Up

HeadHunter

, 18:08

Исполнительный директор воронежского АО «КБХА» Алексей Камышев: «Без новых вызовов не бывает развития»

Воронеж. 01.02.2016. ABIREG.RU – Эксклюзив – В прошлом году воронежское АО «Конструкторское бюро химавтоматики» (КБХА) неожиданно для всех попало в «зону турбулентности»: уголовные дела против руководства, сокращение рабочей недели, падение «Протона». Таких неприятностей в размеренной жизни предприятия не случалось уже давно. Но, как известно, самое темное время – перед рассветом. 2016 год КБ встретило уже под новым руководством и с новой философией. О том, как повысить эффективность производства, найти ресурсы для модернизации и омолодить кадровый состав предприятия, в эксклюзивном интервью «Абирегу» рассказал исполнительный директор КБХА Алексей Камышев.

– Алексей Васильевич, ваше назначение на должность исполнительного директора КБХА вызвало достаточно неоднозначную реакцию у общественности. Согласитесь, в некоторой степени скепсис оправдан: уж слишком «далеко» от ракетных двигателей вы раньше работали. Что побудило вас возглавить КБХА?

– Предложение занять пост исполнительного директора такого известного предприятия, как КБХА, я воспринял с интересом и благодарностью. Ракетное двигателестроение – это, конечно, новое для меня направление. Но без новых вызовов, постановки новых задач не бывает и развития. Однако среди моих мотивов присутствует не только возможность личного профессионального развития. В первую очередь, я вижу, что накопленный мной опыт может принести пользу КБХА, которому в составе новой государственной корпорации «Роскосмос» предстоит пройти путь достаточно серьезных изменений. Лично я уверен, что богатое наследие, накопленное на предприятии с советских времен, сейчас можно и нужно без значимых потерь перевести на новые организационно-экономические, технологические рельсы и выйти на качественно новый уровень развития.

КБХА – замечательное предприятие с огромным интеллектуальным и технологическим потенциалом. Но с точки зрения управленческих процессов – абсолютная архаика. И я могу быть полезен предприятию, могу поднять его на тот уровень, до которого страна выросла за последние годы.

– Задача выглядит далеко не такой простой, как вы об этом говорите. С какими трудностями вам уже пришлось столкнуться? Насколько должность исполнительного директора КБХА отличается от аналогичной должности в филиале «Ростелекома»?

– Вы знаете, что КБХА является непосредственным участником всех крупнейших отечественных космических проектов – от первых полетов к Луне, от запуска Юрия Гагарина до летных испытаний новейшей российской ракеты «Ангара». Поэтому инженерно-техническая специфика предприятия, безусловно, открыла для меня новое поле работы. В этом направлении у меня есть хорошая опора, прежде всего в лице главного конструктора КБХА.

Что касается общехозяйственной деятельности, то, уверяю вас, здесь она ничем принципиально не отличается от телекоммуникаций или другой отрасли. С момента, как я занял должность исполнительного директора КБХА, прошло несколько месяцев. Они были особенно напряженными, потому что приходится не только на месте разбираться с производственными проблемами, но и часто ездить в командировки. Тем не менее этого времени мне вполне хватило, чтобы войти в курс дела, взять под оперативный контроль выполнение текущих задач и наметить основные пути развития предприятия.

С начала октября я посетил все основные комплексы: конструкторский, производственный, испытательный, познакомился с коллективом. Этот опыт помог мне не просто войти в курс дел, но и еще раз утвердиться в верности выбранного пути. Для меня большая честь возглавлять предприятие с богатой историей и мировыми достижениями в освоении космоса. И главная цель, к которой я буду стремиться, – это приумножать эти достижения.

– Какие первоочередные задачи сейчас решаете?

– К настоящему времени Совет директоров КБХА утвердил новую организационную структуру управления предприятием, главный акционер нашей компании одобрил финансовый бюджет на текущий год, благодаря чему у нас уже есть четкие ориентиры в работе.

Вообще, производственные планы КБХА сегодня необходимо рассматривать в рамках общих планов развития государственной корпорации «Роскосмос», в которую вошли многочисленные предприятия ракетно-космической отрасли. Вы знаете, что летом прошлого года президент Владимир Путин подписал соответствующий закон. Вполне очевидно, что в своей работе мы ориентируемся на те цели и задачи, которые ставит руководство госкорпорации во главе с Игорем Комаровым.

В соответствии с бюджетом на 2016 год загрузка нашего предприятия складывается из двух основных направлений. Первое из них – традиционные работы, выполняемые предприятием не один год. Это, например, конструкторское сопровождение серийного изготовления ракетных двигателей разработки КБХА, проведение стендовых огневых испытаний таких двигателей. К числу традиционных работ можно отнести и изготовление товарных ракетных двигателей для космических ракет-носителей семейства «Союз-2». В этих работах нашим партнером выступает Воронежский механический завод, куда мы передали значительную номенклатуру работ.

Второе направление связано с выполнением перспективных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ. Федеральная космическая программа 2006-2015 годов фактически завершилась. И мы сейчас находимся на переходном этапе к утверждению очередных долгосрочных проектов. Говорить о них преждевременно, так как еще не проведены конкурсы по выбору головных исполнителей, которые станут для нас заказчиками. Но уже сейчас мы видим, какие новые двигатели и для каких перспективных ракетно-космических комплексов мы, скорее всего, будем разрабатывать.

– Насколько масштабно вы планируете обновить кадровый состав предприятия? Будут сокращения?

– Кадровый состав любого предприятия должен периодически обновляться, чтобы не было застоя. На верхнем уровне управления мы уже провели первые важные изменения. Назначен главный конструктор предприятия – Виктор Горохов, который будет отвечать в целом за все технические вопросы, связанные с тематикой изделий предприятия. Приняты кадровые решения практически по всем другим позициям верхнего уровня управления. При этом мы нацелены на сокращение уровней управления и, как следствие, количества руководящих должностей, а также повышение персональной ответственности топ-менеджмента за результаты работы.

Сейчас в сжатые сроки проводим уточнение организационной структуры с детализацией до каждого подразделения. Эта работа тесно увязана с сокращением непроизводственных расходов. Так же, как и некоторые другие предприятия отрасли, мы инициировали процесс оптимизации кадрового состава, в результате чего в 2016 году произойдет уменьшение штата персонала на уровне 12% от общей численности. Я об этом говорю открыто, во всеуслышание, потому что процедура будет выполняться прозрачно и в полном соответствии с действующим законодательством. Данной мерой мы прежде всего планируем уменьшить непомерно раздутый штат руководителей разного уровня и непроизводственного персонала, который выполняет вспомогательные функции, но не участвует в создании товарной продукции. Семеро с ложкой и один с сошкой – это классическая ситуация, при которой невозможно говорить об эффективности и развитии предприятия. Эту диспропорцию мы намерены исправить.

Вторая цель вытекает из первой. Это повышение производительности труда. Я являюсь сторонником того, чтобы отдельный работник был полностью загружен в течение рабочего дня, но при этом получал достойный заработок. Это лучше, чем размазывать его функции и зарплату на троих или четверых.

Еще одна важная цель – омоложение кадрового состава предприятия. В ближайшие годы мы планируем интенсивно переходить на современные принципы и технологические цепочки создания нашей профильной продукции, где потребуются новые компетенции от работников. Естественно, мы заинтересованы в привлечении и удержании молодежи. Хотел бы отдельно акцентировать ваше внимание, что мы не намерены допускать какую-то дискриминацию по возрасту при оптимизации численности. Тем более что это запрещено законом. Но создавать условия для удержания молодежи и ее профессионального роста мы, несомненно, будем.

Безусловно, наши планы вызовут недовольство определенной части коллектива предприятия. Но я хотел бы донести до всех мысль о том, что именно оптимизация численности (а мы ее планируем завершить к лету 2016 года) позволит нам в конечном итоге обеспечить повышение уровня заработной платы в коллективе и соответствующую мотивацию в труде.

– В 2015 году из-за недозагруженности мощностей часть сотрудников КБХА была вынуждена перейти на сокращенную рабочую неделю. Как обстоят дела с заказом на текущей год? 

– Как я уже сказал, у нас есть бюджет на будущий год. С учетом его показателей, я думаю, нет никаких оснований полагать, что придется вновь предлагать людям сокращенную рабочую неделю. Первое полугодие, конечно, будет для нас более сложным, чем второе. До июня мы будем продолжать процедуру оптимизации численности штата. Кроме того, заключение договоров по новым контрактам в рамках новой Федеральной космической программы также потребует времени. Но уже со второй половины 2016 года мы рассчитываем на улучшение ситуации.

– В прошлом году структура управления КБХА претерпела серьезные изменения. В частности, предприятие перешло под контроль НПО «Энергомаш». В чем плюсы?

– Управляющая компания НПО «Энергомаш» консолидирует усилия двигателестроительного крыла в ракетно-космической отрасли. Это закономерное решение, так как «Энергомаш» с первых шагов в освоении космоса, со времен Сергея Королева и Валентина Глушко, был в числе лидеров не только советского, но и мирового ракетного двигателестроения. Сегодня в условиях необходимости более эффективного использования средств требуется исключать дублирование, излишнюю конкуренцию между предприятиями, входящими в одну корпорацию. С этой точки зрения, я думаю, принятые решения будут полезны как для КБХА, так и для НПО «Энергомаш». Тем более что в историческом ракурсе два наших предприятия всегда взаимно дополняли друг друга: «Энергомаш» специализировался на двигателях первых ступеней ракет, а КБХА обеспечивало разработку двигателей для верхних ступеней.

Государственная корпорация «Роскосмос» вполне очевидно будет реализовывать единую политику в области ракетного двигателестроения. Поэтому единоначалие в нашем секторе следует рассматривать как естественный и разумный шаг.

– Как вы относитесь к уже ставшей «вечной» идее объединения КБХА и мехзавода? Есть ли перспектива воплощения ее в жизнь в современных условиях?

– Лично я подхожу к этому вопросу прагматично. Во-первых, КБХА и ВМЗ и так уже входят в единую корпорацию, а значит, решают общие задачи. Во-вторых, сейчас перед нами открыто большое поле деятельности по оптимизации существующих основных активов, большинство из которых являются наследием еще советской эпохи. И для этого вовсе необязательно ждать момента формальных объединений, когда вместо двух официальных бланков останется один. Вот на этой работе и надо сосредоточиться, чтобы лучше подготовиться к реализации тех задач, которые будут поставлены перед ракетно-космической промышленностью в обозримом будущем.

Что касается перспектив объединения, то, действительно, вопросы эти неоднократно рассматривались и откладывались. Здесь журналисты всегда пытались бежать впереди паровоза. Реорганизация управления предприятиями – дело не одного дня. На сегодняшний момент КБХА является акционерным обществом, Воронежский механический завод в свою очередь – это филиал государственного унитарного предприятия, Космического центра имени Хруничева. Как вы понимаете, для интеграции как минимум необходима единая организационно-правовая форма. Кроме того, целесообразность, сроки и варианты объединения – все эти вопросы находятся уже в большей мере в компетенции руководства госкорпорации. Мы можем подготовить технико-экономические обоснования, провести нужные расчеты по вложениям, инфраструктуре, кадрам, но окончательное решение в любом случае будет за вышестоящим по вертикали руководством. Поэтому я предлагаю не забегать вперед и дождаться решений, на которые мы уже сможем ссылаться.

– За последнее время КБХА обзавелось достаточно негативным бэкграундом: уголовные дела против руководства, падение ракет. Что собираетесь делать с этим «наследством»?

– В части уголовных дел, которые вы упомянули, я не склонен давать оценку действиям следственных органов, которые самостоятельно выполняют свою работу. Мне неизвестно, чтобы к настоящему времени были вынесены какие-либо судебные решения, доказывающие вину конкретных должностных лиц. Могу сказать лишь, что со своей стороны никогда не потерплю воровства или злоупотребления должностными полномочиями. При вскрытии таких случаев мы будем без сожаления расставаться с виновниками и в полном объеме сотрудничать с правоохранительными органами.

В отношении падения ракет прямая вина нашего КБ была установлена в одном случае в прошлом году. Это майская авария ракеты «Протон-М». Члены государственной комиссии пришли к выводу, что причиной нештатного завершения полета ракеты стал отказ рулевого двигателя третьей ступени. Это двигатель разработки КБХА и производства Воронежского механического завода. В силу того что характер отказа признали конструктивным, это, безусловно, негативно сказалось на репутации нашего предприятия. В соответствии с поручениями руководства отрасли специалисты КБХА вместе с работниками ВМЗ приняли участие в выработке и внедрении мероприятий, которые направлены на устранение причин аварии. Если вы следите за космическими новостями, то знаете, что с августа и до конца 2015 года состоялись уже пять пусков ракет «Протон-М». Все они были успешны. И это вселяет уверенность в правильности принятых решений.

– Последние несколько лет основные финпоказатели КБХА стабильно падают. Как планируете переломить эту тенденцию?

– Экономические показатели, очевидно, тесно увязаны с результатами производственной деятельности. Поэтому мы будем уделять повышенное внимание качеству нашей работы на всех этапах создания продукции, а также переходить на более эффективные технологии. В частности, внедрять новые принципы разработки ракетных двигателей на основе комплексных IT-решений и современного оборудования с программным управлением. Сегодня весь цикл создания машиностроительной продукции – от идеи до готовой детали, агрегата – перемещается в цифровую, виртуальную среду. Сейчас с помощью 3D-принтеров в мире уже печатают детали ракетных двигателей. Из цифровой трехмерной модели сразу получают готовую продукцию: без подготовки производства, оснастки, без отработки трудоемких технологий! Это открывает большие перспективы в увеличении производительности труда, исключении брака, минимизирует человеческие ошибки. Вот для таких технологий нам и потребуется молодежь с соответствующим набором компетенций.

Сейчас мы нацелены на повышение производительности труда, переход на новые технологии в создании профильной продукции, омоложение кадрового состава и эффективное расходование получаемого финансирования. Объем государственного заказа в настоящее время, несмотря на сокращение бюджетных расходов, позволяет полноценно работать в профильной тематике. И, конечно, нужно качественно выполнять порученную работу, чтобы не получалось непредвиденных убытков. В декабре 2015 года с помощью ракетных двигателей КБХА были осуществлены шесть космических пусков с космодромов трех стран: России, Казахстана и Франции. Везде наши двигатели отработали по программе. Хочу подчеркнуть, что речь идет как о серийных, так и новых двигателях. В частности, новый двигатель нашей разработки прошел вторые летно-конструкторские испытания в составе первой ступени легкой ракеты «Союз–2.1в» и выполнил поставленную задачу. Поэтому залог повышения финансовых показателей лежит и в том, чтобы так же успешно работать все последующие месяцы, что вполне по силам нашему коллективу.

(473) 212-02-88
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое