Up

WorldClass

23 января 2022, 15:44
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

brusketta

HeadHunter

, 21:02

Разрыв производственных цепочек и диверсифицированная экономика – президент воронежской ТПП Юрий Гончаров

Воронеж. 09.12.2021. ABIREG.RU – Топ-100 – Из-за мирового кризиса все секторы промышленности столкнулись с проблемами, которые сдерживают темпы производства. Однако ряд предприятий хоть и сбавили обороты, но продолжают вести инвестиционную деятельность. Президент Торгово-промышленной палаты Воронежской области Юрий Гончаров рассказал о том, как через кризис проходят предприятия региона, с какими проблемами они сталкиваются и какую роль в экономике играет палата.

– Юрий Федорович, ТПП в России существует уже более 20 лет...

– Не совсем так. На самом деле российская Торгово-промышленная палата имеет более чем 100-летнюю историю. Предтечи торгово-промышленных палат в России существовали издавна: это были различные ремесленные цеха, купеческие гильдии, биржевые комитеты. Практическое же внедрение института торгово-промышленных палат в Российской империи началось в начале ХХ века. В 1910 году был подготовлен проект закона «О введении торгово-промышленных палат в России», а в 1917-м Временное правительство Керенского утвердило Положение «О Торгово-промышленных палатах». В нем были определены основные цели, задачи и полномочия торгово-промышленных палат в России.

Затем, в 1932 году, Совет народных комиссаров СССР утвердил Устав Всесоюзной торговой палаты. А в 1988 году съезд Торгово-промышленной палаты Советского Союза принял новый Устав ТПП СССР, который давал право создавать региональные отделения и ТПП на территории союзных республик, в том числе в РСФСР. Так, 8 июня 1988 года в Воронеже было создано Центрально-Черноземное отделение Торгово-промышленной палаты СССР (ЦЧРО ТПП СССР), позднее трансформировавшееся в ТПП Воронежской области. А в 1991 году Торгово-промышленная палата СССР была официально переименована в ТПП РФ.

Так что, как видите, история торгово-промышленных палат в нашей стране насчитывает более века. 1988 год считается годом основания ТПП Воронежской области, 19 октября 2018 года мы отпраздновали ее 30-летие. А ТПП РФ, сами понимаете, еще старше.

– Какое значение палата имеет сегодня для проходящих в нашем регионе бизнес-процессов?

– Отвечая на ваш вопрос, я хотел бы, пользуясь случаем, рассказать более подробно о самой ТПП, поскольку, как показывает практика, далеко не все имеют о нашей организации четкое представление.

Начну с того, что, несмотря на название, мы ничем не торгуем. И не промышляем. (Улыбается.) ТПП Воронежской области – это добровольное негосударственное некоммерческое объединение предпринимателей нашего региона в форме союза. Проще говоря, предприниматели совершенно свободно, по доброй воле объединились друг с другом, чтобы сообща, совместными усилиями защищать свои интересы, решать свои проблемы. Это и есть ТПП.

Из этого напрямую следуют функции, которые выполняет палата. Это, прежде всего, защита интересов предпринимателей, продвижение бизнеса, формирование в регионе комфортной деловой среды, развитие региональной экономики. За счет чего это происходит? У палаты есть для этого множество инструментов.

Прежде всего, ТПП является площадкой для диалога бизнеса и власти. Мы плотно работаем с областным правительством, исполнительными органами государственной власти, региональными филиалами федеральных структур. Члены палаты в ходе решения наиболее актуальных для бизнеса вопросов могут пригласить на заседания своих комитетов любого чиновника городской администрации, облправительства, налоговой службы, Росреестра, Ростехнадзора, Росимущества и т.д. И я не припомню случая, чтобы на предложение посетить заседание ТПП со стороны ответственных работников последовал отказ.

Далее. Палата обладает правом законодательной инициативы. За счет этого члены палаты могут лоббировать свои интересы на законодательном уровне. Все законодательные инициативы нашей облдумы в обязательном порядке проходят через палату в рамках оценки регулирующего воздействия. Мы практически по всем законопроектам участвуем в их разработке на этапе нулевого чтения.

Отстаивание интересов воронежских предпринимателей происходит и через плотное взаимодействие ТПП с уполномоченным по защите прав предпринимателей Воронежской области. Как вы знаете, долгое время эту должность занимал я сам. Сегодня на этом посту работает Павел Вячеславович Ковалев, и мы теснейшим образом сотрудничаем. Павел Вячеславович регулярно участвует в мероприятиях палаты, держит руку на пульсе.

Большой блок работы палаты – это услуги, которые ТПП Воронежской области оказывает местному бизнесу. Сегодня наша палата – это целый холдинг, в котором предприниматели имеют возможность получить более двух десятков различных услуг.

Отдельно хочу сказать о такой форме продвижения местного бизнеса на российском и даже зарубежном рынке, как деловые миссии, в ходе которых предприниматели из других регионов приезжают в Воронежскую область и здесь налаживают деловые связи с местными бизнесменами. Либо мы вывозим воронежцев в другие регионы (по согласованию с торгово-промышленными палатами этих регионов), и там, на месте, наши предприниматели находят себе деловых партнеров.

Конечно, сегодня пандемия наложила отпечаток на эту деятельность: деловые миссии перешли в режим онлайн. Но, тем не менее, работу в этом направлении мы не прекращаем, в том числе и на международном уровне. Недавно ТПП Воронежской области посетил с визитом Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Узбекистан в Российской Федерации Ботиржон Асадов. Мы организовали встречу воронежских предпринимателей с гостем, наши бизнесмены смогли, как говорится, из первых рук получить информацию о возможностях сотрудничества нашего региона с Республикой Узбекистан.

Завершая рассказ о сегодняшней деятельности палаты, направленной на продвижение воронежского бизнеса, упомяну также конгрессно-выставочную деятельность. ТПП Воронежской области является единственным учредителем Выставочного центра «Вета» – крупнейшего в Черноземье. В доковидные времена мы ежегодно проводили более 30 выставочно-ярмарочных мероприятий по различным тематикам. Некоторые из них стали традиционными и переросли в крупнейшие в Черноземье. Среди них – Воронежский промышленный форум, форумы-выставки «Логистика Черноземья» и «Строительство. ЖКХ», специализированная выставка «Здравоохранение» и другие. Сейчас большинство наших мероприятий также перешло в онлайн. Я мог бы еще многое рассказывать о работе ТПП, но, пожалуй, остановлюсь. Как видите, деятельность палаты сегодня разнообразна и, замечу, очень активна.

– Раз уж мы заговорили о комитетах палаты, скажите, почему в ТПП есть комитеты по основным отраслям, но нет комитета, связанного с предприятиями из сферы IT, высокотехнологичными компаниями?

– Действительно, основной формой работы бизнесменов в рамках палаты являются комитеты. Их сейчас в структуре палаты 18. Создаются они по инициативе самих предпринимателей по отраслевому принципу. То есть, скажем, собрались представители строительных компаний и решили организовать комитет по строительству. Собрались машиностроители – и учредили комитет по промышленности. И так далее. Чтобы организовать комитет, по Уставу ТПП, необходимо, чтобы его учредили три члена палаты в рамках организационного заседания. На нем члены комитета определяют название для своего комитета, выбирают председателя – и все, комитет может приступать к работе: приглашать на свои заседания членов облправительства, посылать запросы от лица комитета в различные инстанции, производить оценку законопроектов и т.д.

Важно понимать: комитеты создаются самими предпринимателями. Нет такого, что президент палаты сидит и думает: «Надо бы какой-нибудь новый комитет создать!» Вовсе нет. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, могу сказать: комитета по IT нет в структуре палаты потому, что представители сферы IT не посчитали нужным его создавать.

Но замечу, что ТПП Воронежской области является одним из учредителей регионального IT-кластера – центра компетенций по обеспечению информационной безопасности и переходу на отечественное программное обеспечение предприятий Центрального федерального округа. Прошлым летом у губернатора Александра Гусева состоялась встреча с участием руководителя департамента цифрового развития области Дениса Волкова, директора Ассоциации субъектов критической информационной инфраструктуры «КиберАльянс» Валерия Сафонова, директора АНО «Кластер информационных технологий Воронежской области» Владимира Бабкина и меня как руководителя ТПП Воронежской области. В ходе встречи шла речь о создании такого кластера, глава региона нашу инициативу поддержал. Сегодня кластер работает, в него входят несколько IT-компаний, цель его деятельности – дальнейшее продвижение воронежских высокотехнологичных компаний на рынке, предложение предприятиям программных продуктов, борьба за заказы. Так что в сфере IT-технологий наша палата тоже активно работает. Для этого необязательно комитет создавать.

– Кстати, насколько я могу судить, комитет по промышленности, который вы упомянули, вновь приступил к активной деятельности после долгого перерыва...

– У комитета по промышленности очень непростая судьба, которая является зеркальным отражением процессов, происходивших в индустриальном комплексе региона. Останавливались производства, уходили люди, а следом снижалась и общественная активность промышленников. Достаточно сказать, что состав комитета за последнее время менялся трижды. Но хочу отметить, что новый состав комитета, который не так давно возглавил президент компании «Рудгормаш» Анатолий Николаевич Чекменев, в настоящее время значительно активизировал свою работу, наполнил ее новыми идеями, приступил к решению задач не только внутри области, но и за пределами региона.

– А недавно созданный комитет по развитию спорта и организации работы с молодежью – для чего он палате?

– С учетом всего сказанного ранее, я думаю, правильнее было бы спросить: для чего комитету по спорту палата? Ответ очевиден: воронежские предприниматели, работающие в спортивной индустрии (а это в основном руководители спортивных ассоциаций, федераций), решили объединиться в рамках палаты, чтобы совместными усилиями решать имеющиеся в их отрасли вопросы. А они есть. Есть вопросы более общие, масштабные – например, поддержка и развитие спортивного образования, патриотическое воспитание молодежи, физическая подготовка ребят к службе в армии. Есть и частные – например, руководители спортивных секций испытывают порой трудности с поиском подходящих помещений для размещения спортивных секций и кружков. Думаю, взаимодействие комитета с городской администрацией на площадке ТПП Воронежской области поможет им в решении и этого вопроса.

– Хорошо. Давайте от ТПП Воронежской области перейдем к региональной экономике. Как, на ваш взгляд, воронежская экономика проходит через кризис? Кто больше пострадал – малый или крупный бизнес?

– Не будет преувеличением сказать, что пострадали все отрасли. Просто кто-то – в большей степени, кто-то – в меньшей. Понятно, что предпринятые властями из-за коронавируса ограничительные меры в первую очередь сказались самым серьезным образом на работе субъектов МСП, на компаниях сферы b2c – на тех, кто работает непосредственно с потребителями. Труднее всего пришлось сфере услуг, туризма, культуры, общепиту, торговым точкам с непродуктовыми товарами и некоторым другим отраслям. Многие компании, работавшие в наиболее пострадавших от пандемии сферах, потеряли до 80% своего оборота.

В то же время не могу не отметить, что крупнейшие российские экономические центры – Москва, Московская область, Санкт-Петербург – в дни локдауна встали практически полностью. Наша же региональная экономика в значительной степени диверсифицирована: помимо промышленности у нас имеется хорошо развитый аграрный сектор, сельскохозяйственный бизнес. Это, на мой взгляд, стало для нас выигрышным фактором: мы не остановились полностью. Второй положительный момент связан с тем, что у нас в экономике много системообразующих предприятий: атомная станция, ЮВЖД, «Рудгормаш», другие крупные производственные предприятия. Они, как мы знаем, не приостанавливали свою работу. Тут сыграл позитивную роль и тот фактор, что у крупных промышленников – «длинные» контракты.

Хотя, конечно, кризис затронул и производственные отрасли. Прежде всего, это коснулось рынков сбыта: как вы помните, закрылись границы – не только между странами, но и между некоторыми регионами внутри страны. Ситуация на международном уровне не стабилизировалась до сих пор: во многом это вопрос, конечно, политический, связанный с признанием вакцин. Второй момент, усложнивший жизнь крупным промышленникам – разрыв производственных цепочек. Некоторые предприятия, не пережив кризис, ушли с рынка. Это привело к разрыву поставок, выпадению звеньев в технологических процессах. Сейчас все эти наработанные связи приходится восстанавливать.

– Президент ТПП РФ Сергей Катырин в своих интервью говорил, что был не согласен с теми вариантами поддержки, которые оказывало государство бизнесу в период пандемии. А что думаете лично вы?

– Я не видел каких-то его интервью, в которых он категорически не соглашался бы с мерами господдержки. Другое дело, что он отмечал, что есть более эффективные и менее эффективные способы поддержки предпринимателей. Одной из эффективных мер поддержки он называл работу Фонда развития промышленности, с которым ТПП РФ плотно взаимодействует. Я тоже хотел бы поподробнее остановиться на этом. В сложный период пандемии ФРП продолжает выделять средства на развитие воронежских предприятий. Как известно, «Ангстрем», получив поддержку ФРП в 500 млн рублей, запустил новое производство. КБХА благодаря финансированию по программе ФРП «Конверсия» получил 700 млн рублей и сегодня приступает к реализации крупного проекта по переходу на выпуск гражданской продукции. Завод элеваторного оборудования ROMAX получил 300 млн для увеличения производства силосов для хранения зерна. Россошанский «Дельта-пак» также получил 300 млн на мероприятия по повышению производительности труда.

Все эти меры поддержки в конечном итоге будут способствовать развитию воронежской промышленности, сейчас это очень важно. Поэтому мы смело можем говорить об эффективности мер господдержки. И то, что государство передало так называемые институты развития, которые занимаются финансированием, в ВЭБ – это важный шаг к повышению эффективности в расходовании выделяемых средств. ВЭБ – это все-таки банковская система, они будут более пристально следить за этими вещами.

– С какими проблемами сегодня приходится сталкиваться крупным промышленным предприятиям? Известны ли вам в связи с этим какие-то критичные ситуации?

– Как я уже сказал, первое – это, конечно, рынки сбыта. Сегодня идет борьба за себестоимость продукции, идет работа с ценами. Потому что в любой кризис все начинают считать деньги. А у нас этот момент имеет особое значение, поскольку стоимость киловатт-часа для промышленных предприятий в Воронежской области достаточно высокая по сравнению с соседними регионами. Если проанализировать, то и бензин у нас стоит немного дороже, чем в соседних областях, есть и другие вопросы по топливу. Таким образом, по моему мнению, энергоресурсы у нас дорогие. И правительству области надо вести работу в этом направлении – по соответствующему снижению цен. Уменьшение стоимости киловатт-часа должно стать одним из трендов. И это, замечу, вопрос не только тарифообразования, но и оптимизации расходов отрасли. Мы – энергодобывающий регион, у нас есть атомная станция. Нам надо активнее вести работу по программам «Росатома», по различным программам повышения энергоэффективности и т.д.

Второе – это административные барьеры. Они есть, это нужно признать. Прохождение документации, разного рода платежи, в том числе неналоговые. И эти платежи в итоге также составляют значительную часть в себестоимости продукции.

Разрыв экономических контактов я также назвал бы проблемой. Кто-то ушел с рынка в период пандемии, международный рынок сбыта остановился. А у нас много предприятий, работающих на всю Россию и на зарубежье. Поэтому здесь тоже проблем хватает.

Что же касается критических ситуаций, – чтобы кто-то совсем остановился или что-то в этом роде, – мне о таком неизвестно. Во всяком случае, таких обращений к нам в палату не поступало.

– Скажите, на ваш взгляд, можно ли назвать воронежский бизнес конфликтным?

– Это зависит от того, что иметь в виду под «конфликтностью». Если бизнесмен отстаивает свои интересы всеми законными способами, он – конфликтный? А ведь любой бизнес отстаивает свои интересы. Ну да, кто-то с кем-то, наверное, конфликтует, но так, чтобы это было какой-то доминантой, характеризующей воронежский бизнес, я бы не сказал. Я таких примеров и не вспомню. Процессы столкновения интересов идут постоянно, потому что проблемы у бизнеса есть, их достаточно. Дела идут в судах. Но какой-то аналитики по этому вопросу у меня на руках нет, палата не занимается такими вопросами.

– В Воронеже часто критикуют ОЭЗ: зона до сих пор полностью не заполнена, мало инвесторов. Почему? Рядом есть липецкая экономзона. Она представляется более успешным примером...

– Тут нужно иметь в виду, что наша экономзона была создана одной из последних. Если сравнивать ее с липецкой, то та существует уже достаточно долго. Липецкая ОЭЗ заполнилась инвесторами еще в докризисные времена. И конечно, она заняла ряд ниш, которые и мы могли бы занять, если бы наша зона появилась чуть раньше. Понятно, что нужно активно продолжать работу по заполнению экономзоны инвесторами. Мы в палате ведем в этом направлении работу через наш комитет по инвестициям.

– Интересно: несмотря на кризис, часто появляются новости, что компании вкладывают огромные средства в строительство новых линий, корпусов, заводов. Может, все не так уж и плохо?

– Да, я тоже хотел бы отметить: как бы ни было сложно бизнесу пережить пандемию коронавируса, сегодня мы уже можем говорить о положительных тенденциях. К нам снова приходят инвесторы. В конце августа предприятие по производству теплоизоляционных материалов заявило о новом инвестиционном проекте объемом 5 млрд рублей в ОЭЗ «Центр». В Бобровском районе планируют построить сыродельный завод, общий объем инвестиций – 2 млрд рублей. Так что соглашусь с вами: все не так плохо.

– Как вы думаете, сколько еще нужно времени, чтобы предприятия восстановились?

– Об этом рано говорить: пандемия еще не закончилась, поэтому посмотрим. Проблемы пока имеются, сложно что-то прогнозировать. Но рост промышленного производства есть, и это радует. Судя по налогам, которые платят предприятия, – на прибыль, НДФЛ, – в Воронежской области неплохо все складывается. Конечно, в определенных секторах есть проблемы: тот же общепит, как я уже говорил, сильно просел, другие отрасли. Но неплохо выглядит аграрная отрасль, туда государством направлены серьезные меры поддержки. Многое сделано в плане импортозамещения. Много новых производств появилось, идет обновление давно существующих производств.

– Какие предприятия, на ваш взгляд, сегодня особенно выделяются?

– Таких предприятий много. Это и аграрная сфера – «Агроэко», «Молвест», «Эконива». Тот же ROMAX, ранее упомянутый. Из промышленных – «Гидрогаз», «Ангстрем». Пищевая переработка – «Хэлла», «Тортьяна», кондитерский комбинат «Сажинский». Масса компаний, которые сегодня активно работают. Да что там говорить: просто пройдитесь по Центральному рынку, и вы сами убедитесь, какие отличные продукты делают местные производители!

– Основной задачей правительства области является улучшение условий жизни населения региона. ТПП Воронежской области как-то участвует в этой работе?

– Безусловно. Конечно, наша палата не обладает такими возможностями, как облправительство, но мы владеем рядом компетенций, которые, разумеется, активно используем по просьбе руководства региона.

Например, в настоящее время достаточно острым является вопрос качества продуктов питания, которые поставляются в детские учреждения. Руководители муниципалитетов оказались в сложном положении: с одной стороны, порядок ценообразования закупок продуктов жестко регламентирован 44-м ФЗ, но в то же время муниципалитеты не наделены инструментом, позволяющим проводить соответствующую проверку качества и соответствия заключенным контрактам, что дает возможность недобросовестным поставщикам поставлять некачественный товар.

В ТПП такой инструмент есть – это и группа квалифицированных экспертов, и испытательная лаборатория, а в прошлом году при палате был создан и аккредитован орган инспекции. Начиная с прошлого года, мы приступили к проведению соответствующих экспертиз по заказам муниципалитетов области. Мы намерены активно продолжать эту работу и в дальнейшем.

Комментарии 2
СМИ2
TOP100

Дегас Spa

Самое читаемое