Up

HeadHunter

О мобилизации, разрушениях на границе и втором сроке – губернатор Курской области Роман Старовойт

Воронеж. 03.10.2022. ABIREG.RU – Аналитика – Роман Старовойт является одним из самых медийных и известных губернаторов России. Пока вся страна только встала на путь мобилизации, главы приграничных регионов уже давно работают в нестандартных условиях. «Абирег» в рамках проекта «Топ-100 крупнейших компаний Черноземья» встретился с господином Старовойтом, чтобы обсудить его работу во время спецоперации, ее влияние на региональный бюджет и бизнес. До выхода журнала мы публикуем укороченную версию разговора с губернатором о частичной мобилизации и помощи бизнес-сообщества в непростое время.

– Для начала расскажите о том, как вы восприняли новости о начале СВО и о своей работе в этот период.

– Понятно, что к такому мы не готовились. По целому комплексу решаемых сейчас задач специального обучения не было. Хотя элементы управленческого опыта, которые у меня были прежде, позволяют решать их. Ни в коем случае у нас паники нет, мы понимаем, что это рабочая обстановка. При этом еще несколько лет назад все регионы имели совершенно другие планы на ближайшую перспективу. В любом случае мы, как приграничный регион, имеем устойчивые связи с юго-востоком Украины, с Донбассом (много курян там и работает, и работало), мы принимаем беженцев. Мы из первых уст знаем, что там творилось с 2014 года, поэтому решение президента о начале специальной военной операции мы восприняли как абсолютно логичный своевременный шаг. Понятно, что как на приграничный регион на нас накладывается особая ответственность, мы играем особую роль. Те проявления, которые есть с приграничной стороны, в частности обстрелы, работа диверсионных групп, это всё ожидаемо. Поэтому мы приняли целый комплекс мер, в том числе введение «желтого уровня» террористической опасности, что позволяет органам правопорядка, Министерству обороны, погрануправлению, ФСБ, всем структурным подразделениям администрации Курской области работать в особом режиме и чутко реагировать на все изменения.

– Сейчас вы высказались как руководитель региона. 21 сентября Владимир Путин объявил мобилизацию. Лично вы как человек какие чувства испытали?

– Во-первых, президент объявил частичную мобилизацию. Во-вторых, я понимаю некоторые азы военной работы. У меня военно-учетная специальность и по гражданской своей первой специальности имею некое отношение к Вооруженным Силам. Руководя Росавтодором (Федеральное дорожное агентство), где большой блок мобилизационной работы, я проходил обучение в академии генштаба. Учитывая, что расстояние линии фронта составляет более 1 тыс. км, а освобождена была территория значительная, сил и средств исключительно контрактных войск не хватает. Также надо понимать, что идет вооруженная работа не только с нацистскими подразделениями Украины, но, по сути, со всеми странами Запада. Это уже скрытая война с США. Это не открытый конфликт, но, учитывая, что поставляются вооружение, боеприпасы, их специалисты занимаются разведкой, стратегией, вся машина НАТО работает на ту сторону. Поэтому эти два фактора, конечно, являются веской причиной для объявления частичной мобилизации, чтобы усилить позиции наших Вооруженных Сил.

– Какая у вас военная специальность?

– Я окончил БГТУ «ВОЕНМЕХ» им. Д. Ф. Устинова, где получил специальность «артиллерийское вооружение». Также я окончил военно-морскую кафедру и в результате получил специальность артиллериста на флоте. Я принимал присягу на большом противолодочном корабле «Симферополь» в Североморске. Там же мы обучались на автоматической артиллерийской установке АК-630, это шестиствольная 30-миллиметровая автоматическая и высокострельная пушка. Я артиллерист как по своей первой гражданской, так и по военно-учетной специальности. Лейтенант военно-морского флота в запасе. Мой младший брат тоже связан с флотом. Он военно-морской врач, подполковник военно-медицинской службы, кандидат военно-медицинских наук. Сейчас находится в запасе на пенсии и ведет научную и преподавательскую деятельность. В Великую Отечественную войну говорили, что артиллерия – бог войны. И сейчас это подтверждается, поэтому видна необходимость проектирования и производства высокотехнологичных современных артиллерийских систем.

– Отвечая на первый вопрос, вы упомянули о том, что не были к этому готовы, были определенные планы по развитию области, но пришлось их пересмотреть. Хотелось бы поподробнее узнать, от чего пришлось отказаться, на что сократить расходы.

– Я не говорил, что мы не были готовы. Мы не планировали. Но мы готовы к любому развитию событий, на то государственная машина и работает, чтобы мы готовы были к любой ситуации. Понятно, планы были другие, их пришлось перестроить. Планируя бюджет на этот год, у нас было одно видение. В начале года мы понимали конъюнктуру рынка железной руды, на начало февраля у нас уже был готов региональный законопроект о корректировке бюджета в сторону увеличения собственных доходов примерно на 8 млрд рублей. Мы рассчитывали, что в этом году дополнительные доходы нам сможет принести в том числе Михайловский ГОК («Металлоинвест»).

После начала специальной военной операции рыночная ситуация кардинально изменилась, поэтому нам пришлось пересматривать свои подходы, в том числе по расходам. Слава богу, экономика региона выстояла, что позволило нам скорректировать бюджет в конце августа текущего года по собственным доходам на 7 млрд рублей в сторону увеличения. Михайловский ГОК нам дал просадку, как и некоторые другие предприятия, но в основном промышленность выстояла.

Более того, работая, в том числе на оборонзаказ, на мобилизационные нужды, ряд предприятий перешел на круглосуточную работу без выходных. По ряду позиций рост отпускаемой продукции составил 800%. Это, понятно, рост налоговых отчислений. Нам удалось совместно с собственниками предприятий оперативно перераспределить свои силы, именно для этого был создан Совет крупных инвесторов и налогоплательщиков при губернаторе. Мы начали работу с «генералами» бизнеса, чтобы вместе обсуждать текущие проблемы и работать на упреждение. Мне видится, такая форма взаимодействия позволяет оперативно реагировать на меняющиеся события. Мы натренировались, если можно так сказать, в период пандемии, и мы научились тогда оперативно реагировать на вызовы.

– Регулярно обстреливают приграничные территории, собственникам разрушенных жилых помещений, пострадавших автомобилей и т. д. возмещение идет из регионального бюджета или есть какие-то федеральные дотации?

– Из федерального бюджета помощь на эти цели пока не поступала. Хотя, скажу честно, на прошлой неделе мы высказывали просьбу рассмотреть возможность оказать нам помощь в части восстановления жилья и выплаты компенсаций, потому что, действительно, еженедельно работа такая идет. Да, она, наверное, не такая масштабная, как у наших соседей в Белгородской области, но всё же порядка 55 млн рублей мы из регионального бюджета на эти цели уже потратили. Грустно осознавать, что есть у нас разрушения, которые повторяются из раза в раз. Но мы прекрасно понимаем, что надо оказывать поддержку, люди не хотят уезжать, потому что там домашнее хозяйство, скот, огороды, работа. Все хотят остаться у себя дома, поэтому с мерами безопасности и со своевременным оповещением вопрос решен. Мы понимаем, что траты еще будут.

Плюс ко всему 18 сентября в регионе прошел ураган, ряд муниципалитетов сильно пострадал. Сегодня мы уже закончили составление смет на восстановительные работы. Потребуется как минимум 250 млн рублей на восстановление кровли, энергоснабжения, хозпостроек, окон. Кроме того, более 65 автомобилей пострадали, часть из них не подлежат восстановлению. Ждем оценки, чтобы начать производить выплаты.

– Интересно, кто из курского бизнеса жертвует деньги на армию и восстановление поврежденных домов. Это добровольная история или вы кого-то просите?

– Вы знаете, просить никого не приходится. Наоборот, выступают с инициативой, и это очень приятно осознавать. Причем размеры помощи существенны. Еженедельно мы отправляем 10-15 млн рублей не только военнослужащим, но и беженцам на известный пункт перехода в Белгородской области. В регионе есть несколько волонтерских групп, которые параллельно тоже помогают, пусть не в таких масштабах, но эта помощь тоже важна.

– Кто из компаний или бизнесменов помогает, не готовы раскрыть?

– Да нет же, почему. Действительно большое число представителей бизнеса Курской области оказывает безвозмездную помощь в виде продовольствия и материально-технического обеспечения. Это представители крупного и среднего бизнеса региона, среди них «Металлоинвест», «Продимекс», Курская АЭС, «Конти», «Агропромкомплектация», «Курскрезинотехника», Курский электроаппаратный завод, «Электроагрегат», «Курскхлеб», Курская фабрика технических тканей, «Союзтекстиль-СТ», торговая сеть «Европа», торговая сеть «Радуга», торговая сеть «Пятерочка», ООО «Светофор» и многие другие.

– Роман Владимирович, если вернуться к началу специальной военной операции, когда иностранные компании массово покидали российский рынок. В целом как вы относитесь к таким решениям со стороны иностранных инвесторов?

– Я считаю эти решения глупыми. Столько лет завоевывать рынок, чтобы махом так уйти... Но, видимо, их политическое руководство так распорядилось. Еще со времен работы в Санкт-Петербурге я знаю крупных иностранных инвесторов, которые с трудом переживают эту ситуацию, потому что они понимают, что вернуться будет очень тяжело.

– Существенного экономического урона не было от ушедших компаний?

– Нет. Но мы внимательно наблюдаем за трудоустройством сотрудников компаний, покинувших российский рынок или ограничивших свою деятельность. У нас 16 тыс. вакансий на любой вкус, у нас настолько востребованы рабочие руки, что мы с удовольствием всех трудоустроим.

– Это много.

– Вакансий много, и эта цифра растет. Нас, понятно, это тревожит...

– Да, учитывая, что сейчас на фронт будут забирать работников.

– Да, мобилизация идет, поэтому мы по ряду специальностей сейчас пытаемся урегулировать вопрос с Министерством обороны. Есть предприятия с уникальными специалистами. Например, один человек в районе занимается котлами. Если он уйдет, всё зимнее содержание будет под вопросом. В агропромышленном комплексе тоже есть специалисты, на которых всё держится, агрономы или зоотехники. Учитывая, что Минобороны скорректировало заявку по частичной мобилизации в регионе в сторону уменьшения, мы пока можем высокодефицитных и востребованных специалистов оставить.

– Как найти баланс? Президент поставил губернаторам задачу провести частичную мобилизацию, но при этом вы должны быть озабочены социально-экономическим развитием области.

– Все вместе работаем, вместе с руководителями предприятий и военкоматами.

– Понятно. Я имею в виду, что нельзя и бизнес ущемить, забрать у них сотрудников и отправить на фронт и нельзя не исполнить приказ.

– Приказ мы в любом случае исполним, у нас есть на это ресурсы. Просто необходимо точечно регулировать все проблемные ситуации. Мы очень внимательно следим за тем, чтобы не было несправедливой мобилизации. В первые сутки, конечно, были проблемы, поскольку все хотели как можно быстрее решить эту задачу, понимая сложности, обозначенные президентом. Сейчас это уже проходит более взвешенно, и каждый человек рассматривается персонально, принимаются отдельные решения. Когда я был в военкомате в Железногорске, парню при мне выписали направление на медицинскую комиссию, поскольку он сказал, что после срочной службы его зрение испортилось. К примеру, от Железногорска было всего две жалобы, что не так много для большого города.

– Финальный вопрос. Возвращаясь в Петербург, во время Международного экономического форума Антон Красовский в рамках интервью задал вам вопрос о втором сроке. Вы тогда сказали, что вам тяжело, ушли немного от ответа...

– Ну а что я другое скажу?

– Может, сейчас еще тяжелее? Силы есть у вас дальше продолжать работать в Курске?

– Врать не буду – тяжело. Режим работы без выходных и отпусков. В этом году у меня был отпуск пять дней, три из которых я провел в Москве на совещаниях и всего два дня побыл с детьми. Я не жалуюсь. У меня и в Росавтодоре примерно такой же режим работы был. Здесь, понятно, больше на земле находишься. У меня срок полномочий до 2024 года.

– Желание-то есть?

– Желание проработать до 2024 года точно есть, а там посмотрим, что скажут президент и жители области. Но могу сказать, что люди, которых я встречаю на улице или в магазине, довольны работой нашей команды. Безусловно, надо доработать до окончания срока или близко к нему, потом посоветоваться с людьми, услышать позицию президента. В целом я уже где-то говорил, у нас горизонт планирования до 2030 года. Говорить о том, что я или моя команда живем сегодняшним днем, лишь бы номер отбыть, абсолютно не так, а дальше уже, как судьба распорядится. Вот такой подход.

, 15:05
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое
Китайская кухня