Up

WorldClass

Вы читаете новости региона:
Абирег Воронеж

Владимир Якуба

USD EURO

Богдаша

Главная Аналитика НЕДЕЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА – Гендиректор ЗАО «Воронежстальмост» Андрей Боровиков: «Рынок упал очень сильно и резко»

28.05.2019, 13:07

НЕДЕЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА – Гендиректор ЗАО «Воронежстальмост» Андрей Боровиков: «Рынок упал очень сильно и резко»

НЕДЕЛЯ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА – Гендиректор ЗАО «Воронежстальмост» Андрей Боровиков: «Рынок упал очень сильно и резко»

Воронеж. 28.05.2019. ABIREG.RU – Аналитика – Воронежские мосты стоят на БАМе, Урале, Украине, в Армении, Вьетнаме, Египте. Не обошлись без участия Воронежского мостового завода (ныне ЗАО «Воронежстальмост») и две знаковые стройки последнего десятилетия – строительство олимпийских объектов в Сочи и Крымский мост. Последний стал точкой мощного роста. Но после того как «большой мост закончился», стабильность предприятия пошатнулась. О том, как переживает отрасль непростое время дефицита масштабных заказов, рассказал генеральный директор ЗАО «Воронежстальмост» Андрей Боровиков.

– Как завод справляется в это непростое время, когда заказы у всех упали? Я так понимаю, в целом рыночная ситуация сейчас не очень благоприятная?

– К сожалению, мы эти негативные тенденции на себе ощущаем достаточно остро: рынок действительно упал очень сильно и резко. Дает о себе знать окончание поставок на строительство Крымского моста. Спад объемов весьма заметный. Конечно же, есть в разработке новые проекты, предприятие работает без остановки производства, в обычном режиме, мы даже не уходили на сокращенную рабочую неделю, но прежних объемов вернуть пока не удалось. И февраль в этом отношении был одним из самых неудачных месяцев – объемы выпуска продукции упали примерно на 40% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

– Проект по поставкам на Крымский мост отработали до конца?

– В сентябре прошлого года отгрузили последнюю тонну металлоконструкций. Был праздник со слезами на глазах, потому что все понимали, что дальше будет сложнее.

– А какой объем поставки предусматривал контракт в целом?

– 90 тыс. тонн. В целом более двух лет завод жил этим проектом. Разумеется, мы выполняли параллельно дополнительные объемы, но они были дополнительными – основная масса металлоконструкций, то есть порядка 80% объема, отгружалась на строительство Крымского моста. Нам было удобно работать с этим заказом – он, в сущности, типовой, для нас это редкость.

– Потеряли более мелких клиентов за этот период?

– Конечно, потеряли. Но это не из-за госзаказа, скорее, сказалось общее падение рынка. Наши более мелкие клиенты не забыли про нас. Но произошло то, что всегда происходит при падении рынка – цены рухнули. То есть помимо того, что мы потеряли объемы, упали еще и цены. Эти два фактора тяжело переживать совместно. Но это рынок, приходится мириться со сложившейся ситуацией. От этого никуда не денешься. Это наша сегодняшняя реальность.

– 54 тыс. тонн металлоконструкций в год – это ваш максимальный объем?

– Нет, мы больше всего отгрузили в 2017-м – 57 тыс. тонн. 2018 год был очень хорошим годом с точки зрения объема выпускаемой продукции, где-то до начала четвертого квартала. Девять месяцев мы нормально отработали, а потом пошло снижение.
 
– В стране больше нет таких же грандиозных проектов?

– Подобных нет. Как всегда, активно строится Москва, для нас интересен этот рынок, но это несопоставимо по масштабу. Надо отметить, что под проект строительства моста многие предприятия – не только мы – нарастили объемы и теперь мы с ними в одинаковом положении. Понятно, что создалась избыточная мощность, а работы мало.

– Цены сильно упали?

– Если смотреть в целом, то цены, может, и не сильно упали, но возросла стоимость металлопроката – нашего основного сырья.

– Кто ваш поставщик – наверное, «Металлоинвест»?

– Да, в основном. Но это не важно. Рынок металлопроката подорожал, а цены на наши конструкции не выросли.

– Почему?

– Поставщики объясняют это так: по ряду причин подорожало сырье на мировом рынке. Кроме того, из-за дешевого рубля выгодно поставлять металлопрокат за границу.

В целом, по моим наблюдениям, металл подорожал примерно на 10-15%, притом что цены на нашу продукцию остались прежними – они в нашей отрасли определяются рыночной конъюнктурой.

– Вы работаете на внешний рынок?

– Во-первых, за границей нас никто не ждет. Во-вторых, у нас такая продукция, которая не очень рентабельна при дальней перевозке: она объемная, поэтому сама перевозка выходит весьма дорогой. Нам интереснее ближние рынки. Раньше, когда работали с Украиной, ее доля в наших объемах занимала значительное место: еще 10 лет назад – порядка 20-30%. Сейчас пытаемся налаживать отношения с Беларусью.

– Переориентироваться на другие, смежные, рынки как-то пытаетесь?

– Да, занялись изготовлением строительных м/к, например промышленных объектов... Это, конечно, не наш рынок, он немного другой. Но что делать? Надо же чем-то заниматься, пока нет крупных мостовых заказов. Вот сейчас для «Северстали» изготавливаем металлоконструкции для доменной печи. Объем небольшой – порядка 3,5 тыс. тонн. В сущности, это месячный объем работы нашего предприятия, а контракт растянут на полгода. Да еще мы его взяли по небольшой цене. Так что ждем больших мостов.

– Какие крупные заказы находятся сегодня в работе?

– Сегодня мы работаем с Москвой, Калининградом, Тольятти по поставке мостовых металлоконструкций.

– Вам приходится с помощью личных встреч договариваться о контрактах?

– Нет, в основном сейчас так уже не работают. Приходится, конечно, ездить к каким-то крупным заказчикам, но это редко. Сейчас всё решает цена при соблюдении уровня компетенции. Понятно, что мы документально подтверждаем свое соответствие требованиям заказчику. А дальше начинается игра в цены с конкурентами, и иногда выходит так, что мы работаем ниже себестоимости. Это грустно.

– Есть ли какой-то в этом случае антикризисный план?

– Когда не хватает мостовых, мы всегда занимаемся строительными конструкциями. Это и есть антикризисный план. У завода уже накоплен подобный опыт. Мы же зависим от федерального бюджета – из него выделяются средства на строительство мостов. А если финансирования нет, мы вынуждены искать альтернативные варианты. Вот в один из таких периодов в 2009 году мы участвовали в строительстве Нововоронежской АЭС, в 2013 году делали трансформаторные баки, еще раньше – вышки сотовой связи. Цены были низкие, совершенно нерентабельная продукция, но тем самым мы смогли сохранить персонал. Когда падает зарплата у людей, некомфортно всем. Как ни крути, мотивация у нас всё равно зависит от объемов выпуска. Чем больше сварили конструкций, тем больше получили. Соответственно, если упали объемы, то упала и зарплата.

– Сколько сегодня на предприятии сотрудников?

– 1,6 тыс. человек. Нам удалось за время наращивания объемов не «разогнать» численность. За последние два года мы увеличили объемы на 40% и справились с работой тем же количеством работников, поскольку понимали, что такой объем временный, когда-нибудь нужно будет возвращаться к прежнему обороту.

– Кто ваши конкуренты на рынке?

– Есть заводы в Омске и Тюмени, которые сейчас на грани банкротства, но работают. Но если говорить о крупных. Два главных конкурента – Борисовка под Белгородом и Курган.

– А к БЗЭМ Борисовка имеет отношение?

– Нет, тот как раз по строительным конструкциям специализируется. Большой и мощный завод, но он мосты не очень любит делать, как и мы не любим делать строительные конструкции. Но вот заказ «Северстали» мы у них забрали, они хотели его делать.

– Как забрали?

– Снизили цену. Надеемся, что удастся избежать убытков. Может быть, это и не очень выгодно, но, главное, нужно работать и получать зарплату.

– На рентабельность планируете выйти в этом году?

– Да, планируем в этом году произвести 45 тыс. тонн продукции, где-то 3,5 тыс. тонн в месяц. Неплохо, если бы рентабельность была 5%, но на деле, думаю, не превысит 2-4%. Нам важно второе полугодие сработать рентабельно, чтобы компенсировать убытки начала года. В первом квартале произвели всего 8,2 тыс. тонн, очень мало. То не было заказов, то не было металлопроката. Помнится, в рекордный декабрь 2017-го мы произвели 5,5 тыс. тонн. Можем планировать всё что угодно, но ситуация на рынке сейчас не очень хорошая. Если будет плюс по году – отлично. Пока небольшой минус – 1-2%.

– Как вы думаете, что будет происходить с рынком дальше, кто-то уйдет с него?

– Возможно, уйдет, у нас отрасль непростая. Про заводы-банкроты я уже рассказал. Завод в Улан-Удэ тоже чуть ли не ликвидирован. Что будет дальше, зависит от состояния рынка мостостроения.

– Вы участвуете в аукционах?

– Мы не участвуем в государственных торгах, в них участвуют генподрядчики – те, кто обеспечивает всё строительство. То есть компании, которые будут строить мост, выбирают себе поставщика м/конструкций. Нам необходимо доказать свою компетентность, потом договориться о цене и сроках. Со сроками у нас обычно всё без проблем, потому что мы мощное предприятие, можем обеспечить необходимые заказчику сроки. А вот с ценой, конечно, приходится попереживать, потому что она очень часто падает из-за высокой конкуренции. Мы сегодня работаем, но пока ниже уровня рентабельности. В марте мы сделали 3 тыс. тонн конструкций, но так и не вышли на рентабельную работу.

– С заказчиками работаете по предоплате?

– Обычно 50% предоплата и потом в процессе поставки заказчик должен оплатить остальную сумму. Вот тут бывают проблемы. Кстати, иногда мы вынужденно работаем и без предоплаты, лишь бы забрать объемный заказ. Но это можно делать только с теми партнерами, кому мы доверяем.

– По дебиторке у вас зависли 33 млн рублей у компании «Мостсервис». Вернули?

– Это грустная тема. «Мостсервис» обанкротился неожиданно… Не знаю, что удастся вернуть, но суд этим вопросом занимается. Знаете, мы с ними работали неоднократно – всё оплачивали. И вот зашли на новый объект – там всё как-то изначально не складывалось. В итоге – долги.

– Вы работали с Украиной. Там все проблемы закрыты?

– Ну почему же, вот украинские конструкции у нас лежат до сих пор, остались м/конструкции Дарницкого моста через Днепр в Киеве. Ждем, когда ситуация изменится и про нас снова вспомнят наши ближайшие соседи и партнеры.

– Металлоконструкции портятся?

– Слегка ржавеют, но некритично. Вообще срок эксплуатации для наших конструкций – 100 лет. И даже он достаточно условный. Меняются нагрузки, нормы проектирования. Есть, конечно, римские, которые стоят пару тысяч лет, каменные, но это уже исторический артефакт.

– Насколько сейчас завод загружен?

– У нас сегодня, к сожалению, нет огромных масштабных проектов, поэтому нет годового плана загрузки. Гарантированно есть загрузка на полгода в объеме 3 тыс. тонн ежемесячно. Это минимальный объем, при котором предприятие может существовать. Чтобы быть в плюсе, нужно искать новые объемы.

– Может быть, вам тему легкого метро пролоббировать?

– Ой, с удовольствием. У нас, наверное, в России единственный опыт участия в строительстве двух монорельсовых систем. Первая находится в Останкино, а вторая – в Подмосковье. В Москве такой участок составляет 4,7 км, а в Подмосковье – 1 км. Сейчас, если вы заметили, уже не говорят в Воронеже, мол, давайте строить метро. Говорят о легкорельсовом транспорте, который, кстати, дешевле. Потому что метро – очень затратный проект как в строительстве, так и в эксплуатации. Поэтому концепция немного меняется, но это дело будущего, тут хотя бы Остужевской развязки дождаться.

– Вы участвуете в ее строительстве?

– Сейчас там пока ничего не происходит. Был сделан проект, он пролежал пять лет, уже идет его корректировка. Кстати, это достаточно большой проект, и нам, по идее, там работа найдется. Поэтому ждем, когда решится вопрос финансирования.

– С какими еще компаниями работаете, помимо «Северстали»?

– Участвуем в отборе поставщика по «Новатэку» – это объект «Артик СПГ-2». Уже прошли аудит. Но это, скорее, задел на перспективу следующего года. Там очень большой объем и большое количество участников. Они отбирают поставщиков, и я думаю, что они поделят работы по объекту между несколькими участниками. Сколько конкретно нам достанется и достанется ли вообще – неизвестно. Там дело обстоит таким образом, что заказчик пока выбирает себе генподрядчиков, которые уже потом выберут себе подрядчиков и поставщиков. Мы так работали на западном скоростном диаметре, когда генподрядчиком выступал итальянско-турецкий консорциум, который нас взял на субподряд. И здесь возможна аналогичная ситуация.

– Сейчас, когда объемы по строительству Крымского моста закончены, расскажите, как вам удалось получить такой заказ.

– Ничего сказочного в истории получения заказа нет – всё решила логистика, наш завод был расположен к объекту строительства ближе всех. Здесь вопрос был в том, чтобы правильно согласовать уровень цены, тем более что ее формула была сложная. В общем-то, угадали и мы, и наши заказчики. Мы сработали с прибылью, рентабельность была 5-7%, увеличили оборот завода. Поэтому за эти два года, пока работали на «стройку века», удалось многое сделать на заводе. По сути, в техническое перевооружение предприятия вложили 300 млн рублей. Обновили оборудование, провели реконструкцию цехов, модернизировали системы теплоэнергетики и водоснабжения. Заводу в прошлом году исполнилось 70 лет, и многое нужно было заменить. Крымский мост дал нам шанс это сделать.

– Вы участвовали в восстановлении городской достопримечательности – баркалона «Меркурий». Это пиар-ход?

– Скорее, это благотворительность. Растиражировали это событие так, что оно стало пиар-ходом. Но ведь этот парусник было действительно жаль. Еще немного, и он бы просто утонул в водохранилище, не говоря о том, что вандалы его и так изрядно потрепали. «Меркурий» мы не восстанавливали, а сделали заново. Весит он всего две тонны. Прежний восстановить было нереально, он весь проржавел. Глава района нас попросил создать новый, и мы откликнулись. Для него новые перфорированные паруса изготовили на воронежском предприятии «ПерфоГрад».

– Это не первый ваш городской объект?

– Никогда не отказываем в помощи городу, если это в наших силах. Мы в качестве подарка Воронежу сделали свадебный мостик в парке Авиастроителей. Принимали участие в возведении стелы на Адмиралтейской площади, изготавливали м/к для памятника Пушкину. Для города мы сделали много мостов: и Чернавский мост, и мост на трассе М4, – но это уже не благотворительные проекты. Вообще, мостов нашему региону нужно много, но всё упирается в недостаточное финансирование.

Светлана Горбачева
(473) 212-02-88
Комментарии на Facebook.com
Добавьте «Абирег» в свои избранные источники
Вопрос недели
Как ваша компания отслеживает здоровье сотрудников?
Сотрудники по желанию самостоятельно проходят диспансеризацию
Ежегодная диспансеризация проводится для всего коллектива за счет компании
Этот процесс не контролируется
Никак, а профосмотры неэффективны и очень поверхностны
Планируем ввести ежегодную обязательную диспансеризацию
 9446 
Защита: Введите код c картинки
Результаты
Комментарии к публикациям
Ну да, сейчас план производства 1500-2000 тыс гидроцилиндров в месяц. Сказочник тот еще.
Сергей, 23.01.2020, 17:44:17
Поздравляю!
Мокий Парменыч, 23.01.2020, 16:58:07
Ну и где реакция?! Жуликов наказали? Или все по прежнему
Коля, 23.01.2020, 15:43:30
чиновники нашли новый нацпроэкт! построить стену и освоить деньги из бюджета н а это. Это ж сколько миллионов можно украсть на этом !!! Думаю ...
Радим, 23.01.2020, 15:30:31
Жду в гости.
СИЗО, 23.01.2020, 13:08:11
"Что у людей в головах?" --- Да в каких головах то ? Хотел было вспомнить Высоцкого - про товарищей ученых и картошку на тамбовщине , а тут вон - "...
сосед, 23.01.2020, 12:40:32
Теперь вся воронежская тусовочка, которая наперегонки бежала лобызать руки дорогому А.В., и не поздоровается с ним.
гость, 23.01.2020, 12:27:47
СВЕЖИЕ НОВОСТИ НА ПОЧТУ

ZHD

Русфонд Воронеж

Orphus

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru

IOS Android
Картотека
Группа Абирег использует систему проверки контрагентов Картотека.ru
Создание сайта - "Алекс"

Агентство Бизнес Информации (ABIREG.RU)
Воронеж т.ф.+7 (473) 212-02-88
Липецк т. (4742) 90-06-85, Курск т. (4712) 36-00-87
Орел т. (4862) 78-12-64, Тамбов т. (4752) 43-54-61
Белгород т. (4722) 50-05-84,  Москва т. (495) 560-48-82
info@abireg.ru