Up

HeadHunter

Между молотом и наковальней: как металлургия справляется с ударами санкций?

Воронеж. 16.12.2022. ABIREG.RU – Топ-100 – Радость от ошеломительных финансовых результатов прошлого года у металлургов длилась недолго, поскольку с момента начала спецоперации компании потеряли традиционные рынки сбыта, а кто-то из владельцев и вовсе попал под санкции. И как бы компании ни открещивались от негативного влияния ограничений в отношении первых лиц, им всё равно пришлось переориентировать поставки, искать новые логистические пути и учиться уживаться всем вместе на внутреннем рынке. При этом на фоне непростой ситуации металлурги выглядят довольно оптимистично, поскольку еще никто из них не заявил о сокращении инвестиционной, социальной и экологической активности. Эксперты же не ожидают от металлургов сильных финансовых результатов в этом году, несмотря на сохранение объемов. 

Новая экспортная география 

Март стал переломным в работе отрасли – Евросоюз ввел запрет на импорт некоторых видов стальной и металлургической продукции из России. Алишер Усманов («Металлоинвест») и Алексей Мордашов («Северсталь») попали под персональные санкции. А владелец Новолипецкого металлургического комбината Владимир Лисин каким-то чудом санкций избежал, но всё равно высказал в СМИ свое отношение к разрушительным ограничительным мерам. 

Когда господин Усманов подпал под санкции, в «Металлоинвесте» поспешили заявить, что ограничения носят персональный характер и не окажут влияния на компанию. Однако в полугодовой отчетности холдинговой компании упоминается, что включение Усманова в санкционные списки всё-таки привело к усложнению взаимодействия с рядом зарубежных контрагентов. Компания опасается негативного влияния на сбыт продукции группы, так как сохраняются высокие риски отказа зарубежных потребителей от закупки. Санкции в области финансового сектора также подрывают платежные операции. А на логистику не могут не влиять рост стоимости железнодорожных перевозок, запрет на использование зарубежных портов. В итоге компании приходится доказывать контрагентам (иногда в судах), что персональные санкции не применимы к самому холдингу.

До введения санкций Россия экспортировала примерно 30-40% стали, отмечает аналитик ФГ «Финам» Алексей Калачев. Несмотря на высокую конкуренцию, основным рынком был европейский в силу близости и развитости транспортной инфраструктуры. Например, «Северстали», попавшей под самые сильные санкции, продажи в Европе в прошлом году принесли более трети выручки. Что касается поставок железорудной продукции, которые санкциями не запрещаются, процесс всё равно осложняется нарушением логистических цепочек. В этом направлении европейский рынок является ключевым для «Металлоинвеста». Доля выручки компании от европейских поставок в прошлом году составила около 30%. Но в компании отмечали, что сложности с логистикой на европейском направлении и значительное падение спроса на внутреннем рынке заставляют искать альтернативные направления, в том числе на рынке Юго-Восточной Азии, и Китая в частности.

Особняком от коллег-металлургов стоит НЛМК. Для компании «американский и европейский рынки являются одновременно и «внутренними», и «экспортными», уверен аналитик Калачев. Около 23% прокатных мощностей компании сосредоточены в США и около 19% – в ЕС, куда НЛМК поставляет слябы на переработку. «Поэтому у НЛМК в 2021 году доля США в выручке составляла 21,3%, а ЕС – 17,5%», – отмечает господин Калачев. 

Новые реалии не могли не повлиять на изменение экспортной географии. Алексей Калачев отмечает, что основными направлениями, увеличившими закупку российской стали, оказались Турция и Марокко. В каком-то объеме эти страны стали перевалочным пунктом для поставок в другие регионы, добавляет эксперт. При этом, по его мнению, рынок Юго-Восточной Азии не очень благоприятен для стали, ведь там итак производится более 70% мировой выплавки. Более того, это направление невыгодно с точки зрения логистики – «далеко и дорого». 

Дома выгоднее 

Основным рынком для металлургов всё же был и остается внутренний. Процесс переориентации экспортных поставок идет не так-то быстро, поэтому компании пока в основном «толпятся» дома. Промышленный эксперт Леонид Хазанов отмечает, что внутренний рынок пока слаб, а оживление на нем в лучшем случае произойдет в следующем году. Хотя небольшой толчок эксперт всё-таки фиксирует – благодаря возрождающимся заказам строителей и автопрома, но это вовсе не говорит о преодолении кризисного момента.

По оценкам Всемирной ассоциации производителей стали, сокращение спроса на сталь в России составило 6%, хотя еще весной организация предрекала падение на 20%. Алексей Калачев также отмечает рост спроса благодаря строителям, которые за девять месяцев увеличили объемы жилищного строительства на 26,5% в годовом сравнении. Эксперт также предполагает, что спрос на металл могли помочь увеличить оборонные заводы.

Сокращение объемов экспорта и рост предложения на внутреннем рынке, разумеется, отложили отпечаток на ценах. В начале года цены на металлопродукцию в России резко выросли и, пройдя пик в марте, заметно снизились, в последние полгода они находятся в процессе стабилизации. По наблюдениям Алексея Калачева, падение цен составило от 10% на горячепрокатный лист и до 40% на арматуру. По прогнозам эксперта, до конца года не стоит ожидать серьезных изменений ценовой политики на рынках стальной продукции.

Цены на внешних рынках, к слову, тоже упали на фоне замедления мировой экономики, ранее созданных запасов и медленного восстановления спроса в Китае. По мнению Леонида Хазанова, перспективы глобального рынка пока выглядят слабыми из-за стагнации мировой экономики на фоне «дороговизны энергоресурсов и прочих проблем, вызванных западными санкциями против России».

«Ожидать сколь-либо серьезного подъема цен на сталь ни в России, ни за ее пределами тоже не приходится. Более того, даже если весной или летом 2023 года сталь будет дорожать за границей, нашим металлургическим компаниям всё равно придется продавать ее с дисконтом – пока не будут отменены санкции против России, сталь из нее будет считаться «токсичной», – отметил Хазанов. 

Как итог, цены на металлопродукцию в России для металлургов оказались более выгодными по сравнению с экспортными поставками «с учетом сильного укрепления курса рубля по отношению к основным валютам и транспортных расходов», отмечает Алексей Калачев.

Начало восстановления спроса на внутреннем рынке позволило крупнейшим металлургам показать сильные результаты по продажам в третьем квартале, в отличие от второго, когда было зафиксировано «дно кризиса». Как отмечает аналитик, неожиданно сильными оказались результаты «Северстали», испытавшей на себе самые мощные удары санкций. Отметим, что продажи стальной продукции и железной руды компании выросли на 38 и 20% соответственно. Алексей Калачев отмечает, что Магнитогорский металлургический комбинат «отчитался слабее». Несмотря на рост продаж в третьем квартале, компании не удалось полностью восстановить прошлогодние объемы.

Более стабильная ситуация у НЛМК, который менее всех затронули санкции, считает эксперт. Компании удалось сократить объемы производства в годовом сопоставлении и увеличить продажи на 4,3%. «Хотя ЕС ввел запрет на ввоз российских слябов, но фактически сохранил его в полном объеме, отложив дату вступления этого запрета в силу на два года. Таким образом, у компании пока даже нет необходимости сильно менять структуру экспорта», – добавил господин Калачев. 

В целом производителям удалость преодолеть спад и адаптироваться к изменениям, скорректировав географию продаж в пользу внутреннего рынка, а структуру портфелей – в пользу полуфабрикатов и другой менее маржинальной продукции. Аналитик оценивает акции сталелитейных компаний на уровне «хуже рынка», но акции НЛМК находятся «на уровне рынка» в силу того, что компании удается избегать прямых потерь из-за санкций.

Налоговый груз и крупные инвестпроекты 

Несмотря на то, что компании не делятся финансовыми результатами, уже очевидно, что повторить успех прошлого года им не удастся. Помимо разрушающих экономику санкций выросла и налоговая нагрузка на металлургов. Напомним, с 1 января были введены акциз на сталь и повышенный НДПИ на добычу угля и железной руды. В июне на металлургическом саммите был поднят вопрос о внесении корректировок, поскольку акциз вводился из-за избыточных доходов металлургов в прошлом году. А в связи с санкциями и последними событиями, целесообразность акциза встала под вопрос. Минпромторг поддержал предложение ассоциации «Русская сталь» об ограничении максимального уровня платежей до 131 млрд рублей, однако в Минфине выступили против этого, так как рентабельность отрасли, по их оценкам, находится на «достаточном уровне».

На фоне этого возникает вопрос, скорректируют ли металлурги свои масштабные планы по инвестициям, социальному развитию регионов присутствия и траты на ESG-проекты. Напомним, что компании пока не только не отказывались от планов реализовать крупные проекты, но и заявляют о новых. В частности, это касается недавно анонсированного завода по производству вельц-оксида цинка «Цинкум» за 7 млрд рублей в курской особой экономзоне. Компания входит в состав группы USM, как и «Металлоинвест». Напомним, что компания реализует якорный проект в ОЭЗ по строительству завода ГБЖ за 47,6 млрд рублей. Сейчас бизнес, возможно, с опаской подходит к вложениям, однако «Металлоинвест» еще до начала спецоперации подписал соглашение о продаже своего актива «Уральская сталь» Загорскому трубному заводу. В компании заявили, что продажа позволит сфокусироваться на приоритетных проектах и инвестициях. Сделка была закрыта 28 февраля, ее сумма неизвестна. Но рискнем предположить, что инвестиционная копилка была пополнена на долгосрочный период. 

Реализация ранее заявленных инвестпроектов «Металлоинвеста» и НЛМК будет зависеть от ситуации с продажами и уровнем цен, а также затратами на приобретение оборудования и строительно-монтажные работы, уверен Леонид Хазанов. Оснований для приостановки проектов эксперт пока не видит, однако допускает, что сроки их реализации могут сдвинуться. Следующий год, по его словам, будет решающим. Если цены на руду и сталь будут на низких уровнях, если не удастся полностью перенаправить экспорт с утраченного европейского рынка, то инвестпроекты могут «встать». «Их попросту не будет смысла осуществлять из-за удлинения сроков окупаемости и спада рентабельности бизнеса», – добавил господин Хазанов.

Также, по мнению эксперта, негативно повлиять на доходы и инвестпроекты может возможный рост дебиторской задолженности со стороны конечных потребителей. Более того, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что российские металлурги зависимы от европейских машиностроителей, которые могут отказать в поставке запчастей для оборудования и в сервисном обслуживании. К примеру «Металлоинвест» в качестве рисков для своих инвестпроектов видит потенциальные сбои поставок и отказ партнеров от оказания услуг, что может привести к снижению рентабельности проектов, увеличению бюджета и срыву сроков.

В целом пока металлурги находятся на плаву, однако эксперты не ждут от них сильных финансовых результатов. Изменение географии экспорта несет за собой рост транспортно-логистических затрат, а падение цен на сталь и завышенный курс рубля на фоне сокращения экспортных поставок отрицательно скажется на динамике выручки, уверен Алексей Калачев. И не забываем про существенно возросшую налоговую нагрузку, что также может негативно сказаться на финансовых показателях. 

Фото Металлоинвеста 

, 09:29
(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое