Up

HeadHunter

3D-технологии и создание орбитальной ракеты-носителя – генеральный директор воронежского центра аддитивных технологий

Воронеж. 02.12.2022. ABIREG.RU – Аналитика – На территории Инновационного бизнес-инкубатора им. профессора Ю. М. Борисова 1 декабря прошла V Международная конференция по практическому применению аддитивных технологий (АТ) в различных сферах производства. Организатором мероприятия является АО «Центр технологической компетенции аддитивных технологий» во главе с генеральным директором компании Алексеем Мазаловым. «Абирег» пообщался с господином Мазаловым во время конференции и узнал, чем полезны аддитивные технологии, для чего компания создает космический ракетоноситель и какие страны заинтересованы в сотрудничестве с компанией.

– Алексей Борисович, расскажите для нашего читателя простыми словами, что же такое аддитивные технологии и в чем их основное отличие от технологий традиционных.

– Аддитивные технологии – это технологии производства изделий путем послойного синтеза из различных материалов по различным физико-химическим принципам в соответствии с конфигурацией трехмерной модели. Таким образом, на входе мы имеем построенную трехмерную модель. Она обрабатывается через специальный софт, специальные программы, делится по слоям и затем загружается на рабочую станцию определенного производственного оборудования. После этого послойно производится нанесение материала и создается требуемая конфигурация модели.

– А по прочности эти технологии уступают традиционным? Например, предметам из металла...

– Вы знаете, технологий аддитивного производства достаточно много и материалов, с которыми работает данное направление, тоже много. Полимеры, композиционные материалы (стекло, строительные смеси) и, безусловно, работа с металлом. По каждому из этих направлений есть свои исследования. Где-то это приближается по прочности к традиционным материалам, где-то – объективно уступает по определенным характеристикам. Что касается металла, например, существует технология селективного лазерного спекания (SLM). У нас в центре представлены три таких принтера, они работают с металло-порошковыми композициями. Там на выходе получаются образцы по свойству выше, чем при литье, то есть это уровень проката или ковки, что достаточно серьезно и интересно при машиностроении или в других направлениях.

– Во время конференции я заметила, что представители компаний презентовали созданные ими с помощью аддитивных технологий объекты, которые не очень больших размеров. С помощью этой технологии можно делать крупные объекты, например машины или ракеты?

– Не совсем так. Конечно, преимущественно удобно работать с помощью технологий аддитивного производства с некими небольшими габаритами. Тем не менее есть оборудование, позволяющее изготавливать предметы даже с габаритами в несколько метров, в том числе из металла. Существуют ведь технологии строительной 3D-печати. Думаю, все мы видели новости о том, что где-то в Китае, ОАЭ вывели эту технологию под серийные образцы. Даже у нас в России есть два таких производителя. Соответственно, могут производиться и элементы более 10 м.

– За 3D-технологиями, как сегодня сказал заместитель председателя правительства Воронежской области Артем Верховцев, будущее. Хотелось бы узнать, насколько могут быть готовы к этому наши российские производства. Необходимо ли им какое-то оснащение, дорого ли это стоит и возможно ли это в связи с происходящими событиями?

– Здесь простым образом не ответить на все эти вопросы. Вы сейчас достаточно много аспектов затронули. У нас есть и отечественные производители оборудования, но, к сожалению, как и во многих других отраслях, мы отстаем в этом плане. Есть, конечно, определенные прорывные наработки, но что касается серийного оборудования, на пике технологий находятся европейские производители. Это в первую очередь немецкие, американские и китайские компании. Но с российскими производителями тоже можно работать.

Что касается оснащения на предприятиях и применения на них оборудования, то здесь есть два больших пути. Первый – это заказ в формате контрактного производства. Для таких компаний, как наша, например, это достаточно простой путь. Если мы договариваемся с определенной компанией, то мы выявляем у нее потребность в этом. Сначала они пробуют взаимодействовать с нами. А далее есть второй путь. Если после такого сотрудничества компания понимает, что для нее было бы хорошо иметь и у себя такое оборудование, то мы готовы помочь ей в его приобретении. Мы можем оказать ей консалтинговые услуги.

Второй путь значительно сложнее, он более комплексный. Компания-партнер должна понимать, что просто так закупить определенную систему – российскую или зарубежную, – установить, ввести в эксплуатацию у себя... Всё это лишь небольшой отрезок пути, который предстоит пройти. Далее будет оснащение, закупка определенных материалов и инструментов... И самое главное – это обучение персонала. Поэтому компания, которая понимает, что она идет по пути учреждения у себя центра аддитивного производства, должна осознавать все риски и понимать, что это длительный процесс.

– Как отразились санкции на вашем предприятии?

– Безусловно, санкции затронули и нас, как и любое другое производственное предприятие в нашей стране. Но мы заранее предполагали, что в какой-то момент может произойти такая ситуация. Поэтому в течение прошедших лет мы готовили почву, чтобы заменить все основные ТМЦ (предметы и средства труда – прим. ред.) и расходники либо отечественными, либо теми, которые в более простом доступе, например китайскими аналогами. Что касается материалов, то мы в основном работаем на отечественном сырье. При этом парк оборудования у нас преимущественно зарубежный.

– В своих соцсетях вы не раз рассказывали об аэрокосмическом проекте. Расскажите, что это такое.

– Хороший вопрос. Наверное, отчасти потому, что здесь играет личностный фактор. Мое первое высшее образование – это аэрокосмический факультет МГТУ им. Баумана. Тематика авиации и космоса мне близка. В определенный момент, когда мы поняли, что огромная актуальность имеется в применение 3D-технологий и аддитивного производства на предприятиях космической отрасли, мы начали планомерно развивать эту тематику. А после выделили ее в отдельный кластер в нашей компании.

В какой-то момент мы вышли на научно-технический институт (НТИ) «Аэронет», который занимается подразделением Spacenet. Около трех лет назад НТИ инициировал конкурс на разработку сверхлегкого ракетоносителя для вывода полезной нагрузки на околоземную орбиту. Мы решили попробовать себя, потому что уже имели определенные компетенции и наработки в этой сфере. Нам удалось пройти все отборочные этапы, и вот сейчас мы занимаемся разработкой ракетоносителя. Попутно мы изготовили несколько макетов ракеты, один из которых был представлен на международном авиакосмическом салоне МАКС. Мы представили макет сверхлегкого ракетоносителя.

– А какого размера будет эта ракета?

– Порядка 20 м.

– Расскажите, во всех ли отраслях можно применять аддитивные технологии. Судя по выступлениям докладчиков, данные технологии применяются в основном в самолетостроении, машиностроении, газотурбинных отраслях.

– Вы правильно заметили, что преимущественно аддитивные технологии популярны среди производственных и промышленных предприятий. Но эти технологии также актуальны и для медицины, ювелирного производства, АПК. Но вообще «аддитивка» применяется практически во всех сферах жизнедеятельности человека. И это не громкие слова, они подтверждаются множественными выполненными бизнес-кейсами.

– С какими странами вы сотрудничали раньше и с какими сейчас?

– Мы фокусируемся по большей части на российском рынке, но у нас было несколько проектов и с зарубежными дружественными странами, например, мы выполняли заказ для китайского института по строительной тематике. Сейчас активно развиваем отношения с белорусским предприятием.

– Много ли на отечественном рынке подобных вам предприятий?

– Безусловно, мы не единственные на рынке. В течение последних нескольких лет наблюдается динамичное создание новых центров аддитивных технологий, в том числе и в крупных госкорпорациях, таких как «Ростех» и «Росатом».

Знаете, всё равно каждая из наших компаний занимает определенную нишу, определенную долю рынка. Конечно, где-то возникает конкурентная ситуация, мы можем столкнуться при участии в тендерах, например. Но при этом сказать, что есть конкретный аналог нашей компании, я не могу, потому что мы идем по пути комплексного подхода. Мы стараемся преимущественно работать в сфере организации НИР (научно-исследовательская работа) и НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы) с применением аддитивного производства как одного из инструментов решения задач наших партнеров. Мы давно уже стали не просто площадкой для некой локальной 3D-печати, а больше всё-таки стремимся к инжиниринговым и арендным работам.

– Каких заказов у вас больше всего?

– Мы фокусируемся на работе с юридическими лицами, то есть работаем с промышленными предприятиями, научно-исследовательскими вузами. Заказов от частных клиентов где-то у нас менее 5%. А вот заказы от среднего и малого бизнеса составляют около 20%.

– Какие у вас планы на 2023 год?

– Масштабировать результаты, полученные в 2022 году, продолжить положительную динамику по росту выручки, по росту прибыли, также дооснаститься несколькими производственными системами, организовать небольшую лабораторию внутри нашей компании для проведения металлографического анализа. И конечно, в следующем году также планируем провести международную ежегодную конференцию «3D-концентрат».

, 17:13
Комментарии 0
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое