого замгубернатора Евгения Мирошникова, который занимается цифровизацией. По нашему мнению, это логично, поскольку для продвижения туристического кластера необходимы информационные ресурсы. Кстати, фестиваль вареников – это одна из «фишек» туристического характера. Если будет более масштабная организация, мероприятие могут посетить и куряне, и воронежцы, жители других областей. Но должна быть сопутствующая инфраструктура. Над этим сегодня ведется работа, в частности, по открытию пятизвездочных гостиниц.

– Крупные сети к вам не заходят?

– Нам с сетями тяжело, мы же небольшие, мы не Воронеж (улыбается). Сети идут в миллионники. Впрочем, если учесть Белгородскую агломерацию и близлежащие районы, то около миллиона жителей уже наберется. Возлагаем надежды и на спортивный туризм, с учетом того, что у нас заработала «Белгород-Арена» на 10 тысяч мест.

Мы аграрно-индустриальный регион. И нацелены на то, чтобы туристический кластер активно развивался в сельских населенных пунктах. Сельский туризм тоже может быть хорошей «фишкой», потому что есть много заповедных мест и аутентичных деревушек.

– А бизнес готов помогать вам в направлении развития туризма?

– Да, конечно. Например, Владимир Федорович Зотов, заместитель председателя Белгородской областной Думы, работает в этом направлении. У него диверсифицированный бизнес. Понятно, что основной его актив – это ГК «АгроБелогорье». Но он активно занялся развитием рекреационного кластера – построил и аквапарк, и динопарк, и зоопарк, и пляж, и пикник-парк. Гости города очень хорошо отзываются о пятизвездочном отеле «Ривьера». Это к вопросу о том, вкладывается ли бизнес.

– Промышленный туризм рассматриваете?

– У нас есть и такое направление. Выезды на Лебединский ГОК, карьер которого занесен в Книгу рекордов Гиннесса как крупнейший в мире по добыче негорючих полезных ископаемых. Туда активно едут люди на экскурсии. Председатель комитета областной Думы по промышленности и предпринимательству Сергей Аркадьевич Гусев развивает промышленный туризм, продвигая свою шоколадную фабрику «Славянка». Еще Евгений Степанович задумывался о развитии небольших сыроварен в селах. Так что гастрономический туризм, как уже упоминала, тоже перспективное направление.

– Считаете ли вы себя влиятельным человеком?

– Любой председатель областной Думы в любом субъекте однозначно будет влиятельной фигурой. По должности ему это положено. Я думаю, что я влиятельна настолько, насколько влиятелен любой председатель заксобрания (смеется).

(473) 212-02-88
Комментарии 2
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое

Urban Awards