Up

HeadHunter

, 12:51

Игра в «Монополию». Как политика руководства «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» влияет на стоимость жилья в Черноземье

Воронеж. 01.09.2016. ABIREG.RU – Расследование – В марте 2016 года ЗАО «ЕВРОЦЕМЕНТ груп», контролирующее до 60% цементного рынка Черноземья и треть общероссийского рынка, единовременно подняло отпускные цены на цемент на всех своих заводах на 8%. Следом то же самое сделали и компании-конкуренты. Цены на цемент, несколько лет до этого топтавшиеся на месте из-за постоянно сокращающегося спроса, стали упорно расти вверх. По сравнению с январем цемент подорожал минимум на четверть. Продажи жилья за это время сократились примерно в той же пропорции.

Федеральная антимонопольная служба рассматривала в мае вопрос ценообразования на цемент и ничего неординарного не обнаружила: «…незначительное повышение цены во втором квартале 2016 года». Кроме того, ФАС отметила, что в связи с введением с 7 марта обязательного сертифицирования основных видов цемента «у некоторых импортеров возникли трудности с прохождением сертификации». Исходя из этого, можно сказать, что ситуация для отечественных производителей цемента на данный момент сложилась в целом благоприятная.

Прерванный полет

Весной этого года в Москве приключилась любопытная история, о которой написали «Ведомости». Если верить изданию, однажды стопроцентный владелец «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» Филарет Гальчев не явился на очередное заседание кредитного комитета Сбербанка, посвященное как раз обсуждению долгов «ЕВРОЦЕМЕНТа». Причина неявки оказалась нерядовой: господин Гальчев, оказывается, занимался в Центре подготовки космонавтов, готовился к полету в космос. В результате президент Сбербанка Герман Греф якобы позвонил в Роскосмос и попросил не пускать господина Гальчева на орбиту, мотивировав тем, что «у него и на Земле достаточно проблем».

Если допустить, что этот эпизод в самом деле имел место, «проблемы» у Филарета Гальчева действительно были: его личное состояние, по оценке рейтингового агентства «Блумберг», упало с 5,6 млрд долларов до 305 млн долларов (о чем также сообщали «Ведомости»). Причиной внезапного «обнищания» Гальчева стал маржин-колл Сбербанка по сделке РЕПО (то есть продажи с правом обратного выкупа) с 6,12% акций мирового лидера по производству цемента франко-швейцарского концерна LafargeHolcim. Банк владел акциями всего две недели и продал их с 10%-м дисконтом, потеряв по 4,75 швейцарского франка на каждой из 37 млн акций. Потери банка несложно подсчитать – около 175 миллионов швейцарских франков. (Швейцарский франк равен 0,97 американского доллара.) А еще через три недели Сбербанк согласовал реструктуризацию кредитного портфеля «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» на 42 млрд рублей и 360 млн долларов. Параметры соглашения не раскрывались, но в прессу ушла инсайдерская информация, что первые два года «ЕВРОЦЕМЕНТ» будет платить только проценты по кредиту, причем проценты «оптимизированные», то есть уменьшенные, а само тело долга заемщик начнет погашать только в 2018 году.

Зампредправления Сбербанка Олег Ганеев тогда скупо прокомментировал сделку: «Сотрудничество между Сбербанком и АО «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» всегда находилось на высоком уровне доверия. Мы считаем важным поддерживать нашего стратегического партнера в текущей экономической ситуации». По мнению некоторых комментаторов, в тот раз Сбербанк просто спас «ЕВРОЦЕМЕНТ» от неминуемого банкротства. Немалую роль в решении банка продолжить кредитовать крупного, но проблемного клиента сыграло то, что «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» был внесен в список системообразующих предприятий страны, утвержденный правительством РФ в феврале 2015 года. В этот список входит 200 важнейших предприятий страны, имеющих законное право на господдержку своего бизнеса при условии его «реструктуризации и повышения эффективности».

Возможность диктовать условия

Сегодня Филарету Гальчеву (он же – гражданин Греции Филаретос Кальцидис) единолично принадлежит без малого половина цементной отрасли России. Бизнес практически семейный: почти все руководители «ЕВРОЦЕМЕНТа» являются этническими греками и в той или иной мере приходятся родственниками господину Кальцидису. Из 62 млн тонн цемента, выпущенных в России в прошлом году, более 20 млн приходится на структуры «ЕВРОЦЕМЕНТа».

Филарет Гальчев начинал свой бизнес в паре с Георгием Краснянским в угольной промышленности в 1996 году, но резко сменил род деятельности в 2002-м. Первые покупки четырех цементных заводов никого особо не заинтересовали: это была отрасль, балансирующая на грани рентабельности и имеющая колоссальные проблемы с экологией. Но господин Гальчев понимал: главное – это доля рынка. И он добился своего: в 2005 году Филарет Гальчев стал лидером цементной отрасли, когда купил у жены Лужкова Елены Батуриной сразу семь цементных заводов (все цементные заводы Черноземья до прихода господина Гальчева принадлежали именно ей). Доля «ЕВРОЦЕМЕНТа» на рынке подскочила до 40% и в дальнейшем если и падала, то ненамного. Отметим, что приобретались заводы на кредитные деньги.

Сразу после покупки батуринских заводов Филарет Гальчев устранил из бизнеса господина Краснянского, владевшего почти четвертью «ЕВРОЦЕМЕНТа». Для этого господину Гальчеву пришлось и обращаться в судебные инстанции, и, по слухам, заплатить около 1 млрд долларов «отступных».

Став единоличным владельцем «ЕВРОЦЕМЕНТа», Филарет Гальчев сразу поднял цены на 20% и при этом отказался продавать цемент без 100%-й предоплаты, из-за чего тут же разразился «цементный кризис»: внутрироссийские цены на цемент впервые превысили мировые. В результате к 2007 году тонна цемента стала стоить 5 тыс. рублей против 1,1 тыс. рублей в 2005 году. Тогда действия господина Гальчева поставили под угрозу государственную программу «Доступное жилье», имевшую статус национального проекта. Строители, зажатые в ценовые тиски, начали отказываться от участия в государственной приоритетной программе. После этого – в первый и едва ли не единственный раз – в деятельность «ЕВРОЦЕМЕНТа» вмешалась ФАС, выписавшая штраф цементным производителям в размере 267 млн рублей. Этот штраф так и остается крупнейшим в истории российского антимонопольного ведомства.

Были и другие истории «цементных войн», когда перед зимой 2008 года «ЕВРОЦЕМЕНТ» единовременно снизил цену на 10-15%. По предположениям аналитиков, это было сделано с целью демпинга для последующего выдавливания более слабых игроков с рынка и, соответственно, увеличения собственной доли.

Сейчас совокупные производственные мощности 19 заводов холдинга (16 – в России, еще три – на Украине и в Узбекистане) составляют, по разным оценкам, от 40 до 50 млн тонн в год при половинной загрузке мощностей. Переизбыток производственных мощностей – общемировой тренд цементной отрасли: владельцы предприятий, подстраховываясь таким образом, готовы к возможному увеличению загрузки в перспективе.

В 2014 году общая выручка «ЕВРОЦЕМЕНТа» составила 60,1 млрд рублей (по данным «Форбса»). За прошлый год данных нет, но можно предположить, что роста выручки не наблюдалось: рынок цемента потерял в 2015 году 10% объема, такое же падение ожидается и по итогам нынешнего года. При этом, как сообщает «Интерфакс» (со ссылкой на слова президента «ЕВРОЦЕМЕНТа» Михаила Скорохода), текущий суммарный долг группы составляет 100 млрд рублей. СПАРК-Интерфакс констатирует серьезное уменьшение стоимости активов «ЕВРОЦЕМЕНТа» – с 43,5 млрд рублей в 2012 году до 17 млрд рублей в 2015 году.

Надо заметить, что «ЕВРОЦЕМЕНТ» является абсолютно непубличной компанией, не раскрывающей своей информации. Нет информации ни о прибыли, ни о консолидированной выручке, ни о кредиторской и дебиторской задолженностях. Из правительственного списка «системообразующих двухсот» в форме ЗАО существуют лишь пять предприятий. И не раскрывает информацию о себе только одно – «ЕВРОЦЕМЕНТ груп». Под закон об обязательном раскрытии информации подпадают всего три завода «ЕВРОЦЕМЕНТа». Кстати, начиная подготовку к этой публикации, корреспондент «Абирега» направил журналистский запрос в пресс-службу «ЕВРОЦЕМЕНТа». Ответа, как легко догадаться, не последовало.

Неокупаемые проекты Черноземья

Главные производственные активы «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» расположены в двух макрорегионах – Северо-Запад (четыре завода общей мощностью 5-6 млн тонн в год) и Центральное Черноземье (три завода, способные выпускать до 9 млн тонн в год) – это «Липецкцемент» (2 млн тонн в год ), «Осколцемент» (4 млн тонн в год) и Воронежский филиал, он же «Подгоренский цементник» (предприятие в отчетности фигурирует под разными названиями). В Тамбовскую область продукция поступает с еще одной «дочки» «ЕВРОЦЕМЕНТа» – «Мордовцемента» (3 млн тонн в год).

Рынок потребления цемента в шести областях Центрального Черноземья оценочно равен 5 млн тонн в год и может полностью покрываться структурами «ЕВРОЦЕМЕНТа». В Липецкой и Белгородской областях «ЕВРОЦЕМЕНТ» контролирует все 100% рынка. В других областях Черноземья доля рынка «ЕВРОЦЕМЕНТа» чуть меньше: например, в Воронежской области (годовая потребность 1,5 млн тонн) она составляет 70%. Треть воронежского рынка – у конкурентов: «Серебряковцемента» (Волгоградская область), принадлежащего инвестгруппе «Суперстромт» (20%) и «Новоросцемента» Льва Кветного (10%). При разделе сфер цементного влияния Черноземье полностью ушло под структуры господина Гальчева, а Кавказ – под структуры господина Кветного. За рынки крупнейшего макрорегиона Ростов-Краснодар, где нет собственного цементного производства, идет борьба между всеми основными игроками, в которой доминируют «серебряковцы». Впрочем, конечные потребители цемента – строители – считают, что весь рынок цемента строго поделен между ведущими игроками, а цены меняются в условиях теневых договоренностей. «Но чем ближе осень, тем хуже выполняются договоренности», – возможно, в шутку, а скорее всерьез прокомментировал нашему изданию ситуацию человек, хорошо знакомый с этими рынками.

Подгоренский завод («сухой» способ, 100%-я автоматизация, проектная мощность – 3 млн тонн в год) – любимое детище Филарета Гальчева. Завод реконструировали лет десять. Долгое время закупленное оборудование ржавело под открытым небом, но в конце концов было запущено в эксплуатацию в декабре 2012 года. На модернизацию ушло, по разным оценкам, предположительно 17-19 млрд рублей. В долларах это примерно полмиллиарда. Для сравнения: в эти же годы в Иране построили цементный завод годовой мощностью 4 млн тонн за 130 млн долларов.

«Это единственное в Воронежской области предприятие уровня «хай-тек», – так, по сообщению газеты «Коммуна», оценил обновленное производство воронежский губернатор Алексей Гордеев (к слову, недавно вручивший господам Гальчеву и Скороходу медали «За заслуги перед Воронежской областью»).

Загружен Воронежский филиал пока что средне: в 2015 году было выпущено 1 млн тонн и в первом полугодии 2016 года около 700 тыс. тонн цемента «сухим» способом. К концу 2016 года планируется выпустить 2 млн тонн.

Есть мнение, что строители (по крайней мере – воронежские) подгоренский цемент откровенно не любят – предпочитают оскольский. Причины этого не ясны, но тенденция просматривается: крупнейшие воронежские застройщики за цементом в Подгорное обращаются не слишком часто. А вот мелких участников воронежского строительного рынка региональные власти якобы смогли склонить к закупкам в Подгорном. Впрочем, сам Подгоренский завод сориентирован не на северное (Воронеж), а на южное (Ростов-Краснодар) направление, где нет своих цемзаводов.

Обращает на себя внимание и такой момент. По данным СПАРК-Интерфакс, годовая выручка Воронежского филиала в 2013 году составила 90 млн рублей, убыток – 55 млн рулей. 2014 год: выручка – 187 млн руб, убыток – 6,6 млн рублей; 2015 год: выручка – 199 млн руб, прибыль – 22 млн рублей. Таким образом, если верить СПАРКУ, можно предположить, что в ближайшее время самый грандиозный инвестпроект Воронежской области не окупится.

Впрочем, есть такой прием – «перемещение центра прибыли». Прием Филарету Гальчеву хорошо известный – например, по временам расставания с господином Краснянским, когда деньги из «общей» копилки, уходили в личную «копилку» господина Гальчева. Швейцарскую. Именно там, в Цюрихе, так и находится со времен еще угольной деятельности Филарета Гальчева офис головной компании «ЕВРОЦЕМЕНТа». Именно туда направляются основные финансовые потоки цементной империи. Там же находится и офис крупнейшей европейской цементной фирмы Holcim, 100 лет принадлежащей швейцарской семье Шмидхейни. Господин Гальчев за несколько лет скупил 10% акций Holcim. Ушло на это от 1,5 до 2 млрд долларов. Но вот беда: строительный рынок (а вместе с ним – и стоимость купленных акций) падал, доллар же рос, а кредитные деньги, как можно предположить, выводились из производственного оборота «ЕВРОЦЕМЕНТа». Филарет Гальчев к началу 2014 года был уже готов, мягко говоря, «пододвинуть» швейцарцев, но глава Holcim Томас Шмидхейни сумел в кратчайшие сроки провести грандиозное объединение со своим французскими конкурентами из Lafarge. В образованном в апреле 2014 года объединенном европейском гиганте (текущая капитализация – 50 млрд долларов) доля господина Гальчева размылась до 6,12%. Ее-то и выставил Филарет Гальчев в качестве залога для Сбербанка. Акции через биржу моментально нашли своих европейских покупателей.

Отметим, что строить новые цементные заводы до недавнего времени было достаточно выгодно. В 2013 году открылись три новых цементных завода – «Тулацемент» (принадлежит HeidelbergCement), государственный «Чеченцемент», Серебрянский цементный завод («Базэлцемент»). Кроме того, заново заработал модернизированный Львом Кветным Верхнеабаканский цементный завод. Всего введено мощностей на 6,8 млн тонн в год. И структур господина Гальчева среди этих новых заводов нет. Правда, он завершил модернизацию «Мордовцемента», проведенную процентов на 90 его предшественниками.

Главное – держать строй

Вообще, цементную отрасль преследуют сразу несколько бед: сокращение объема рынка стройматериалов при одновременном росте цен на энергоносители, услуги автоперевозчиков (введение системы «Платон») и железнодорожные тарифы. Это ставит немодернизированные («мокрые») заводы на грань рентабельности. Немодернизированных заводов, выпускающих цемент так называемым «мокрым» способом, в России вообще и в «ЕВРОЦЕМЕНТе» частности – подавляющее большинство (75%). И это не только малоприбыльно (современный «сухой» способ позволяет сократить издержки на 40%), это еще и страшно неэкологично. В доказательство приведем цитату с сайта Beton.ru (орфография и пунктуация исходного текста сохранены). «Деревня Шелекса – в 20-ти километрах от Савинского («дочки» «ЕВРОЦЕМЕНТа». – прим. авт.), здесь главный девиз жителей: «чёрного не надевать». Любая одежда чёрного цвета тут же становится серой. Серая пыль в Шелексе накрывает всё: дома, грядки, домашних животных. Слой убивающей всё живое цементной пыли. Жители вынуждены накрывать целлофановой плёнкой все грядки и даже коров», – пишут очевидцы на профессиональном форуме бетонщиков. Впрочем, надо сказать, что сейчас этот завод остановлен и ждет своей очереди на модернизацию, начать которую Филарет Гальчев обещает в 2018 году.

Масштабные инвестиционные программы, регулярно анонсирующиеся господами Гальчевым и Скороходом, в последнее время больше похожи на мечты о светлом будущем. 2014 год: 500 млн долларов от китайцев. 2015 год: инвестпрограмма до 2020 года – 100 млрд рублей, снова инвестиции от китайцев – 500 млн долларов. (Возникает резонный вопрос: это те же 500 млн или уже новые?) 2016 год: опять инвестиции от китайцев – уже 5 млрд долларов. Хочется спросить: а как чувствуют себя прошлогодние и позапрошлогодние китайские миллионы? Они уже превратились в новые заводы? При этом громадье планов упирается в безнадежно длительные сроки окупаемости проектов и в закрытость самой компании, что вряд ли вдохновляет банкиров или инвесторов. Однако справедливости ради отметим, что сроков окупаемости в подобных случаях не озвучивает вообще никто – ни «ЕВРОЦЕМЕНТ», ни другие участники цементного рынка.

Тем не менее все это по большому счету напоминает сражение, где главное – держать строй. За счет внушительной доли на рынке договариваешься с «соседями» и можешь диктовать цену – раз. Прикрываясь величиной (а значит – и социальной значимостью) получаешь налоговые льготы на сотни миллионов рублей от местных властей – два. А вдали от посторонних глаз всегда можно пожаловаться на жизнь («плохой «Платон», жадный «Газпром») – три. Ведь большинство банкиров предпочтет перекредитовать, чем обанкротить. При этом убыточные и полуубыточные предприятия закрыть не так-то и просто. Во-первых, будет ожесточенное сопротивление местных властей, во-вторых, долю рынка, как строй в сражении, надо держать.

За все время Филарету Гальчеву удалось закрыть только два безнадежных завода – в Архангельской и Белгородской областях. В последнем случае важную роль сыграла привлекательность производственной площадки с развитой инфраструктурой в черте крупного областного центра. А вот пресловутый пикалевский завод, удостоившийся после бунта в 2009 году визита Путина, продолжает выпускать продукцию, хотя и давно переведен на двухдневную рабочую неделю и работает на 10% мощности. Вообще, модернизация – верная сестра «оптимизации». Численность сотрудников «ЕВРОЦЕМЕНТа» постоянно сокращается – с 40 до 20 тыс. человек. В том же Белгороде, как сообщал портал БЕЛ.RU, при закрытии завода работы лишилось единовременно 600 человек. Зато «производительность труда увеличилась в 3,5 раза», сообщила пресс-служба «ЕВРОЦЕМЕНТа».

Следуя стратегии экспансии, господин Гальчев в конце 2014 года, накануне кризиса, купил два крупных завода. Второй после «Новоросцемента» гигант отрасли – «Мордовцемент» (на момент покупки мощность – 5 млн тонн в год, 10% российского рынка) – был куплен за 70 млрд рублей у братьев Меркушиных, родственников экс-президента Мордовии. Покупка сопровождалась массовыми сокращениями сотрудников (30% персонала), которые, правда, начали еще старые собственники. Под нож, как водится, попали самые нелояльные: на заводе с приходом «ЕВРОЦЕМЕНТа» оставшимся работникам резко сократили зарплату, тут же возник стихийный бунт. «Мордовцемент» находился в плачевном состоянии: при 19 млрд рублей выручки за 2013 год чистый убыток достиг 2 млрд рублей, а краткосрочные обязательства (25 млрд рублей) превысили стоимость оборотных активов. После покупки завода Гальчевым лучше не стало: по данным СПАРКа, в 2014 году выручка мордовского гиганта упала до 16,5 млрд рублей, а в 2015 году – до 7,9 млрд рублей.

Чуть позже, в декабре 2014 года, «ЕВРОЦЕМЕНТ груп» купила еще один цементный завод – в Сланцах Ленинградской области, годовой мощностью почти 2 млн тонн. По словам источников, близких к руководству «ЕВРОЦЕМЕНТа», сумма сделки между Филаретом Гальчевым и бывшим сенатором Андреем Молчановым, построившим этот новый завод, оценивалась в 18 млрд рублей. Долги перед Сбербанком на тот момент уже составляли 40-50 млрд рублей, сообщали «Ведомости» со ссылкой на окружение господина Гальчева. Так что, когда Михаил Скороход говорил о нынешних 100 млрд, скорее всего, он сильно поскромничал. Впрочем, господин Гальчев не скрывает, что значительная часть реструктурированного Сбербанком кредита в марте 2016 года в сам Сбербанк и вернулась. Какая часть – секрет. Впрочем, вряд ли и Сбербанк, и «ЕВРОЦЕМЕНТ» допустили бы в своих отношениях просрочку задолженности. 

Как вы уже догадались, ФАС одобрила приобретение Филаретом Гальчевым новых заводов.

Штрафы и сроки

Также вполне уместным будет рассказать и о культуре корпоративного управления «ЕВРОЦЕМЕНТа». Прошлой зимой был взят с поличным при получении коммерческого подкупа топ-менеджер «ЕВРОЦЕМЕНТа» – гендиректор «Мальцовского портландцемента» (Брянская область) Николай Карякин, незаконно получивший с поставщиков оборудования 150 тыс. рублей. (Об этом написали местные «Аргументы и факты» и сайт «БезФормата.ру».) В итоге он был приговорен к трем годам условно и двухмиллионному штрафу. В связи с этим случаем вице-президент «ЕВРОЦЕМЕНТа» по безопасности Кузьма Григориадис (видимо, желая продемонстрировать успехи в своей работе) обнародовал интересные цифры: в 2015 году «за посягательство на имущество Общества» холдинг инициировал 78 уголовных дел против своих сотрудников, в 2014 году было «всего» 41 уголовное дело.

К слову, Николай Карякин, когда еще работал гендиректором «Мальцовского портландцемента», успел стать фигурантом в деле знаменитой Евгении Васильевой. Как сообщали «Брянские новости», протеже экс-министра обороны в 2011 году незаконно передала «дочке» «ЕВРОЦЕМЕНТа» половину танкодрома площадью в триста гектаров. А цементники тут же стали выкорчевывать и продавать оттуда «непрофильные» лесные угодья. Прокуратура тогда насчитала ущерб в 700 млн рублей и обратилась в суд с просьбой признать сделку ничтожной. Об итогах рассмотрения дела ничего не сообщалось.

Мечты и реальность

И еще цитата. Вот что пишет татарская «Бизнес-газета» о последнем, августовском, выступлении Гальчева в Татарстане на открытии логистического центра:

«К счастью, у Гальчева круг интересов, как оказалось, уже вышел за чисто «цементные» рамки. «Мы договорились об инвестициях в пять миллиардов долларов. В каждом кластере будет построено от 10 до 20 предприятий. Мы хотим иметь возможность работать в тех регионах, где население не самое бедное, где оно имеет возможность купить качественный хороший материал, в том числе для жилья. Это города будущего! Если республика предоставит нам такую возможность или определит две-три площадки с численностью 350-400 тыс. человек, мы готовы реализовывать такие масштабные проекты», — заявил глава «ЕВРОЦЕМЕНТ груп». И поделился, что встречался «с вашим бывшим министром строительства Маратом», который предложил для реализации проектов две точки – Новую Москву и Татарстан. Кроме того, Филарет Гальчев, отметив, что «наше машиностроение чахлое», рассказал и о планах по строительству вместе с китайскими партнерами «крупнейшего завода тяжелого машиностроения». «Есть такое поручение, подписаны определенные соглашения по строительству крупнейшего машиностроительного завода тяжелого машиностроения, рядом с которым, в моем понимании, дальше должно развиваться и среднее машиностроение. Сейчас мы выбираем площадку», – рассказал он. Предполагается, что на заводе будет работать 15 тыс. человек, будет свой научно-технический центр, инжиниринговая база».

Но это в будущем. А в настоящем некий поставщик офисной мебели пытается обанкротить гигантский Оскольский завод по причине неоплаты части поставленной продукции. (Об этом писал и «Абирег».) В итоге ситуацию удалось урегулировать после погашения долга в 2 млн рублей. Или, к примеру, старейший и авторитетнейший в цементной отрасли «Центрспецремонт» летом подал иски в арбитраж сразу на две дочки «ЕВРОЦЕМЕНТа» – брянскую и рязанскую: каждая не оплатила по пять с лишним миллионов за оказанные услуги.

Доподлинно не известно, появилось ли пресловутое постановление правительства, вводящее обязательное сертифицирование цемента, с подачи Филарета Гальчева или нет. Но это сугубо заградительное мероприятие серьезно ограничило доступ импортного цемента на территорию РФ. Любая партия цемента – наша или импортная – раньше и так сопровождалась паспортами качества. А если кто-то под видом цемента продает пыль, то это вопрос к правоохранительным органам. Теперь же получение сертификатов растягивается на недели, если не на месяцы, что резко снижает интерес к российскому рынку у иностранных производителей. При этом, по мнению экспертов, белый турецкий цемент пользуется на нашем строительном рынке большим спросом как раз из-за значительного превосходства в качестве над российскими аналогами. Вопрос только в цене и скорости доставки. В целом это все напоминает нерыночные способы конкуренции.

У господина Гальчева еще много идей для улучшения жизни цементной отрасли. Как сообщали «Ведомости», в мае он обратился в ФАС с предложением обязать РЖД повысить тарифы на дальние перевозки цемента (от 720 км) сразу в пять раз. В этой инициативе Филарету Гальчеву отказали: под удар попали бы не только китайские и турецкие производители – закрылась бы дорога на Север качественному новороссийскому цементу. Но самое главное – под угрозой оказалась бы вся строительная отрасль Сибири и Забайкалья. Там расстояния куда больше центрально-европейских, а в Сибири у господина Гальчева заводов нет.

Удар по строительной отрасли

Разумеется, события, происходящие в отечественной цементной отрасли, характерны не только для нее. Скажем, у металлургов похожий – по сути картельный – сговор в ценообразовании. Однако их больше, поэтому соблюдать договоренности им гораздо сложнее, чем цементникам. Но стараются как могут: в апреле цены на арматурную сталь в один день взлетели в два раза – с 22 тыс. рублей до 45 тыс. рублей за тонну. Это произошло сразу после трехдневного производственного форума-слета металлургов, проходившего в Ялте, где собравшиеся договорились «промониторить цены» – проглотит рынок или нет. Ялтинское соглашение в шутку назвали почему-то «версальским мирным договором». Любопытно, что в договоренностях участвовали кроме российских производителей еще и украинские, и даже китайские. «Размониторивал» рынок в обратном направлении премьер Дмитрий Медведев, лично обзвонивший нескольких владельцев металлургических заводов. Цены откатились до 30 тыс. рублей за тонну арматурного прута. Стоимость цемента занимает от 5 до 10% в себестоимости квадратного метра жилья в зависимости от способа строительства. Арматура – не меньше 10%.

Для сведения: объем продаж жилья в Воронежской области в 2016 году сократился на 40%, десятки тысяч квадратных метров готового жилья стоят нераспроданными, притом что цены в Воронеже на 10-15% ниже, чем в Липецке или Белгороде.

По данным Рейтингового агентства строительного комплекса (РАСК), за первое полугодие этого года обанкротилось 1,6 тыс. строительных организаций, что в два раза больше, чем в январе-июне 2015 года. При этом за весь прошлый год со строительного рынка ушло 2,7 тыс. компаний. Это в пять раз больше, чем за 2014 год. Причина банкротств застройщиков – следствие снижения объемов строительных работ в целом по стране. По расчетам РАСК, за первое полугодие 2016 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года падение составило 5,7%, до 2,29 трлн рублей, ввод жилья упал на 9,2%, до 31,5 млн кв. м.

В ближайшие два года ожидается дальнейшее уменьшение объемов вводимого жилья. Среди негативных факторов – обязательное с этого года страхование долевого строительства, высокая закредитованность строительной отрасли, рост цен на стройматериалы. Все это ведет к серьезному уменьшению маржинальности строительной сферы. Но главным является то, что падение реального уровня жизни россиян изменило их приоритеты потребления. Улучшение жилищных условий теперь к таким приоритетам не относится. И вряд ли произойдет изменение в ближайшем будущем. А значит, тяжелые времена ожидают и строительную, и все смежные с ней (включая цементную) отрасли.

В этих условиях экспансионизм господина Гальчева кажется совсем уж авантюрным. Его агрессивная стратегия развития в большой мере поддерживается доступом к более дешевым, чем у конкурентов, кредитным ресурсам и возможностью безнаказанно повышать цены.

Последствия подобной экономической политики, как представляется, не заставят себя долго ждать.

(473) 212-02-88
Комментарии 4
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое