Up

HeadHunter

Полмиллиона депутата Губиной и загадка мусорных мешков – что было в суде по делу о мошенничестве на воронежских выборах

Воронеж. 27.09.2022. ABIREG.RU – Аналитика – Депутат Воронежской областной думы Елена Губина последней из потерпевших дала в суде показания по делу о мошенничестве на выборах. По ее словам, она, как политический новичок, опасалась административного ресурса, препятствий со стороны подсудимых Юрия Бавыкина и Светланы Васьковой, поэтому и отдала 455 тыс. рублей уже после выборов, даже не поинтересовавшись их судьбой. Помимо этого, много времени в судебном заседании было уделено ночи подсчета голосов и мусорным мешкам наутро после последнего дня выборов.

Елена Губина последней из потерпевших явилась в суд для дачи показаний по делу. До этого она не приходила, ссылаясь на болезнь. В целом показания госпожи Губиной до боли знакомы, ведь она, как и все депутаты, оказалась обманута Бавыкиным и Васьковой, которые обещали помочь, но ничего не собирались делать. В чем именно должна была заключаться помощь, депутат в суде затруднилась рассказать. Но из текста обвинения прозвучал стандартный набор: более 50% голосов избирателей, изъятие и вброс бюллетеней и другие «услуги».

Этого Елена Губина не помнит. Помнит лишь то, что разговаривала с Юрием Бавыкиным, который сказал, что «они могут помочь». После уже госпожа Губина коммуницировала со Светланой Васьковой. За что именно нужно было отдать средства, она тоже не помнит. И в целом плохо слышала Васькову, которая «говорила шепотом». Из тихого повествования тогдашнему кандидату в депутаты удалось уловить лишь то, что необходимо «финансово поучаствовать». На что именно будут направлены средства, госпожа Губина не интересовалась, но сразу поняла, что ее обманывают. Так же, как и все потерпевшие, она боялась «пресловутого административного ресурса» и «что ей помешают».

По словам самой Елены Губиной, она избиралась по округу, в который входит Коминтерновский район (примерно одна треть), а также части Советского и Ленинского районов. Она рассказала, что тактику выбрала стандартную – общение с избирателями и помощь им. В итоге госпожа Губина одержала победу в Коминтерновском районе, но проиграла коммунисту в Ленинском. Юрий Бавыкин поинтересовался у депутата, не кажется ли ей странным, что она в качестве новичка одержала победу в самом «депрессивном округе», а в Ленинском – проиграла. Госпожа Губина ответила, что «ожидала худшего».

Отвечая на вопросы прокурора, Елена Губина рассказала, что уже после выборов ей позвонила Васькова и сказала, что «нужно приехать и вспомнить свои обязательства». В итоге 455 тыс. рублей она передала наличными в кабинете Васьковой. Адвокат Андрей Рябов поинтересовался, был ли с ними в кабинете еще кто-то, на что депутат заявила, что не помнит, потому что «была в стрессе от ситуации и выборов в целом». Также защитник Юрия Бавыкина поинтересовался, чем обусловлена сумма в 455 тыс. рублей, на что госпожа Губина сказала: «Не я ее озвучивала, не ко мне вопрос». К слову, Светлана Васькова возместила ей половину ущерба. Адвокат Василий Яицких спросил, имеет ли потерпевшая претензии к его подзащитной, на что Елена Губина ответила, что нет.

Много вопросов возникло и у судьи Юлии Воищевой. Она поинтересовалась мнением потерпевшей относительно наказания подсудимым. Что касается Светланы Васьковой, депутат довольно быстро ответила, что не настаивает на строгом наказании. А по поводу Бавыкина она заявила суду, что затрудняется ответить. Юлия Воищева озвучила три варианта. Елена Губина спросила, обязательно ли ей нужно выбрать, на что судья ответила утвердительно. После долгой паузы женщина, наконец, дала ответ и сказала: «Допустим, нестрогое».

Итак, судья спросила у Елены Губиной, благодаря каким ресурсам она решала вопросы избирателей в Коминтерновском районе, учитывая, что она там новый человек из Новой Усмани. Депутат назвала своим ресурсом избирательный фонд, сформированный ею. Тогда женщина занималась предпринимательской деятельностью и довольно успешно. Юлия Воищева продолжала добиваться ответа, что именно сделала Елена Губина, но привести что-либо в качестве примера, кроме установки лежачих полицейских, та не смогла. Судья сказала, что она полагала, что «депутат занимается законотворческой деятельностью», на что Елена Губина ответила, что «тоже так думала».

Следующие вопросы судьи касались непосредственно денежного вопроса и выяснения мотивации Елены Губиной отдать средства непонятно за что. Приведем эту часть без купюр.

– Вы сказали, что знали, что вас обманывают, но тем не менее уже после выборов, после звонка Васьковой, вы исполнили какие-то финансовые обязательства. Понимая, что вас обманывают, вы деньги передали. Можете пояснить логику?

– Наверное, в данных действиях ее нет, вы правы. На тот момент были выборы, сильная усталость плюс радость от победы, мне хотелось скорее закрыть эту тему. Я не знаю, почему я это сделала, честно. Я понимаю, что я не должна была. На тот момент так...

– Вы сказали, что изначально вам сумму не озвучили. То есть вас это не интересует. Получается, в последующем, какую бы вам сумму ни озвучили, вы готовы были в любом случае поучаствовать?

– В рамках разумного.

– Вы полагаете, что 455 тыс. – это разумная сумма?

– Для моего финансового состояния на тот момент – да.

– Из чего она складывалась?

– Не знаю.

– А вы интересовались при передаче всё-таки дальнейшей судьбой этих денежных средств?

– У меня было предположение. Я подумала, что на отпуск, так как Васькова обмолвилась, что завтра уезжает и надо приехать. Достоверно не знаю.

– То есть эти средства не шли на установку лежачих полицейских, детских площадок? Об этом речи не шло?

– Не знаю.

– Вы, передавая деньги, думали: это вообще что? Как взятка это не рассматривалось вами?

– Нет, конечно. Мне сказали оказать помощь. Может быть, и на детские площадки, я не знаю.

После того как Елена Губина удалилась из зала, судья пригласила свидетеля Марию Дорошеву, которая является начальником отдела по работе с молодежью в Управе Коминтерновского района. На выборах 2020 года она также была членом территориальной избирательной комиссии. Отвечая на вопросы прокурора, госпожа Дорошева заявила, что на выборах фальсификаций не было и оказать какое-либо воздействие на их результат не представляется возможным. Однако у участников процесса возникло много вопросов к ночи подсчета голосов с 13 на 14 сентября.

По словам свидетеля, в ту ночь несколько депутатов приехали к Бавыкину, якобы в его кабинете было застолье, тогда Дмитрий Крутских привез шашлык. Юрий Бавыкин уехал рано, а депутаты продолжили застолье в «Альтштадте». Наутро в приемной стояли два мусорных мешка. Что было в них, свидетель затруднилась ответить, но предположила, что это следы застолья. <...> На вопрос судьи, заходила ли Мария Дорошева в кабинет после застолья, та ответила отрицательно. Сама она ночью была на работе, поскольку шел подсчет голосов. По поводу мешков она ни с кем из управы не разговаривала, однако из ее показаний во время предварительного следствия следует, что у нее были основания полагать, что утром, увидев мешки, Бавыкин рассердился на Васькову. Что было в мешках, знает тот, кто наполнял их содержимым, но подозрительно слишком много внимания уделялось в зале суда обычному мусору.

, 11:55
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое