Up

Благотворительный фонд Чижова

26 сентября 2021, 04:34
Экономические деловые новости регионов Черноземья
16+

Отель Марриотт

HeadHunter

Главная / Аналитика / «Игорю Артамонову нужно было убрать меня любой ценой, чтобы совершать свои безобразия», – бывший мэр Липецка Сергей Иванов

01.09.2021, 17:07

«Игорю Артамонову нужно было убрать меня любой ценой, чтобы совершать свои безобразия», – бывший мэр Липецка Сергей Иванов

Воронеж. 01.09.2021. ABIREG.RU – Аналитика – 31 августа Липецкий областной суд оставил без изменений приговор бывшему мэру облцентра Сергею Иванову, которого признали виновным в превышении полномочий. В интервью «Абирегу» господин Иванов решил рассказать о подоплеке уголовного дела, спорных моментах обвинения, а также поделиться мнением о сложившейся обстановке в регионе. В беседе он попросил не расценивать критику руководства области как обиду или ответное слово на его преследование.

Напомним, Сергея Иванова признали виновным по ч. 2 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий главой органа самоуправления»). Он возглавлял администрацию Липецка с декабря 2015-го по март 2019-го. Как установил суд, господин Иванов, будучи главой Тербунского района в 2019-м, якобы дал гендиректору ООО «Сельхозинвест» устное разрешение на добычу песка для строительства предприятия по хранению яблок. Затем префект никак не пресекал «незаконные» действия компании, в результате чего она добыла и вывезла 9 тыс. кубометров песка. Имущественный ущерб оценили в 3,14 млн рублей. В результате суд назначил господину Иванову наказание в виде трех лет лишения свободы условно с испытательным сроком в два года.

– На протяжении расследования и судебного процесса вы говорили, что уголовное дело имеет политический подтекст. После решений уже двух инстанций что можете сказать по этому поводу?

– Я не согласен с решениями судов. Не согласен даже из-за того, что апелляционный суд не задавал вопросов. О чем это свидетельствует? К сожалению, допускаю, что у нас в области судебная система может быть не самостоятельная, а зависимая. Мы живем в небольшом регионе. Мы осознаем, что и судья первой инстанции понимала, что никакой фактуры, связанной со статьей о превышении полномочий, в деле нет. Не исключаю, что она ездила в областной суд и советовалась, но это, впрочем, можно пережить.

В очередной раз хочу отметить, что, во-первых, в отношении сельхозпредприятия (речь идет об ООО «Сельхозинвест» – прим. ред.) было возбуждено уголовное дело за хищение. Но дело было прекращено в связи с тем, что отсутствовал состав преступления.

Далее... Как говорить о том, что, возможно, в устной форме дал распоряжение? У нас даже в условиях махровой монархии и самодержавия цари на бересте ли, холсте ли, бумаге ли указания всегда делали в письменном виде.

Что касается вменяемого ущерба. На территории района есть единственный карьер, отнесенный к участкам недр местного значения, и он находится далеко от того, о котором идет речь в уголовном деле. Так, на этом официально действующем карьере цена закупки песка составляет 120 рублей. Именно песка. А то место, где брало песок сельхозпредприятие, даже не отнесено к кустарным карьерам. Т. е. Липецкая область в лице управления экологии, которое уполномочено отвечать за эти территории, даже этот участок к кустарным объектам не стала относить.

Когда произошло якобы хищение, то предприятию не выставляли счет за ущерб. Хотя руководитель писал обращения, что, мол, никто не давал разрешение, я сам виноват: «Если виноват, я готов понести наказание – выставите счет». Счет не выставляли почти год. Затем выставили счет. Сумму указали из расчета 370 рублей за кубометр. Это в три раза больше цены даже на официальном карьере. Соответственно, ущерб составляет чуть больше 3 млн рублей. Цена, наверное, сопоставима с ценой кварцевого песка. Но это было сделано только для того, чтобы сумма ущерба была больше. Это нужно было, чтобы притянуть за уши крупный размер. По-хорошему, нужно было делать оценку, но никто ее не делал.

Даже этот ущерб предприятие гасит. В своих показаниях директор говорит, что он виноват и вводил в заблуждение всех. Проходит суд первой инстанции, появляется решение. Потерпевшей стороной является управление экологии – структура администрации Липецкой области. И соответственно, на решение они должны дать свой отзыв. Так вот, управление подготовило проект отзыва. В нем написано, что, мол, так как нам не было нужды и никакой ценности это место не представляло, мы его не относили к участкам недр местного значения. Соответственно, чтобы брать песок (там даже не песок, а пескосмесь была), никакой лицензии или разрешения не нужно. Они также пишут, что закон позволяет сельхозпредприятию со своего участка для собственных нужд с глубины до 5 м брать эту пескосмесь. Этот отзыв просто не отдают в суд. Почему? Потому что руководству Липецкой области выгодно это уголовное дело.

– Это вам лично говорили?

– Он (речь идет о губернаторе Игоре Артамонове – прим. ред.) это заявлял и прилюдно, и мне лично. Это началось еще с того момента, когда я был мэром Липецка. Ему нужно было убрать меня любой ценой только для того, чтобы совершать свои безобразия.

– У вас возникли разногласия в работе или это делалось из принципа?

– Разногласия возникли каким образом... Я ему говорил: «Игорь Георгиевич, я не собираюсь уходить сейчас. Выборы губернатора пройдут. Я самостоятельно уйду». Он в ответ, мол, нет, сейчас уходи, мы тогда уголовное дело, мы тогда будем преследовать тебя и так далее. Это даже неприятно было слушать. Существует же кодекс этики государственного служащего, который у нас, в Липецкой области, никому не нужен. Тем не менее это было сказано именно таким образом. Не просто так было переподчинение управления экологии, которое ранее курировал зам по сельскому хозяйству, вице-губернатору по внутренней политике.

Самое интересное то, что этот [проект] – строительство овощехранилища – был в предвыборной программе губернатора. Смешно! Более того, когда велись оперативные и следственные действия, руководитель предприятия был у губернатора и там обсуждались инвестиции. Когда на участке начались какие-то действия, приезжали экологи, которые зафиксировали всё, но предпринимать ничего не стали. Всё это и говорит, что это просто политическое дело.

– Это должен был быть крупный проект?

В нашей стране есть вопросы, по которым у населения есть определенные негодования и недовольства. Президент принимает нацпроекты, программы продовольственной безопасности страны, по поддержке сельхозпроизводителей, бизнеса и так далее. Этот проект входил в федеральную программу поддержи, он на всех уровнях поддерживался, потому что это импортозамещение. Мы понимаем: президент определил стратегию, нужно развивать сельское хозяйство, бизнес, а тут получается эта ситуация. Когда проходили следственные действия, у предприятия изъяли документацию, проект «вылетел» из программы поддержки. И это в удаленном сельском районе. Он должен был создать 50 рабочих мест. Он должен был инвестировать порядка 300 млн или 500 млн рублей. И вместо поддержки ситуация развернулась таким образом, что задачи президента оказались на 10-м плане, а на первый план поставили борьбу с неугодным главой. Есть установка президента, и так ее извращать! Сегодня бизнес недоволен, потому что мы ему не помогаем, а создаем ему проблемы и на этих проблемах преследуем личные меркантильные интересы.

– У вас надежда на Первый кассационный суд, который находится в Саратове, так как это другой регион?

– Я же уже сегодня суду представлял состоявшиеся решения всех судов, которые подтверждают, что сельхозпредприятия могут брать песок со своих участков, что есть закон о недрах... Кончено, я свое честное имя буду защищать. У меня есть благодарность президента за социально-экономическое развитие. Если в кассации не получится, я пойду в Верховный. Если и там нет, пойду в Европейский.

Кому от этого хорошо? Бизнесу? Артамонову? Даже уход с должности – это переговорный процесс. Если руководителю высокого уровня хочется сменить команду – это переговорный процесс, но это никак не уголовные преследования.

– Как сейчас оцениваете ситуацию в регионе, его развитие?

– Здесь самое главное, чтобы мой ответ не был расценен как ответ обиженного человека. Это ни в коем случае не обратная реакция на то, что делается в мой адрес. Я хочу высказать только свою точку зрения. В области, безусловно, многое делается, но многое делается за счет федерального бюджета. Эффективность использования федеральных средств довольно низкая. И я точно хочу сказать, очень много в области нездорового популизма. Позитивная повестка носит декларативный характер, а зачастую за конкретными делами скрывается очень большая плата не только финансовая, но и человеческая. Я считаю, что так работать нельзя.

– С чем вы категорически не согласны в подходе нынешнего руководства области?

– Я сегодня кардинальным образом не согласен с вот таким подходом. Губернатор высказывал такую позицию, что между властными и коммерческими структурами нет никаких различий. Категорически не согласен. Властная и коммерческая структуры точно не одинаковые, они, наоборот, на 180 градусов противоположные. Коммерческая структура – это зарабатывание денег. Властная структура – это эффективное использование бюджетных средств на благо народа. Но точно не зарабатывание средств.

– В Липецкой области какое-то время была довольно интересная политическая борьба. В связи с изменениями в структуре и горсовета, и облсовета остается ли в регионе хоть какая-то политическая конкуренция?

– Неумение слышать и слушать – это точно про руководство Липецкой области. Сегодня каждый человек волен иметь свою точку зрения, но с каждым, в том числе и с каждой политической силой, можно договориться. А ломать и просто пытаться уничтожать – такой подход к хорошему не приведет. Что мы и наблюдаем сегодня в области. Сколько негатива! Сколько уголовных дел, сколько криминала с приходом действующей власти! Ну а что остается загнанному в угол зверю? Он становится очень опасным. Не нужно его загонять.

– Ранее в интервью вы говорили, что не собираетесь уезжать из Липецкой области и хотели бы работать на благо региона. Как вы думаете сейчас и собираетесь ли продолжать политическую карьеру?

– Политическую карьеру я не сбрасываю со счетов. Даже по существующему приговору мне два года нельзя занимать какие-то должности. Дальше мы посмотрим. Вариант, если восторжествует правда (я на это очень рассчитываю), это произойдет в близкой перспективе (речь о возвращении к политической карьере – прим. ред.). Я говорил и говорю, что буду участвовать в политической жизни области.

За пределами области какие-то варианты по работе уже есть. Переезд в другой регион – это для меня один из возможных вариантов сегодня.

Справка

Сергей Иванов родился 17 июня 1974 года в Тербунском районе Липецкой области. Окончил Воронежский государственный аграрный университет. Трудовую деятельность начал в 1995 году заместителем начальника лаборатории ОАО «Тербунский элеватор». В 1999 году стал заместителем директора этого предприятия. В 2002-2005 годах работал директором филиала ЗАО МПБК «Очаково».

В органы государственной власти Сергей Иванов пришел в 2005 году и два года занимал должность замглавы администрации Тербунского района. В 2007-м его избрали главой администрации района, которой он руководил два срока. В апреле 2015-го он перешел в областную администрацию, где занял пост замглавы по вопросам здравоохранения, социальной защиты, труда и занятости населения, демографической политики. 29 декабря 2015 года на сессии Липецкого городского совета депутатов был избран главой города Липецка. Весной 2019-го покинул пост и возглавил Тербунский район Липецкой области. В апреле 2020-го его отстранили от должности.

Инна Гресева
Комментарии 1
СМИ2
TOP100

ПрессИндекс

Самое читаемое

Промышленный форум