WorldClass

20 июля 2024, 03:08
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья

«В какой-то мере я занимаюсь благотворительностью», – профессиональный жалобщик о борьбе с аукционными заказчиками

31.07.2023 08:00
Автор:
«В какой-то мере я занимаюсь благотворительностью», – профессиональный жалобщик о борьбе с аукционными заказчиками

Воронеж. 31.07.2023. ABIREG.RU – Интервью – Большинство госзакупок сопровождается тем, что на них подают жалобы. Зачастую это делают компании, которые хотят участвовать в торгах, а иногда – так называемые профессиональные жалобщики. «Абирег» пообщался с одним из таких жалобщиков – главой московской компании «Лидер» Расулом Данчаровым – и узнал, для чего подаются жалобы, какие интересные случаи с закупками были в Черноземье и как ФАС относится к таким постоянным аукционным заявителям.

– Расул Адамович, какую цель вы преследуете, когда пишете жалобы на аукционные закупки? Судя по вашему письму, которое вы направляли в редакцию «Абирега», вы хотите сделать процедуру закупок «более прозрачной». Расскажите об этом подробнее.

– Смотрите, так как вы плотно с закупками не работаете, то, на ваш взгляд, все жалобы плюс-минус одинаковые. Дело в том, что люди, которые этими жалобами занимаются, типа Захиджона Тожибаева (считается королем срывов госзакупок – прим. ред.) и других, они имеют несколько типовых пунктов, в которых фиксируются нарушения в целом: по критериям предельного отклонения, по цене, которую выставляют заказчики, по критериям опыта (так называемым квалификациям) и по некоторым несостыковкам в проекте контракта. Именно эти пункты у них являются дежурными. Как правило, они в своих жалобах ссылаются на один из этих пунктов, при этом они почти никогда досконально не изучают закупку. Они количеством берут (общее количество жалоб с февраля по май 2023 года насчитывает уже более тысячи штук – прим. ред.). Их главная цель – чтобы им позвонили и отозвали жалобу.

У нас же подход совершенно другой, мы досконально изучаем закупки. Я в закупках очень хорошо разбираюсь, занимаюсь ими уже более 10 лет. Раньше я помогал организациям обжаловать документацию через ФАС. Мы помогали в сопровождении закупок, оказывали юридические услуги. Сейчас у нас тоже имеется определенное количество клиентов. Тогда я мог от 5 до 20 жалоб в неделю направлять. У нас был огромный поток клиентов, мы набирались опыта.

Сейчас в наших жалобах мы помимо дежурных пунктов указываем на технически сложные моменты для заказчика, например критерии по самому строительству или объединению лотов (если в одной закупке работы в разных регионах или по разным параметрам). Про объединение лотов – это в этом году прямо проблема. Знаете, что делают заказчики? Возьмем, например, закупку по ремонту или содержанию дорог, которая может стоить около 500 млн рублей. Заказчик берет шесть-семь закупок и объединяет их в один аукцион. При этом работы могут быть сразу в нескольких регионах. Да, им так легче аукцион провести, но из-за этого не все желающие поучаствовать в закупке могут податься. Вот представьте, если участником станет подрядчик из Воронежской области. Ему предстоит, например, в своем регионе в рамках этой закупки делать работы, а еще в Тамбовской, Смоленской или других областях. А подрядчик хотел только в своем родном регионе работать... Что ему делать? Он и не будет участвовать.

Если человек хочет в Воронежской области работать, он может осилить закупку, условно, до 500 млн рублей. Если в этом же лоте есть еще Смоленская и Тамбовская области, ему придется гораздо больше потратиться и направить субподрядчиков. Представьте себе, какой у него должен быть автопарк автомобилей, чтобы это всё сделать! Сколько кадров у него должно быть!

Как раз по таким запросам мне приходилось много работать. И я, помогая людям, подавал жалобы, разъединял закупки. После этого и конкуренция бОльшая создается, и у многих фирм появляется шанс поучаствовать в закупке. Ведь очень часто фирмы или индивидуальные предприниматели напрямую боятся подавать жалобы, потому что у заказчика к ним может появиться негативное отношение. Поэтому этим мы и занимаемся.

– Что касается заказчиков... Своими жалобами вы пытаетесь доказать, что они неправильно составляют документацию и тем самым мешают проведению «чистых» закупок?

– Нет. Сегодня заказчики зачастую ведут себя вольготно. Вот представьте себе, что желающий участвовать в закупке хочет подать заявку. Потенциальный участник закупки направляет запрос на разъяснение документации заказчику с вопросами, что у вас в проекте есть недочеты, надо исправить. А заказчик ему, в свою очередь, говорит, мы по проекту всё делаем, ничем не можем помочь. Таким образом, отношения между заказчиком и будущим участником аукциона сразу портятся в какой-то мере.

Вот представьте себе, если в СМИ освещают ситуацию о том, что где-то не убраны дворы. Вы об этом пишете, и крайним ведь сделают вас, а не человека, который эти дворы не убрал. Вы же об этом рассказываете. Вот в моем случае это примерно аналогичная ситуация. Я в глазах заказчика занимаюсь тем, что срываю закупки. В какой-то мере я занимаюсь благотворительностью. Но на все регионы меня, конечно же, не хватает (иронизирует – прим. ред.).

Но надо понимать, что в этом деле есть и опасность. Есть ведь крупные закупки, а там, где крупные закупки, там и крупные чиновники и крупные люди. Надо быть аккуратным в какой-то степени.

– Расскажите о ваших крупных победах на закупках.

– В 2014 году в Санкт-Петербурге был такой инцидент. Были опубликованы около 10 аукционов на общую сумму в 3 млрд рублей от управляющих компаний. В списке требований к закупке было указано, что трубы, которые должен будет поставить подрядчик, должны состоять из определенного химического состава. Это беспредел! Было семь организаций, которым мы помогали обжаловать. Одно дело, когда нужна необходимая толщина трубы, диаметр, но химический состав труб... В итоге все эти закупки после наших жалоб убрали. После этого заказчики согласовывали этот параметр с ФАС. И после этого случая по всей стране было запрещено включать в требования к материалам химический состав. Вот такой был прецедент.

Также сейчас происходит такая тенденция, как укрупнение лотов. Это то, о чем я вам ранее говорил. Вот мы сейчас лоббируем, чтобы такого не было. В Москве недавно был наглядный пример. В закупке по реконструкции объединили пять музейных владений, а они находятся в разных районах города. И получается, подрядчик должен будет разорваться, чтобы выполнить работы на пяти объектах. А ведь можно было сделать пять разных закупок и найти пять разных подрядчиков. Заказчики пытаются всё упростить. Мы как раз и занимаемся тем, что разбиваем эти закупки.

У центрального аппарата ФАС есть твердая позиция по этой практике. Если подать жалобу, то вероятность того, что эти аукционы аннулируют и объявят пять раздельных, равняется 100%.

Честно сказать, есть действительно заказчики, которые не специально это делают. Бывает, что-то просто недоглядели, человеческий фактор всегда присутствует. Поэтому, когда мы видим одно-два несущественных нарушения, например, мы на них просто глаза закрываем, чтобы лишнюю суету не создавать. Из 10 закупок примерно две составляются нормально.

Кстати, если вы внимательно поизучаете аукционы, то увидите, что многие наши жалобы к тем закупкам, где есть запросы на разъяснение документации. Почему это делается? Там, где есть запрос на разъяснение, есть и желающие участвовать в закупке, они просят заказчика пояснить тот или иной пункт аукциона, а заказчик иногда этим пренебрегает. Мы стараемся обращать внимание на это, чтобы в ходе рассмотрения заявок заказчик на этом основании потом не создавал проблему данному участнику.

– Помните, вы подавали жалобу на аукционную документацию по реконструкции Петровской набережной в Воронежской области? По опыту знаю, что власти восприняли эту жалобу как очередную «отписку». За время вашей работы с закупками часто ли сталкивались с таким отношением?

– Они внимание могут не обращать, если нарушение несущественное или же, как это в России часто бывает, у них есть хорошие связи. Честно сказать, у них изначально существенных нарушений не было. Я не могу сказать, что по ним вынесено несправедливое решение УФАС. Тем не менее после этого случая они уже более внимательно работать будут, не будут перекладывать свою работу на других людей.

– Можете примерно сказать, сколько за вашу практику вы вообще подали жалоб?

– Мы же давно работаем. С 2013 года. Их очень много было. Я думаю, тысяча жалоб точно будет. Но такого количества, как у Захиджона, у нас точно нет. Но еще раз отмечу то, что пишут они, и то, что пишем мы, – это небо и земля. Это как сравнить Xiaomi и iPhone (иронизирует – прим. ред.).

– А как вообще ФАС относится к таким профессиональным жалобщикам, как вы, как господин Тожибаев?

– Насчет господина Тожибаева не скажу, но к нам серьезно относятся. Не из серии «опять эта жалоба прилетела». Если они видят, что участник закупки или заявитель, который подал жалобу, грамотно направил ее, по существу вопроса есть действительно замечания, то они рассматривают ее со всей серьезностью.

– Назовите основные недочеты или нарушения, с которыми вы сталкиваетесь при анализе госзакупок.

– В первую очередь всё зависит от вида работ, реконструкция это или капитальный ремонт. Например, при реконструкции и строительстве в документации зачастую отсутствует пункт, где заказчик должен озвучить виды работ, которые подрядчик должен выполнять без привлечения других лиц. Также часто есть проблемы с составлением поэтапного графика работ. Бывает, что требования к опыту не всегда корректно указаны, а также требования к авансу.

– Расскажите о проблемных закупках в Черноземье.

– Последний нашумевший случай был в Тамбовской области. Заказчик «Тамбовавтодор» объявил около восьми закупок. Их сумма в общей сложности составила более 7 млрд рублей. Мы подали жалобу на все восемь аукционов. В чем наша претензия была? Я вообще редко видел, чтобы заказчик такое умудрился сделать. Есть ремонт дорог, а есть содержание дорог – это вообще разные две позиции, сами понимаете. В данном случае заказчик взял и объединил ремонт и содержание в один лот. Получается, что будущий победитель должен будет не только асфальт положить, но и чинить его на протяжении нескольких лет. Это грубое нарушение действующего законодательсва в сфере закупок.

Так как закупки по отдельности были на сумму меньше 1 млрд рублей, то наши жалобы рассматривало местное управление ФАС. И вместо того чтобы изучить нашу жалобу, они начали, если так можно сказать, изучать нас. Нам стали поступать вопросы, кто мы и что нас не устраивает, нам начали доказывать, что мы и не могли бы участвовать в этой закупке. В итоге все наши жалобы признали необоснованными, хотя нарушение было явным.

Знаете, что было дальше? Заказчик взял пять закупок, которые у него с понижением прошли, и был найден подрядчик, и в итоге на этапе заключения контракта закупки пишет письмо в ФАС и сообщает, что у него в закупках действительно есть нарушение и просит ведомство выдать предписание об отменен закупок. Их отменили. А отменили их, потому что якобы обнаружили ошибку, на которую мы им и указывали в жалобах. Теперь они их будут переигрывать и, скорее всего, разъединят. Факт того, что у заказчика было нарушение, УФАС поддержала его, а потом сам заказчик признал нарушение, уже на некоторые мысли наталкивает... И ведь в регионах именно так всё и происходит. Центральная ФАС к жалобам относится куда серьезнее.

ООО «Лидер» зарегистрировано в Москве в 2018 году. Уставный капитал – 100 тыс. рублей. Единственным владельцем и генеральным директором является Расул Данчаров. Выручка компании в 2022 году составила 14,4 млн, чистая прибыль – 305 тыс. рублей. Основным видом деятельности является строительство жилых и нежилых зданий.

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 0