WorldClass

27 мая 2024, 12:36
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические деловые новости регионов Черноземья
Экономические новости Черноземья
erid: 2Vtzqv8XR15 Реклама 18+

Уголовные дела в воронежской медицине: самые резонансные процессы и потеря интереса Бастрыкина

19.09.2023 22:00
Автор:
Уголовные дела в воронежской медицине: самые резонансные процессы и потеря интереса Бастрыкина

Воронеж. 19.09.2023. ABIREG.RU – Спецпроект «Воронежская медицина – 2023» – Нередко фигурантами уголовных дел становятся врачи, чиновники департаментов здравоохранения и даже преподаватели медицинских академий. «Абирег» вспомнил громкие дела последних лет в Воронежской области и разобрался, какие категории дел являются самыми популярными и по какой причине всего 10% из них доходит до суда.

Если обратиться к федеральной статистике, количество дошедших до суда уголовных дел в отношении врачей год к году не снижается. «Известия» со ссылкой на Следственный комитет писали, что в 2021 году из 2,1 тыс. возбужденных уголовных дел до суда дошло 178. Эта тенденция применима и к Воронежской области. «Абирег» запросил статистику по уголовным делам в сфере здравоохранения по Воронежской области за последние пять лет в региональном СУ СК. За эти годы воронежские следователи возбудили 213 уголовных дел. Из этого количества всего 21 дошло до суда. Это всего около 10% от количества возбужденных, что подтверждает федеральный тренд.

Основные статьи, которые вменяют медицинским работникам, можно сказать, стандартные. Это причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), выполнение услуг, не отвечающих требованиям безопасности (ст. 238 УК РФ), а также халатность (ст. 293 УК РФ). По данным информационно-правового портала «Гарант.ру», доля таких дел в общей массе по стране составляет 90%. Также в судебной практике часто встречается статья о неоказании помощи больному (ст. 124 УК РФ).

Есть еще более узкие статьи – например, заражение ВИЧ-инфекцией при ненадлежащем оказании медуслуг (ч. 4 ст. 122 УК РФ) или незаконное прерывание беременности (ч. 3 ст. 123 УК РФ). В целом в уголовной практике нет отдельной статьи, которая бы прямо указывала на врачебную ошибку, поэтому квалификация будет зависеть от характера правонарушения. Нередко врачи и чиновники становятся фигурантами дел «не медицинского характера» – о взятке или служебном подлоге, например.

Воронежские следователи не исключение – они возбуждают дела по уже упомянутым нами статьям (ст. 109, 238, 293 УК РФ). Кстати, самая «популярная» у СУ СК именно ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

Источник «Абирега» в силовых структурах региона рассказал, что наиболее часто под уголовное преследование попадают врачи в районах области. Но, по его словам, обычно их вину очень сложно доказать – в основном экспертами по делам выступают врачи, соблюдающие принципы корпоративной этики. Кстати, сами медики часто трактуют врачебную ошибку как случайность, то есть у врачей нет злого умысла причинять пациентам вред. Несчастные случаи также могут быть связаны с несовершенством самой системы в медицине.

Более того, по словам источника, если врач придерживался правил медицинского протокола, то наказать его невозможно: «Протокол регламентирует последовательность действий и применения медикаментов. Его придерживаются все, но он описывает усредненные случаи. А на практике часто случаи индивидуальные».

Так, собеседник «Абирега» в правоохранительных органах утверждает, что по таким категориям дел мало прецедентов с суровым наказанием. И в целом мало дел доходит до суда. СМИ со ссылкой на медицинского юриста Алексея Старченко писали, что причиной тому может служить долгое расследование – сроки давности привлечения к ответственности уже проходят, и дело закрывают.

«Абирег» уточнил еще у одного эксперта, почему такое небольшое количество дел в результате доходит до суда. По словам собеседника издания, глава СКР Александр Бастрыкин всегда стоит на защите граждан и низких слоев населения, поэтому социальные вопросы у него на особом контроле. В воронежском СУ СК более пяти лет назад даже был создан специальный четвертый отдел, который расследовал ятрогенные преступления. В то время Бастрыкин особенно контролировал эту категорию. Поэтому отказ от возбуждения дела и бездействие могли быть фатальными для следователя (вплоть до увольнения или возбуждения дела).

«Так как тема была на особом контроле в СКР и лично Бастрыкина, возбуждали всё подряд. Но всё подряд до суда невозможно довести, потому что нужно установить причинно-следственную связь между действиями врача и последствиями. Для этого проводится экспертиза. В результате часто эта связь не подтверждается. <...> Поэтому проще возбудить дело, год расследовать и прекратить, чем отказать и нарваться на жалобу», – считает источник.

Год от года у Бастрыкина падал интерес. Теперь, по словам источника, четвертый отдел управления занимается любыми категориями дел. Более того, у главы СКР сейчас на контроле СВО и так называемые преступления против истории.

Топ-5 громких уголовных дел воронежской системы здравоохранения за последние пять лет

Гибель пациентки онкодиспансера во время сеанса лучевой терапии (ч. 2 ст. 293 УК РФ)

Это дело, кстати, в СУ СК назвали одним из самых громких из-за его общественного резонанса. В мае 2019 года 51-летняя пациентка погибла во время сеанса лучевой терапии. Это произошло из-за неисправности аппарата «Тераграм», у которого заклинил подъемный механизм. Тогда главврач онкодиспансера Иван Мошуров в беседе с ТАСС заявил, что на женщину ничего не упало, а «стол поднялся вверх во время процедуры».

Изначально дело было возбуждено по ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), позже его переквалифицировали – ч. 2 ст. 293 УК РФ («Халатность»). Его расследовали четыре года. Буквально этим летом дело наконец-то поступило в Центральный райсуд для рассмотрения по существу. Подсудимыми выступают заместитель главного врача Дмитрий Седов и сотрудник онкодиспансера Константин Хмыров.

В СУ СК «Абирегу» рассказали, что фигурантами дела стали ответственные за периодичность, полноту и качество техобслуживания аппарата. Дело получилось очень объемным – 25 томов. По нему допрошено более 50 свидетелей, проведено более 10 судебных экспертиз. С начала июня не состоялось ни одного заседания – они откладывались из-за неявки адвоката и подсудимого. Следующее состоится 4 октября. Максимальное наказание по этой части статьи – лишение свободы до пяти лет.

«Это не ко мне», – реальный срок по делу о неоказании помощи больному (ч. 2 ст. 124 УК РФ)

Об этом деле наверняка уже все забыли, но еще в 2017-2018 годах оно гремело. Врач БСМП № 10 получил 1,5 года колонии-поселения за неоказание помощи больному. Адвокат Александр Гришин просил суд оправдать своего подзащитного и не создавать прецедент федерального масштаба. В итоге дело по факту стало первым в стране, когда врач получил реальный срок по этой статье. Кстати, следствие изначально возбудило дело по ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности»), но позже его переквалифицировали. В конце 2017 года Железнодорожный райсуд Воронежа вынес обвинительный приговор, а в марте следующего года облсуд оставил его в силе.

Врача обвинили в гибели 27-летнего мужчины, который попал в больницу после ДТП. Суд посчитал, что пациент скончался, так как врач более 18 часов не оказывал ему помощь без уважительных на то причин. Александр Азаров не признал свою вину. Он считал, что изначально пациенту поставили неверный диагноз – закрытая черепно-мозговая травма, тупая травма живота и травматический шок. Родственники погибшего от разрыва кишечника мужчины рассказывали, что он жаловался на боли в животе, но его лечащий врач не реагировал на информацию. В итоге, когда проблема была обнаружена на УЗИ, провели операцию, но спасти молодого человека не смогли.

Адвокат в суде настаивал, что в отделении были еще врачи, но преступление вменили только его подзащитному. Кроме того, пациент скончался уже после окончания дежурства врача, и достоверно неизвестно, когда произошел разрыв кишечника. Но суд доводы не убедили. К тому же мать погибшего рассказала в суде, что на призывы о помощи ее сыну смотрящий телевизор в ординаторской Азаров ответил: «Это не ко мне». Медсестры, по ее словам, делали мужчине обезболивающие уколы, но они не помогали. Суд прислушался к показаниям свидетелей и увидел причинно-следственную связь между действиями Азарова и смертью пациента.

«Вместо судебного разбирательства было устроено подобие шоу, основанное на эмоциях родственников, потерявших близкого человека. Разбирательство окончательно превратилось в шоу после приглашения представителей СМИ», – цитирует адвоката РИА «Воронеж».

Ампутация не той ноги – причинение тяжкого вреда по неосторожности (ст. 118 УК РФ)

История 89-летней пенсионерки Марии Дроновой, которой ампутировали обе ноги в воронежской больнице № 3, облетела всю страну. Резонансный случай обсудили и на НТВ, и в передаче «Пусть говорят». Сын женщины обратился в правоохранительные органы с заявлением в начале ноября 2021 года. Он утверждал, что его матери врачи ампутировали здоровую левую ногу вместо правой, пораженной гангреной. СМИ сообщали, что позже женщине ампутировали и вторую ногу. Было возбуждено уголовное дело по ст. 118 УК РФ. В конце ноября Мария Дронова скончалась.

В региональном департаменте здравоохранения говорили, что врачи действовали правильно, так как ампутировали ногу, патология которой представляла наибольшую угрозу для жизни. Главный врач больницы Сергей Шамсутдинов, в свою очередь, тоже подал заявление в полицию, так как заподозрил сына пациентки в хищении части данных из медицинской карты. Также врач рассказал, что сын требовал выплатить 5 млн рублей.

Правильность действий врачей подтвердили именитые хирурги, в том числе Леонид Рошаль. Также нарушений не выявила и судебно-медицинская экспертиза. В феврале 2019 года глава регионального СУ СК Кирилл Левит заявил об отсутствии врачебной ошибки в данном случае. Об этом в письме он также рассказал депутату Госдумы Евгению Ревенко, который курировал это дело и просил правоохранительные органы разобраться в ситуации. В итоге он заявил, что врачи сделали всё, что могли, но женщину уже было не спасти. При этом дело сразу закрыть не удалось, потому что сын хотел оспорить результаты экспертизы. Есть мнение, что дело получило большой резонанс из-за поднятия сыном шумихи в СМИ.

Инвалидность молодой девушки – анестезиолог избежал наказания за причинение вреда по неосторожности (ч. 2 ст. 118 УК РФ)

Подсудимым по этому делу проходил заведующий реанимационным отделением Богучарской районной больницы Александр Сухих. В Богучарском райсуде нет мотивировочной части решения, поэтому придется использовать информацию из СМИ, которые освещали судебный процесс.

Господина Сухих признали виновным в том, что 23-летняя девушка после операции из-за его действий (а точнее бездействия) получила инвалидность. Изначально мужчине вменили халатность, но при вынесении приговора суд переквалифицировал дело – была определена менее тяжкая статья.

История произошла весной 2017 года. Девушке делали плановую операцию по удалению металлоконструкции из руки после перелома. Общий наркоз выполнял Александр Сухих. В итоге девушка так и не вышла из наркоза и впала в кому. В результате она стала инвалидом первой группы. Прокурор настаивал на вине врача, поскольку тот не заметил странные симптомы пациентки после операции. Сам господин Сухих отрицал свою вину.

В итоге в декабре 2020 года Богучарский райсуд признал его виновным, вынес наказание в виде 2,5 лет ограничения свободы и лишил его права работать по специальности в течение этого же срока. Однако в связи с истечением срока давности мужчину освободили от наказания. Врач продолжил практику и остался на свободе.

Коррупция в ВГМУ имени Бурденко – реальный срок доценту по нескольким эпизодам получения взяток (ч. 3 ст. 290 УК РФ)

30 эпизодов взяток от студентов привели в колонию доцента кафедры фармакологии ВГМУ Владислава Савостина. Суд и следствие установили, что мужчина получил 450 тыс. рублей от студентов 6-го курса заочного отделения. Цена вопроса успешной сдачи государственной итоговой аттестации составила 15 тыс. рублей с человека. Кстати, Савостин являлся секретарем экзаменационной комиссии. В итоге староста собрал со всех желающих получить положительные отметки деньги и передал их доценту, которого в это же время задержали силовики. Согласно материалам суда, в сумочке у старосты была камера, и в вуз она пришла в сопровождении сотрудников службы безопасности.

Дело в Центральном райсуде рассматривалось с июня 2019 года. Через два года суд признал доцента виновным по всем эпизодам и назначил наказание в виде 3,5 лет колонии общего режима. Также ему запретили занимать должности в образовательных учреждениях сроком на 2,5 года.

В июне 2022 года Воронежский областной суд переквалифицировал действия Савостина по каждому эпизоду на попытку мошенничества (ч. 30 ст. 159 УК РФ) и смягчил наказание до двух лет колонии общего режима. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел раскаяние подсудимого и явку с повинной. В кассации это решение устояло. В ноябре прошлого года мужчина просил об УДО, но суд отказал.

Последнее дело выбивается из общего топа и, скорее всего, связано с общей антикоррупционной зачисткой в воронежских вузах. Но в целом слухи о коррупции в медицинском университете не новы. Эту тему мы планируем поднять в отдельном материале спецпроекта.

Фото с riakalm.ru

Подписывайтесь на Абирег в Дзен и Telegram
Комментарии 1